ЛитМир - Электронная Библиотека

Я закричала и ринулась к бездействующему кокону. Не знаю, прочитали они мои намерения, или я в своей ярости мысленно лупила по кнопкам, но находящиеся у меня по бокам энергомагические винтовки трещали снова и снова, расстреливая кокон. А меч бешено вращался передо мной, нанося размашистые удары. Метал разрезался, шланги разбрызгивали жидкости, провода искрили, а я смеялась и выла, раздирая машину на части. А после того, как от этого отвратительного устройства не осталось ничего, что можно было бы уничтожить, я распыляла, разрезала и ломала всё, что было в комнате, в то время как пегасы и единороги стремились выбежать из прочь, или найти укрытие.

И я продолжала буйствовать до тех пор, пока не уничтожила абсолютно всё, что находилось в комнате. Ведь это казалось мне правильным. Вот именно. Я крутанулась, готовая продолжать изливать свою ярость на окружающий мир до той поры, пока что-нибудь меня не прикончит, и оказалась лицом к лицу с Бу. Перепуганная до смерти кобыла не пыталась сбежать или спрятаться в укрытии. Она, широко раскрыв бледные глаза, просто сидела передо мной в оцепенении. Часть меня, та часть меня, что была Потрошителем, жаждала превратить её в кучку пепла, и вырезать всех остальных пони просто потому, что они находились здесь. Бу должна была быть самой первой, кто убежит и спрячется. Она заслуживала смерти! Они все этого заслуживали! Я этого заслуживала!

Затем пустышка протянула ногу, и дотронулась копытом до уголка моего рта. Щёки и губы были единственным, что осталось у меня не покрытым сталью. А когда Бу улыбнулась, прильнула ко мне, легонько потёрлась о меня носом, я задрожала, не уверенная в том, что сделаю дальше. Она склонила голову, почесала в ухе копытом, и посмотрела на меня своими блестящими глазами, цвета слоновой кости.

— Б… Бух… Бэээ…

Она задумалась, а затем:

— Бвэкжек! — произнесла она, и её радостный звонкий голос был всем, в чём я нуждалась именно сейчас.

Я — Блекджек, и её напоминание мне об этом было подобно холодному Хуффингтонгскому дождю, пролившемуся на мою ярость. Я задрожала, когда гнев, дававший мне силу и направлявший мои действия, был отнят у меня обычной добротой. То, что Бу вообще заговорила было чудом, о котором я задумалась, лишь когда минули самые важные полчаса в моей жизни. Шикенери, Твистер, и все остальные, начали выглядывать из-за ящиков о дверей. К счастью, я никого не убила.

— Ты… в порядке? — спросил Шикенери, вместо «в здравом уме», «безопасна», или их антонимов.

Я тряхнула головой.

— Я выгляжу прямо как злодей из комикса, мне только шипов не хватает, — пробормотала я.

Затем подняла меч и, подведя его к тому месту, где к моему телу крепились энергомагические винтовки, срезала их с себя. Возможно, это было глупо… всё-таки у меня закончились патроны… но я должна была вернуть что-нибудь от прежней себя. Какую-нибудь маленькую малость, которая не была бы замещением или добавлением. Я повернулась к испуганной кобыле-технику.

— Вы точно уверены в том, что я беременна? — Кобыла робко кивнула. — С жеребёнком всё в порядке?

Она, едва заметно, улыбнулась.

— Прямо сейчас — это просто микроскопический набор клеток, внедрённый в стенку твоей матки, который едва ли можно назвать жеребёнком. — Её улыбка испарилась. — Вот только, я не имею ни малейшего представления о том, сможешь ли ты выносить его до срока, и уж тем более разродиться. Возможно, будет лучше, если ты прервёшь беременность сейчас. В любом случае, вероятность выкидыша весьма высока.

Это, несомненно, было бы безопасное, разумное, и умное решение. Подобное, время от времени, случалось и в Девяносто Девятом. И если я это сделаю, то об этом не будет знать никто… кроме меня.

Я забрала у этого мира так много. А на что будет похоже привнесение чего-нибудь в него?

— То, что случилось, уже произошло, — пробормотала я, не встречаясь ни с кем взглядом. Прямо сейчас, я чувствовала такую близость с Твайлайт, что это причиняло боль. Передумаю ли я, когда давление на меня исчезнет? Я не могла связно думать о чём-то столь удивительном. — Как это могло случиться? Я полагала, что мне была имплантирована внутриматочная спираль, которая должна был не допустить подобного.

— Я могу лишь предположить, что твои исцеляющие и восстановительные талисманы поступили с ней так же, как с любым другим осколком или пулей — переработали, — ответила кобыла, а затем вздохнула. — Если бы у нас были магия и подходящая кобыла, то я бы предложила заклинание суррогатного материнства. Пару месяцев с тобой всё будет в порядке, но, когда жеребёнок начнёт давить на твои киберусиления, это начнёт причинять настоящие неудобства вам обоим.

Я кивнула. Кое-что, о чем стоит помнить. Я стояла, изучая свои ноги и посматривая одним глазом на свою спину, пытаясь получить более объективную оценку самой себя. Кто-то, при помощи лазера, выгравировал у меня на крупе мою же кьютимарку. Это вызвало у меня чуть заметную улыбку. Я даже и не знала, есть ли всё ещё у меня кьютимарка, под этим металлом, но могла сделать вид, что есть.

— Я не похожа ни на одного из встреченных мной киберпони, — произнесла я.

— Все претензии к своему ПипБаку. Он тут заправлял всем процессом, — произнесла, явно возмущённая, кобыла-техник. — Наш запас комплектующих изделий был единственным, чем пользовался кокон. Я даже не совсем уверена в том, чем является вот это, — произнесла она, указывая копытом на светящиеся энергетические точки на моих крыльях. — Какая-то разновидность микромагоэнергетических повторителей, или что-то вроде этого. Рубиновые левитационные талисманы были объединены, чтобы ты могла подниматься в воздух. А затем кто-то зачернил все новые части, дабы они сочетались с твоими ногами. И у меня нет ни каких догадок о том, откуда взялось вот это, — произнесла кобыла, показывая на что-то у меня на спине.

— Что? — спросила я, пытаясь изогнуться, чтобы посмотреть, и терпя досадную неудачу. — Что там такое?

Твистер озадаченно улыбнулась.

— Тут, у тебя во всю спину надпись «Охранница». А на плече выгравирован символ, в виде маленькой пони в плаще.

— Серьёзно? — мне хотелось бы удивлённо заморгать. По крайней мере я всё ещё могла улыбаться. Теперь мне всего-лишь нужно избавиться от воспоминаний о пребывании в этом жутком аппара… нет. Лучше об этом сейчас не думать. Мне нужно собраться с мыслями и сосредоточиться на чём-то, о чём говорил приставший ко мне белый жеребец. Я ткнула копытом в Шикенери.

— Так говоришь, ты родственник этого доктора Мефитиса?

— Точно. Он никогда не был женат, но связи с некоторыми единорожками в башне у него были, — ответил Шикенери, затем чуть закатил глаза, — Я хочу сказать, он был великим жеребцом. Его биография обязательна для прочтения каждым школьником. Но у него были кое-какие небольшие личные проблемы.

«Да уж. Типа как оставить тысячи зебр запертыми под прицелом турелей и морить их голодом, пока они не начнут пожирать друг друга».

— Тебе стоит заглянуть в то местечко внизу на поверхности, которое называют Жёлтой Рекой. Может это позволит тебе взглянуть на своего предка в несколько… ином свете…

Вот дерьмо. Это же не может быть так просто, да?

«Ладно. Соберись. Пора уже пошевеливаться».

— Мне нужно добраться до вершины башни, — поспешно сказала я. Я взглянула было на свои крылья, но решила, что пока лучше передвигаться пешим ходом, по крайней мере до тех пор, пока надо мной не исчезнут потолки, в которые я могу врезаться. Я ткнула копытом в Твистер.

— Ты проследишь за эвакуацией Стойла.

— Принято, — отрапортовала пегаска, затем проговорила в гарнитуру: — Блекджек идёт вверх. Большая чёрно-красная киберпони… аликорн… Слушайте, вы её ни с кем не спутаете. Не пристрелите её.

Затем хмуро взглянула на меня и указала крылом себе за спину.

— В той стороне есть лестница. Обойди баррикаду и береги голову. Их там довольно много над нами.

Она задумалась на секунду, затем обернулась к одному из солдат.

262
{"b":"582879","o":1}