ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да вы просто стараетесь недостаточно упорно, — возразила Рампейдж. — Если бы я этого хотела, то разломала бы её. Для этого, скорее всего, потребовалась бы пара столетий безостановочного пинания, но я бы это сделала.

— В этом нет необходимости, — ответила Штор Чайзер, когда взорвались ещё два излучателя. — Против нескольких кораблей она не выстоит, оружейные системы Башни конечно потрясающи, но мы не позволяем им сосредоточить огонь. Уничтожив ещё несколько излучателей, мы сможем вести сосредоточенный огонь непосредственно по пусковым шахтам. От чумы Лайтхувсу не будет много проку, если он не сможет доставить её к месту назначения. — Она улыбнулась, на секунду. — Мы одержим победу не смотря ни на что.

А затем Бу принялась тревожно оглядываться по сторонам, кобылы на мостике и охранники взглядами следили за её действиями, чуть позже начала волноваться Рампейдж.

— Минуточку… а это ещё что за шум?

Однако, я точно знала, чем именно являлся этот визг.

Облака под нами запылали ужасным ярко-зелёным светом, а чёрный облачный слой начал бурлить и клокотать так, будто он был громадным светящимся полотном, которое рвут и трясут огромные невидимые копыта. Колоссальные закручивающиеся облачные колонны взметнулись на высоту в сотни футов, в тот момент, когда облачный слой был разорван снизу. Кастелянус накренился и повернулся настолько сильно, что я схватила Бу копытами, и заскользила по палубе до той поры, пока не упёрлась в переборку. Окружающий нас метал стонал, в то время как кобылы выкрикивали предостережения.

А затем я увидела Ядро.

Избавленный от облаков над ним, проклятый город выглядел освещённым и населенным забытыми душами. Чёрные монолиты растянулись до небес, черные стеклянные поверхности светились от мерцающих зелёными линиями улиц, как будто наполненных реками жар-пламени. Некоторые башни были сломаны и наклонены случайными углами напротив друг друга. Другие были соединены и драпированы, как паучьи сети. Это не был город пони. Он мог быть построен пони, мог быть ими населён, но здесь не было ничего, присущего моему виду. Это был город, вдохновлённый высокомерием. В самом центре, прямо у основания Башни Шедоуболтов, земля светилась ужасающим изумрудным светом.

— Во имя изначального ветра, это ещё что такое? — тихо проговорила Шторм Чайзер.

Ядро ответило. Изумрудный луч с вершины одного из геометрических шпилей прочертил линию сверкающей смерти прямо в небеса. Она попала в корму Хищника, и я смотрела, как она прорезала весь корабль, пламя извергалось из каждого отверстия и шва, в то время как грозовые облака исчезали от жара, и луч вырвался из носа корабля и продолжил своё восхождение в небеса. Остатки Хищника упали, как объятая пламенем металлическая труба, на землю далеко внизу.

— Азимут, — ахнула одна из кобыл. — Он уничтожен!

— По нам открыли огонь, Генерал! — прокричала другая. — Множественные оружейные сигнатуры!

— Начать манёвры уклонения! — приказала генерал.

В данный момент мы даже не пытались вести ответный огонь. Даже скользящее попадание, нанесённое одним из этих орудий, стало бы смертным приговором.

Кастелянус начал двигаться так быстро, как я не ожидала от такого большого и массивного корабля. Бу прицепилась ко мне, я, в свою очередь, прицепилась к трубопроводу, и Рампейдж завизжала от восторга, скользя по рубке, как шар в пинболле. Мне казалось, что силы, кидающей меня из стороны в сторону хватит, чтобы разорвать корабль, который в это время маневрировал между уничтожающими лучами.

— Похоже, что их прицельные талисманы не подвергались калибровке вот уже две сотни лет, — прошипела генерал.

А я в ужасе наблюдала за тем, как луч пробил днище одного из Хищников, поток зелёной энергии пробил его насквозь, и устремился в небеса. Он попал не в центр судна, и это, скорее всего, было единственной причиной, почему корабль не развалился пополам.

— Они сбились на несколько градусов.

— В таком случае, для нас это приятное известие, — пробормотала я, вяло, пристально смотря на распространяющиеся по борту боевого корабля языки пламени.

— Но лишь до той поры, пока они не компенсируют отклонение. Держитесь!

Частокол зелёных лучей замелькал вокруг нас, и я обнаружила, что Хищник способен делать «бочку». Я вцепилась в подлокотник командирского кресла, а двигатели корабля завывали, в то время как выстрелы снизу вспыхивали по левому борту.

— Похоже, что Лайтхувс невероятно сильно хочет уничтожить именно нас, — невозмутимо подметила Шторм Чайзер, а позади нас ревели двигатели Кастелянуса.

— Он должно быть знает, что я нахожусь на борту вашего судна, — ответила я.

«Но почему? С какой стати он преследует именно меня? Признаю, у меня наличествуют как заинтересованность, так и возможности для того, чтобы убить его, если мы сойдёмся один на один. Но, почему из всех Хищников, он сосредоточил огонь на том, на борту которого нахожусь именно я?»

— Генерал, я чувствую себя не очень… — тихо произнесла кобыла со своего места. Я видела, что из её носа капает кровь.

Фиолетовая кобыла в моей голове выхватила доску для писания, и начала вытворять замысловатые операции с числами. Ядро напоминало по форме слезу, и, с запада на восток, было шириной в пять миль. Высота Башни составляла три мили. Все мы вели бой в пределах круга радиусом пять миль от центра города, прямо внутри, находящейся посередине, зоны сильнейшего воздействия ХМА.

— Уводи нас отсюда! Нам нужно держать дистанцию! — заорала я.

— Я с трудом опережаю эти лучи, — прокричала кобыла-кормчий[7], неистово ударяя по светящимся пультам управления передними копытами и маховыми перьями, и Кастелянус сильно накренился на другой борт. — Если мы будем двигаться прямо в течении десяти секунд, то от нас останется лишь прах на ветру.

Воистину так, на экране, что отображал происходящее впереди корабля, я могла наблюдать, как остальные корабли тоже неистово маневрировали, уклоняясь от лучей. Один из них прошел сквозь переднюю четверть одного из Хищников с той же лёгкостью, с какой мой меч из звёздного металла проходит сквозь шею. Другой был объят пламенем, и с трудом пытался отступить. Единственная безопасная зона находилась рядом с Башней, но я знала, что это не на долго. Лайтхувс не собирался подвергать себя риску, пиля ветку на которой сидел, но он мог разорвать нас на части, кусочек за кусочкам, пока Хищники пытались уйти из зоны обстрела, или протиснуться в безопасную зону.

Лайтхувс использовал оружейные системы Ядра чтобы окончательно разгромить флот. Лишь тот факт, что оружейные системы Ядра вели сосредоточенный огонь по Кастелянусу, позволял им попытаться и держать хоть какую-то дистанцию.

«Но почему? Он должно быть предполагал, что генерал убьёт меня или посадит на гауптвахту. Ему доложили, что Шторм Чайзер мертва. А если он шпионил за мной прямо перед тем, как кобылы с мостика отключили его сигнал, то знал, что я на свободе. Его задачей первостепенной важности был флот. Так почему именно я? Что-то личное? Нет, не его стиль. У меня должно быть есть что-то… что-то… что-то, что является для него угрозой».

Мой взор остановился на собственной правой передней ноге и пару секунд задержался на ней. Этого ведь не может быть… ведь так?

Кастелянус сильно тряхнуло, отбрасывая меня, вместе с Бу, от стены, и, пролетев через всю комнату, мы рухнули на потолок, затем, на стену, палубу, вновь на стену, потолок, стену… и, в конечном итоге, очутились на палубе, в то время как мостик наполнялся дымом.

— Мы потеряли орудийные башни номер два, четыре, и шесть, мэм. Пробоина по всей длине отсека C, от сектора два, и до сектора восемь.

— Они в нас попали? — спросила я, оглядываясь.

— Нет, — сухо ответила Шторм Чайзер. — Это было близкое попадание.

— Эй, Блекджек. Напоминает Хайтауэр, а? — проорала Рампейдж из угла рубки. — Нам всем пиздец!

Действительно, напоминает, и это натолкнуло меня одну мысль. Ну да ладно. На данный момент, мне уже больше нечего терять. Как только палуба начала крениться, я принялась в бешенном темпе пролистывать все доступные мне широковещательные соединения до тех пор, пока не нашла искомое. «Хуффингтон». Затем, открыла так много случайных радио каналов, как только могла, и понадеялась на то, что она прослушивает хотябы один из них. Это был мой единственный шанс.

244
{"b":"582879","o":1}