ЛитМир - Электронная Библиотека

Он показал на стол.

— Всё это — исследовательская работа, которой он занимался, пока писал диссертацию на получение офицерского звания.

Я взглянула на несколько из аккуратно сложенных статьей и вырезок, и выделила несколько известных имен в заголовках и подписях. Лайтнинг Даст. Реинбоу Деш. Соарин. Спитфайр. Паунд Кейк. Борей. Зефир. Тачдаун, Дамбел и Хупс. Мефитис. Имя, прилипчивое как репей, и, пролевитировав одну страницу, я пробежала глазами по его биографии. Тут была описана его благотворительная работа с военнопленными зебрами, обусловленная тем, что в детстве он воспитывался в их землях. Ну, это, по крайней мере, объясняет его имя. В этой статье он казался святым, который предупреждает пегасов о том, что из-за радиации и болезней, в течении многих поколений поверхность будет непригодна для жизни. Но я знала, что он сделал в лагере «Желтая Река». А эта статья описывала это место, как загородный клуб Общества.

Ну, нет времени, чтобы тратить его на давно мертвых пони.

— Ого. Звучит так, будто бы он и Глори хорошо бы поладили в детстве, — саркастично сказала я. — Где он устанавливает ракеты?

Я догадывалась, что ответ был «наверху» и получила подтверждение догадки, когда он указал копытом вверх.

— Он переделал старое оборудование для вооружения и дозаправки Хищников так, что теперь с него можно производить запуск ракет. Это за жилыми помещениями, казармами и производством, — сказал он, пока проводил копытом по своей запутанной гриве. — Я не знаю как он убедил остальных последовать за собой, но теперь, все они киборги, как ты. Врачей забрали в казармы, чтобы они делали преобразование в киберпони, чем они и занимаются последние двадцать четыре часа.

— Киберпони способны сдерживать войска Нейварро какое-то время, но не вечность же. Может ли он начать запуск без энергии из Ядра? — спросила я, кусая губу.

— Нет. Пусковые установки, что он сделал используют слишком много электроэнергии, чтобы их можно было запитать от вспомогательных источников питания башни, — ответил Шикенери, и я облегченно выдохнула, а он тем временем продолжил:

— Он, скорее всего, мог бы запускать их по одной за раз, но для этого им придется всё делать собственными копытами. Да им потребуется вечность, чтобы сделать это.

Наконец-то, хорошая новость. Шторм Чайзер была бы рада, услышь она это.

— Понимаешь, он хочет запустить все ракеты разом, — пробормотал Шикенери, и моё ощущение хорошей новости начало сходить на нет, — А для того, чтобы открыть все двери, и запустить насосы, гидравлику, и всё такое прочее, требуется очень много электроэнергии…

Ощущение того, что с меня слетела подкова становилось уж слишком невыносимым.

— Но без подачи электроэнергии из Ядра, он ни за что не сможет запустить их именно так, как ему хочется, правда? Ведь правда же? — потребовала я, через силу улыбаясь и отчаянно пытаясь силой мысли заставить вселенную сделать, именно так.

— Нет, нет. Никаких шансов вообще, — сказал он и я расслабилась, — Именно поэтому он подключает их к реактору Стойла.

— Стойло? — Я моргнула, чувствуя, что глаз начал подёргиваться, а грива чесаться. — Какое Стойло?

* * *

— Добро пожаловать в Стойло Девяносто Шесть, — объявил Шикенери, проводя меня через массивную дверь в знакомые, чистые, узкие коридоры Стойла.

— Текущее население: двести шестнадцать единорогов, девяносто два земных пони, и шестьдесят пегасов. — Все жившие в этом Стойле носили до боли знакомую одежду, тёмно-синие ПипБаки на передних ногах, и сияли чистотой. Эх, если бы у меня было больше времени на то, что бы осмотреть Стойло и поговорить с его обитателями. И если бы не любопытствующие взгляды, которые бросали на меня живущие в Стойле пони, когда моё внимание не было сосредоточенно на них, то всё выглядело бы так, будто они, в свою очередь, полностью меня игнорируют.

Я ожидала увидеть несколько дюжин единорогов, может сотню, живущих в рабских условиях под присмотром пегасов-надсмотрщиков. Но я не ожидала увидеть семьи, стариков и детей, живущих своей обычной жизнью. Хуже того, это стойло удалось. Здесь не было жеребцов, которых держали бы в подсобных помещениях Медицинского отсека в качестве инструментов для размножения. Не было едва работающих систем жизнеобеспечения. Развешанные по стенам плакаты, на которых были изображены единорог со светящимся рогом, распростёрший крылья пегас, и земной пони с гаечным ключом, гласили: «Уважайте разнообразие, генетическое и личностное. Мы сильнее, когда работаем вместе»..

Печально, это выглядело как если бы нужды Анклава должны были выделять единорогов среди других рас пони, но везде я наблюдала признаки того, что это Стойло посвящено единству больше, чем контролю популяции. Большинство пони имели мрачный вид, говорили обеспокоенными голосами, и все за исключением маленьких жеребят осознавали, что что-то не так.

— Я так понимаю, что ХМА сильно ударила по вам, — тихо произнесла я.

— Хэмэчо? — сонно спросил Шикенери, проводя меня сквозь толпу, и получая несколько приветствий от пони, когда мы проходили мимо.

— Расплавляющий плоть ментальный крик, что пропал около получаса назад? — спросила я.

— Гм, я потерял сознание, — отметил он. — Но я не вижу никакого расплавления.

— Ты прав… — хмуро проворчала я. От простой близости каждый, находящийся здесь должен был услышать крик, и я слышала несколько разговоров как им плохо от этого… но это ближайшее к Ядру место, находящееся вне его. Действует это на нервы или нет, но никто из них не казался при смерти.

Сейчас было не самое подходящее время, но я не могла сдержать интерес. Было множество мест вокруг Ядра, которые не были подвержены влиянию ХМА, даже если они были по соседству. Я думала, что это зависит от мест расположения серебряных колец для борьбы с вредителями, но похоже, это зависело не только от этого. Все места, изобилующие жизнью были устойчивы к вытягивающей жизнь энергии, и это зависело от большего, чем просто отсутствие серебряных колец.

Эти пони работали вместе, а не просто так занимали место. Каждое поселение, жители которого сотрудничали друг с другом и ни кого не изгоняли, казалось, более устойчивым к воздействию ХМА, чем те, что сосредоточились на одном лишь выживании. Потрошители с их ярким полем травы, собрали все банды со всего Хуфа и обращали агрессию и конфликт в относительно безобидные соревнования. Члены Коллегии, работающие вместе ради защиты и распространения знаний. Даже у Общества есть крепостные и дворяне, работающие вместе. Это не было идеалом, но это лучше, чем тотальное рабство. Мегамарт и Искатели, работают вместе на почве торговли. Гули Митлокера объединились, чтобы сохранить свой рассудок. Риверсайд, когда я впервые увидела его, он умирал, также как и народ Ровера. Затем, когда они начали работать вместе, жизнь вернулась. Было бы легче все это списать на экономику, но кажется дело не только в этом. Даже Капелла, у которой нет ничего «особого» для этого, отталкивает ХМА надеждой своих жителей. Серебряные кольца были частью этого, но, видимо, сопротивляемость к ХМА не обусловлена простой кибернетизацией или удачливым отсутствием талисманов борьбы с вредителями. Было нечто более… неуловимое. Нечто более сильное. Это было… Это было…

Это было что-то, что мог бы понять более умный пони, чем я.

Мне смутно представилась очень разочарованная фиолетовая единорожка в моей голове, неоднократно ударявшая головой об мой череп, но я выбросила это из головы, когда мы вошли общественные зоны. Кафе рядом с питомником можно было принять за кафе Девяносто Девятого. Интересно, были ли у них те же школы и мероприятия. Был ли у них пищевой переработчик, или они зависели от пищи, что поступала к ним из-за пределов Стойла? Как они избежали ошибок Девяносто Девятого? Их охрана использовала три смены или они выбрали дневную и ночную двухсменную структуру, или даже еще безумнее четырех-сменную систему? Ух, если бы только жизни десятков тысяч не висели на волоске!

253
{"b":"582879","o":1}