ЛитМир - Электронная Библиотека

Я с ужасом смотрела, как падали пони. Слышала, как воздух пронзали приказы, как кричали от боли солдаты, как кричали о помощи, но все это заглушала канонада войны. Я не знала, что делать. Какой толк от одной единственной пони в этой бойне, где с каждой стороны по сотне солдат?

Я села на лестничной площадке, где ни одна пуля не могла меня достать, и прикрыла лицо копытами, слушая душераздирающие крики. Бу прижалась ко мне, и я положила копыто на её плечо, чтобы ей было не так страшно. Наконец, не в силах больше выслушивать стоны и крики, я вошла в З.П.С. и осталась там.

— Что? Не нравится? — раздался дребезжащий голос.

Перед моим взором предстал Крупье, стоящий посреди всего этого застывшего хаоса. Он сдвинул назад свою шляпу и начал двигаться ко мне, словно призрак проходя сквозь все лазерные лучи, что разделяли нас.

— В свой первый бой, я точно также хотел свернуться калачиком и спрятаться. Но от этого лучше не становится, да?

Отчаянно надеясь, что мой ПипБак донесет до него мои мысли в З.П.С., я подумала:

«Я не знаю, что делать».

Он прищурился:

— Брехня. Ты знаешь, что именно надо сделать. Совершенно точно знаешь.

Он поднял переднюю ногу и появились две карты, которые упали рядом с углом площадки.

— Ты должна выбрать.

«И какие у меня есть варианты?» — мысленно прошептала я.

— Вариант первый… ты проиграла. Уноси отсюда ноги, бери друзей и вали с облаков. Пусть война решит, где солдатам остаться. А сама отдохни. Вылечись. И забудь о случившемся, — договорив, он перевернул карту лицом вверх. Я увидела себя в окружении друзей, все мы прижались друг к дружке, а над нами пылают небеса, и горящие пегасы падают на землю.

Я не ответила. Мне не хотелось слышать второй вариант, и он это знал.

— Вариант второй… — он просто перевернул другую карту. На обратной стороне я увидела именно то, что и ожидала. Мне хотелось отвернуться, но не могла, продолжая смотреть на ужасную картину.

«Я не хочу выбирать», — шепотом отказалась я, словно жеребенок.

Глаза Крупье презрительно сузились.

— Выбирай или за тебя выберут другие. Лайтхуфс. Хоарфрост. Возможно Аврора. Вот только сомневаюсь, что тебе понравится их выбор, — сказал он, бросив карты мне в лицо. — В любом случае, хватит сидеть здесь и хныкать, как жеребенок. У тебя нет времени на это. У тебя сорок пять минут, а может быть и меньше.

«Я не знаю, сработает ли это, и возможно ли это вообще!» — протестовала я, в попытках сделать свой выбор проще.

— «Стальной Пони» у тебя в ПипБаке, так же как и я. Я могу связаться с ним и упростить ему работу, — спокойно ответил Крупье. — Я видел, как ты разбиралась в этом. Знаю, какие файлы нужно использовать.

Я вышла из З.П.С. и уставилась в затянутое дымкой помещение. Я уже отдала пару фунтов живой плоти. Почему бы не отдать еще пару?

Вот только это все, что у меня осталось.

— Поднимаем ставки, — опустошенно прошептала я, даже не зная, сколько ещё у меня осталось фишек, которые я могла бы поставить на кон.

* * *

— Говори со мной, — сказала я напряженно, держа глаза накрепко закрытыми, стоя запертой внутри рокочущего, жужжащего кошмара. Похоже что машина не была рассчитана на то что киберпони уже будет внутри да начала процесса киберизации, и поэтому техники делали что-то чтобы компенсировать это, — Это твой талант. Говори! Расскажи мне что-нибудь. Что угодно!

Ограничительные устройства вокруг моих шеи, туловища и хвоста не очень-то помогали.

Они должны были извлечь оригинальный проект «Стальной Пони» из моего ПипБака чтобы получить доступ к «Схемам Шэдоуболтов». Механический монстр с шумом захлопнулся и несколько минут гудел, перестраивая себя для осуществления изменений. Я могла лишь надеяться, что Крупье сможет направить процесс, и в результате я не превращусь в какого-нибудь дважды кибернетизированного урода. Очевидно, что в оригинальном комплекте было немножко больше всяких штук, чем в серийном изделии, не говоря уж о том, что во мне были уникальные части, которые не входили в какой-либо комплект.

— Ты уверена, что не хочешь наркоз? — спросил техник уже в третий раз. — Процесс автоматизирован и, обычно, занимает несколько минут, но в твоём случае он может занять немного больше времени. Сейчас включено анестезирующее поле, но все предыдущие пациенты были при этом под общим наркозом.

Я бы очень хотела наркоз, или может какой-нибудь хороший шар памяти, чтобы спрятаться в нём до конца процедуры. Вот только я была ограничена во времени, и должна буду продолжить действовать сразу, как только всё закончится.

— Я в порядке. Просто делай, что нужно.

Я сделала глубокий вдох.

— Говори со мной, Шикенери. Расскажи мне что-нибудь. Что угодно.

Я почувствовала смутное подёргивание шкуры у меня между плеч и плотно зажмурилась.

— Расскажи мне о том, как был основан Анклав.

— Ну что ж, Детка, это не слишком приятная история. Упали бомбы, и все погибли. Даже в Клаудсдейле. Бля, Клаудсдейл разбомбили первым. Можешь не сомневаться, это было больно, — произнёс он, мрачно, а затем вздохнул. — Факты таковы: наземные силы были полностью уничтожены, но поскольку наши города способны перемещаться, то большинство избежало первоначальной бойни. Однако, мы всё ещё были в огромной опасности, по большей части из-за нехватки продовольствия. В те времена воздушное сельское хозяйство было не слишком развито. И большую часть продовольствия составляли обычные армейские пайки, в то же время, все ждали падения очередной подковы, которая должна будет прикончить тех, кто умудрился выжить. Но она так никогда и не упала. В те годы у нас была Реинбоу Деш, которая постоянно пыталась выбить помощь для поверхности. Она и Скуталу ратовали за это громче всех. Но помимо этого, было очень много тех, кто хотел в первую очередь позаботиться о пегасах, — Он сделал паузу. — Ты в порядке?

Я чувствовала, как что-то капает мне на спину, это было не больно… но от этого ситуация не становилось сколько-нибудь лучше.

— Не спрашивай меня об этом. Продолжай рассказ! Почему пегасы не прислушивались к Реинбоу Деш?

«Пара минут. Лишь пара минут… я смогу выдержать пару минут. Смогу. Смогу!»

Но почему тогда я чувствовала себя так, будто вновь была прибита к полу гвоздями?

— Ну, частично это было из-за того, что она была Министерской Кобылой, а не генералом. Её всегда воспринимали как приносящий удачу талисман, который даровала пегасам Принцесса Луна. Потрясный летун, и единственная Министерская Кобыла у которой был хотя бы налёт военщины, но в глазах большинства пегасов она была не солдатом, а всего-лишь охотницей за славой и грязелюбкой. Таким образом, когда был уничтожен Клаудсдейл, случилось то же, что происходит сейчас, после взрыва в Мерипони. Структура командования развалилась на части. Балом правили сомнения и растерянность. И тут появляется Реинбоу Деш, говорящая всем встречным пони, что мы должны помочь поверхности, рискуя при этом заполучить дозу радиации, или ещё чего похуже. Мне кажется, что армейских летунов возмутила эта идея, и они объединились против неё просто потому, что она была напоминанием обо всём, что пошло не так…

Он замолчал, когда моё тело издало влажный и сочный хруст.

— Продолжай говорить! — почти прокричала я. Если они меня вырубят, то нет гарантии, что я проснусь до того, как начнется эвакуация. Он молчал, а я ощущала то, что делали с моими плечами так, будто детали и впрямь присверливали ко мне. — Пожалуйста!

— Уровень гормонов стресса зашкаливает, — произнёс один из техников.

Голос Шикенери недолго поломался, когда он продолжил.

— Тем не менее, общественность, по большей части, была на стороне Реинбоу Деш, поэтому военные занялись безостановочной пропагандой, дабы ослабить её позиции. Они утверждали, что поверхность заражена болезнями и загрязнена радиацией. Посылали зонды, чтобы показать пегасам мутировавшие формы жизни и огромные пространства, заполненные трупами. Они делали абсолютно всё, что могли, для того, чтобы дискредитировать её. А затем, произошло солнечное затмение. Народ подумал, что настал конец света. Солнце и луна сближались, будто бы намереваясь врезаться друг в друга. Сейчас это конечно звучит довольно-таки странно, — грустно произнёс он, когда аппарат загудел. — А вместе с социальной дезорганизацией, что последовала за этим событием… ну… В конечном итоге всё свелось к всеобщему голосованию на котором решалось, как поступить: навсегда отгородиться от поверхности, или открыть небо и помочь ей. Разнообразнейшие эксперты приводили свои доказательства «за» и «против» этого… по большей части против. Самым ярым критиком этой идеи был доктор Мефитис. Он показал видеозапись на которой зебры пожирают друг друга. От этого зрелища стало плохо всем, кто находился в комнате. Тем не менее, Реинбоу Деш заявила, что они могут пойти и отлягать самих себя, и улетела. Вот там и зародился Анклав, опирающийся на военных.

260
{"b":"582879","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Другие правила
(Не)счастье дракона. Новый год в Академии
Академия надежды
Мистер Несовершенство
Промежуток
Альтруисты
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Сторожение
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений