ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ни малейшей, — всё тем же тоном ответил Лайтхувс.

Кобыла-что-надо бросила на меня взгляд.

— Это очень важно, внучек. Очень важно. Это точно невозможно, чтобы вирус заразил пегаса?

Дребезжащий голос Лайтхувса раздражённо проговорил:

— С чего такая обеспокоенность, бабушка? Мы стреножим Анклаву копыта. Либо они нападут и будут уничтожены, либо не нападут и Тандерхед добьётся своей независимости. Заразность вируса остаётся под вопросом.

— Потому что если он угрожает пегасам, то наша легитимность летит к чертям! — вскричала Кобыла-что-надо. — Остальной Анклав никогда не пойдёт на необходимые изменения, если будут считать нас государством-изгоем!

— Остальной Анклав может лягнуть себя под зад, — ответил Лайтхувс тихим, зловещим голосом. Кобыла-что-надо уставилась на экран, казалось, светящиеся окуляры её шлема увеличиваются в шоке.

— Они поджимают хвосты и ползут к тому пони, у кого есть сила. Они боятся и пресмыкаются из-за Хищников с Циклонами. Они положились на военных. И когда их талисманы выдохнутся и они начнут подыхать от голода, они с радостью придут к нам.

Кобыла-что-надо тяжело осела на пол.

— Я думала, когда ты последний раз сражался с Нейварро, они почти уничтожили тебя с четырьмя Хищниками? — выкрикнула я.

— О? Привет, Охранница. Благодарю за устроенную тобой заварушку. Если бы ты не убила советника и Стратуса, мы бы ни за что не смогли подтянуть свои резервы обратно в башню. Ещё несколько часов и всё будет готово.

— Я их не убивала. Но вот о тебе, мне кажется, этого не скажешь, — прорычала я. — И ты не ответил на мой вопрос: с чего ты так уверен, что сможешь уничтожить Анклав, когда у них более чем в двое больше сил, чем они выслали в прошлый раз.

— А бабуля тебе не сказала? Это довольно просто. Видишь ли, Ядро — это бастион, разработанный для защиты от воздушных атак драконов и ракет. Да, сама башня имеет ограниченное вооружение… но она подключена к Ядру.

Я представила зелёный энергетический луч, насквозь пробивший Хайтауэр.

— Вот дерьмо… — выдохнула я. — И у тебя есть к нему доступ?

— О, да. Мы давненько им не пользовались, опасались, как бы не убить самих себя. На этот раз, боюсь, я просто не могу от этого отмахиваться. — Лайтхувс усмехнулся. — Анклав только что потерял в Мэрипони своего Генерала Армии. Остальное руководство в хаосе. Когда четверть флота будет сожжена в небе за нападение на Тандерхед, они никогда больше не решатся угрожать нам снова, — пояснил Лайтхувс с полной уверенностью.

— Несколько случаев разумного применения вируса и оставшиеся военные будут заняты подавлением вспышек эпидемии. Ещё несколько ракет должны будут позаботиться о Красном Глазе и о других угрозах с поверхности. Тандерхед будет в безопасности и сможет возвестить новую эру, и спасти Эквестрию, прямо как ты и хотела, бабушка.

— Не таким способом, дурак. Не таким способом, — прорычала Кобыла-что-надо. — Ты совершаешь ту же ошибку, что и она.

— С тобой во главе? — угрожающе спросила я.

— Конечно же нет. Я буду публично осуждён и казнён за преступления против всех пони. Я ожидаю, что моя ужасная слава продлится в течении многих веков, но я также жду, что эти века Тандерхед будет стоять, — ответил Лайтхувс.

— Я остановлю тебя, — поклялась я. — Ты же собираешься убить тысячи.

— Вообще-то десятки тысяч. Необходимые жертвы, — отмахнулся он. — Мне казалось, ты больше заинтересована в спасении Монин Глори. Вероятно, тебе стоит включить телевизор.

Лайтхувс вздохнул.

— Прощай, бабушка. Прости, что обманул тебя. Твой план был хорош, но ты пыталась сохранить Анклав, не стоящий спасения.

С этими словами связь прервалась.

— Дурак. Проклятый дурак! — простонала Кобыла-что-надо. К ней подошла Манкиренч и положила ей копыто на плечо. — Спасать жизни, это не значит прекращать их. Я думала, что научила тебя лучше.

У меня не было на это времени.

— Что он имел в виду, когда говорил о Глори?

Кобыла-что-надо ткнула копытом несколько кнопок и центральный экран засветился. Экран был разделён пополам. На одной его половине была миленькая кобыла, а в другой части шла прямая трансляция из Тандерхед. Она показывала круглый центральный городской парк, сцену и большую статую Рейнбоу Дэш. Перед разъярённой толпой в несколько сотен пони стояли двадцать пять пегасов в силовой броне. Ещё двадцать пять окружали небольшую группу. По низу шла бегущая строка со всевозможными безумными заявлениями типа «Нейварро объявляет военное положение в Тандерхед», «Обвинения в биотерроризме от властей Нейварро» и «Слухи о новых появлениях Рейнбоу Дэш. Тандерхед проводит незаконные эксперименты по клонированию?»

— Да. Да. Мы получили сведения, что советник Старгейзер и начальник службы безопасности были убиты террористами из Тандерхед. Некоторые из них были задержаны и, насколько нам известно, их собираются передать на Хищники для транспортировки обратно в Нейварро, — сказала кобыла, придерживая наушник. Персикового цвета репортёр, стоявшая перед сценой помолчала, прислушиваясь, затем кивнула. — Мы ждём, что с минуты на минуту они сделают официальное заявление. Судя по некоторым докладам, несколько террористов с поверхности, работавших с этими ультранационалистами, всё ещё на свободе.

Она исчезла, сменившись красивым, но скучным на вид жеребцом.

— Спасибо, Сан Сприклс. Держите нас в курсе.

Затем он повернулся к другой камере, заученно улыбаясь.

— Слухи о вероломстве Тандерхед существовали с момента подписания договора о разоружении сто лет назад, но никогда прежде, мы ещё не получали столь очевидных знаков, что наш Анклав, наше безопасное место, наша святыня, находится под угрозой нападения. Это служба новостей Нейварро, мы держим вас в курсе новостей, честно и гармонично. Мы скоро вернёмся.

В эфир пошла реклама про шампунь для перьев и я отвернулась.

— Где этот парк? — она не ответила. Я могла понять её чувства, узнать, что твой собственный план сделал смертельный поворот — не лучшее ощущение. Я протянула копыто и встряхнула кобылу. — Эй! Эта часть парка! Где она?

Она подняла голову.

— Хмм… это мемориальный парк Рейнбоу Дэш.

— Думаешь, они повели Глори туда? — спросил П-21.

— Я думаю, это вероятнее всего. Анклав ненавидит предателей, верно? Трудно найти место лучше, чтобы повязать сразу нескольких из них.

— Но что на счёт Лайтхувса? — спросила Рампейдж. — В смысле, я знаю, ты любишь Глори, но разве жизни тысяч не намного важнее?

Этот вопрос обрушился на меня, как тонна кирпичей. Лайтхувс сказал, что ему нужно всего несколько часов, для меня это означало, что он сделает что-то важное и будет готов. Может заправит ракеты? Если я потрачу время на освобождение Глори, его планы могут увенчаться успехом. Но если я поступлю иначе…

— Не глупи. С внучком я разберусь сама, — мрачно сказала Кобыла-что-надо. — Я выведу тебя в парк, а затем отправлюсь в Башню.

— Ты сможешь проникнуть внутрь? — удивлённо спросила я.

Она сняла шляпу, затем отстегнула что-то под своим чёрно-фиолетовым шлемом. Окуляры потемнели и броня зашипела. Уплотнители отошли, выпустив наружу волну едкой вони и шлем отделился. Я вытаращилась на серо-голубую с проплешинами шкуру и поредевшую радужную гриву. Взгляд мутных розовых глаз встретился с моим. Правая сторона её лица была прорезана тремя бороздами. Они шли от лба, проходили мимо глаза, по щеке и оканчивались на горле.

— Хех, — усмехнулась Рейнбоу Дэш. — В конце концов, это же моё министерство.

* * *

У каждого из нас был миллион вопросов и ни минуты времени на них. Я хотела отвести её в сторону и всё рассказать о шаре Пинки Пай. Рампейдж просто смеялась от восторга. П-21 было любопытно, как она выжила. Бу, казалось, хотела разузнать, где лежит остальная Спаркл-Кола. От всех этих вопросов Рейнбоу Дэш отмахивалась, собирая припасы в дорогу, а Скотч Тейп и Манкиренч торопились снять анклавовскую блокировку с моего ПипБака. Я была рада снова заполучить мой ЛУМ. Только после этого, когда мы собрались выходить из секретного штаба Рейнбоу Дэш, она согласилась несколько утолить наше любопытство.

229
{"b":"582879","o":1}