ЛитМир - Электронная Библиотека

Рампейдж скривилась от неуверенности.

— Ооох… выбор, выбор. Остаться здесь, совершить правильный поступок, и стать небесным пиратом, или сломать ему шею, и получить то, чего я жажду. — Рампейдж раздраженно фыркнула. — Бу? А ты что посоветуешь?

Пустышка указала на меня копытом.

— Бвэкжек!

— Она может говорить? — вытаращила глаза Рампейдж. — Быстро! Скажи «козявка»! «Дерьмо»! «Шлюха»! «Бэтсуава»! «Экономика просачивания благ сверху вниз»! «Гомик»!

— Бвэ? — наклонила голову Бу.

— Рампейдж, у нас нет на это времени, — произнесла я, решительно. — Ты идёшь со мной или нет?

— Но… но… у меня ведь прямо сейчас есть Хищник! Небесные пираты! И, в то же время, высокая вероятность того, что я наконец-то смогу умереть, — хныкала Рампейдж, указывая копытом то на корабль, то на вершину Башни.

В конечном итоге она выпалила:

— Это не честно, Блекджек!

Учитывая всё то, что сегодня со мной случилось, я не могла ей ни чем помочь, кроме как немного посмеяться.

— Сегодня вообще не самый честный день для кого бы то ни было, Рампейдж. Вот к примеру твой корабль. Для меня, в любой из дней, небесное пиратство будет звучать приятней нежели смерть, — произнесла я, вновь в потолок свой взор устремив.

— Это потому, что тебе по-настоящему легко умереть, — надулась она, но в то же время, в её голосе можно было расслышать признаки сомнения. Она пнула Кроссвинда задними ногами по рёбрам. — Вот так-то, мул. Но вернёмся к моему кораблю. Нам нужно выкрасить его в ярко-красный цвет, потому что красные суда летают быстрее. А также установить на него дополнительное вооружение, и шипы. Ему однозначно нужно больше шипов.

Я тряхнула головой и посмотрела на Бу, надеясь, что она последует моему совету. Однако, Бу терпеливо ждала, продолжая стоять рядом со мной. В конечном итоге, я вздохнула, взвалила пустышку себе на спину, расположила её там поудобней, и включила крылья. К счастью, она была не тяжелее того, что от меня осталось.

— Прикройте меня, — сказала я Флейм Пиниону, а затем щёлкнула крыльями, и взлетела.

В башне я ошиблась относительно своей скорости. Скорость моего полёта была не выше, чем у Монин Глори, и здесь было довольно-таки много других пегасов, которые закладывали хитрые петли и пикировали вдвое быстрее меня. Возможно, это было следствием того, что они были пегасами, а я, даже с учётом моих киберусилений, по прежнему оставалась единорогом. Поле левитации оставалось стабильным, но я заметила, как уровень моей энергии, прямо на глазах, медленно пополз вниз.

В воздухе образ творящегося здесь хаоса стал полностью завершен. Хищник сражался с Хищником, двигаясь в смертельном танце манёвров и контрманёвров. Я наблюдала за тем, как Кастеллянус, чьи броневые пластины были покрыты многочисленными, всё ещё дымящимися, пробоинами, нырнул вниз, в направлении выделенного красным цветом Сирокко. В течении одной ужасающей секунды, я была абсолютно уверена в том, что Кастеллянус находится в свободном падении, расстреливая при этом вращающиеся пропеллеры Сирокко из своих фронтальных орудий. Затем, Кастеллянус перевернулся на бок, развернувшись на девяносто градусов, и открыл огонь из оставшихся подфюзеляжных орудийных башен, оставляя в борту Сирроко огромные зелёные пробоины. А как только он спустился ниже своего противника, пропеллеры Кастеллянуса вновь начали вращаться дабы замедлить падение, его нос задрался, в то время как сам он завис на месте, и открыл огонь по днищу своего противника. Я не имела ни малейшего представления о том, на сколько серьёзные повреждения получил Сирроко, но, наблюдая за там, как Кастеллянус вновь возвращается в горизонтальное положение и разрывает дистанцию, а Сирроко начинает вести ответный огонь, я почувствовала, что наблюдать за тем, как огромные боевые машины выделывают подобные пируэты, было слегка сюрреалистично.

Повсюду вокруг меня, пегасы закладывали хитрые виражи, завязывали бой, и снова хитро маневрировали. Более манёвренные киберпони прилагали все свои усилия для того, чтобы атаковать своих противников с любого направления, но только не в лоб. В свою очередь, облачённые в силовую броню пегасы, использовали парное построение, летая навстречу друг другу, и каждое крыло атаковало любого, нападающего на другое крыло, киберпони. Затем оба крыла за секунду до столкновения разлетались в стороны. И как только они оказывались на расстоянии друг от друга, киберпони вновь бросались в атаку, атакуя их спины и крылья. Я поняла, что имела в виду Твистер, когда говорила о «преимуществе на открытом воздухе». Находясь снаружи, киберпони действительно должны были прилагать усилия для того, чтобы подстрелить противника до того, как прибудет очередное построение, которое подстрелит уже их самих.

Вот только сейчас, здесь находились пони в силовой броне, которые сражались с пони, которые сами были силовой бронёй. И я понятия не имела о том, как же они всё-таки различают, кто есть кто. Л.У.М.? Но в данном случае, они предпринимали все усилия для того, чтобы сражаться двое-вместе-с-одним. Один привлекал внимание противника, а двое внезапно появлялись сзади, и повреждали ему крылья, этими своими мерзкими скорпионьими хвостами. Это было смелым проявлением командной работы. Если один из партнёров оказывался слишком далеко впереди или позади, они были мертвы… или их партнёр уже был мёртв, а они были следующими на очереди.

Когда мы достигли ветвей с сервисными кранами и люками для изготовленных деталей, один из них поднялся достаточно высоко для того, чтобы исторгнуть на меня, Бу, и дюжину, или около того, облачённых в силовую броню пегасов, которые были вместе с нами, целую тучу летунов.

— Держись крепче, Бу! — прокричала я, стараясь лететь так быстро, как только могла.

Было бы, всё же, очень неплохо узнать как именно работает мой полёт. Поле левитации было достаточно простой для понимания вещью. Я уже встречала роботов, использующих нечто подобное. Но всё-таки, что же толкало меня вперёд? Может быть в крылья был установлен своего рода тяговый талисман? А может это телекинез? Своими крыльями я должна махать, следовательно…

Двое киберпони взметнулись позади меня, так же, как я наблюдала это раньше, вот только мы не были тем, что им обычно нравится. До этого, они никогда не встречались с другой киберпони у которой на спине находилась бы истерическая пони, которая от страха, бешено молотила бы задними ногами, круша глотки киберпони, также, им ни когда не приходилось сталкиваться летающим киберпони-единорогом, у которой имелся, мелькающий вокруг и позади неё, светящийся меч. На самом деле, они какое-то время летели рядом со мной, недоумённо пялясь на меня, словно бы не уверенные в том, была ли я настоящей угрозой, или нет. А спустя три секунды они, выказав ловкость о которой я могла только мечтать, перевернулись в воздухе, и нацелили своё очень смертоносное оружие прямо на меня с Бу. Я точно зна…

Затем, четыре Анклавовца в силовой броне промчались мимо двух, находящихся позади меня, киберпони, с отменной точностью всаживая в них тёмно-красные лучи. Секунду спустя они уже куда-то пропали, оставив меня кувыркаться в их вихревом следе. Когда я, всё же, выровнялась, то осталась наедине с сотнями пони, которые мелькали и стреляли вокруг меня, а Бу, будто приклеенная Чудоклеем, вцепилась в мою спину.

— Эй, все вы, сбавьте скорость! — крикнула я, махая в их направлении мечом, в то время как надо мной смеялась крошечная голубая пегаска в моей голове. Пегасы двигались, думали, и, как правило, были слишком охренительно быстрыми для меня. Пегасы, и их жульнические крылья.

Тем не менее, передышка была кстати. Я продолжила подъём, оставив битву далеко под собой. На этой высоте я обнаружила несколько вещей: воздух становился всё более разреженным и холодным, а ветер крепчал. С каждой секундой моего полёта, мой энергозапас неумолимо уменьшался, капля за каплей. В моём Л.У.М.-е не было высотомера, а я была так охрененно высоко, что глядя вокруг, могла видеть, как горизонт слегка изгибается. Сражение внизу превратилось в мельтешение мерцающих точек и больших вспыхивающих овалов. По мере набора высоты я следила, как падает мой индикатор питания: 50 %, 40 %, 30 %… На этом уровне я начала ощущать холод и затруднение дыхания. Металл был не самым хорошим теплоизоляционным материалом, а я была вся покрыта им. 20 %. Я уже могла разглядеть тёмную вершину башни Шэдоуболтов. Мне просто нужно подняться ещё чуть выше. 10 %… Ещё Тридцать метров. Пятнадцать.

265
{"b":"582879","o":1}