ЛитМир - Электронная Библиотека

3%… Встроенные в крылья талисманы, толкающие меня сквозь воздух, начали мерцать.

— Нет… — застонала я, чувствуя, как сила тяжести начинает тянуть меня вниз. Мне не хватало ещё нескольких метров. Всего чуть-чуть… но здесь так холодно. Так сложно сосредоточиться. Красный огонёк погас и мои металлические конечности и крылья отказали.

Крылья замерли, и я начала падать.

Телепортировать себя было трудно. Телепортировать себя, когда на мне навешано ещё больше металла, ещё труднее. Телепортировать всё это и Бу в придачу было похоже на попытку магически одновременно пропихнуть нас обеих в трубу шириной в копыто и длиной метров в пять. Только понимание того, что я могу упасть на землю в нескольких километрах внизу и первичный безотчётный страх перед этим знанием, заставили меня собраться с силами и сотворить заклинание телепортации, швырнувшее меня к краю на вершине башни. И даже этого едва хватило, так что я смогла лишь ухватиться передними копытами за край. Мой рог хлопнул, словно перегоревшая лампочка и магия выдохлась вместе с ним. Меч, до сих пор плывший в воздухе рядом со мной, канул в зелёную бездну Ядра. Ещё мгновение я видела его блики на солнце, а затем он исчез.

Бу вскарабкалась по моей спине и выбралась на обледеневшую крышу. Закусив мою гриву, пустышка втащила меня через край и я ощутила безграничную признательность ко всем земнопони. Мой индикатор заряда замигал на отметке в один процент, а затем моё зрение потемнело. Всё, что я могла чувствовать, это холодный ветер и холодный металл.

— Бу. Самоцветы, Бу, — прохрипела я. — Самоцветы. Пожалуйста. Мне нужна энергия.

На холодном ветру я начала дрожать.

Что-то тёплое уткнулось мне в щёку, а затем прикрыло меня сверху.

— Мне очень жаль, Бу, — прошептала я, задыхаясь. Воздух был настолько разряжённым, что я подумала, что вот-вот потеряю сознание. Я даже не была уверена, остались ли у меня ещё самоцветы. Может где-нибудь на самом дне моей седельной сумки, среди всего того хлама, что я с собой таскала. Мои системы жизнеобеспечения запитывались от отдельного контура, получающего энергию от генератора у меня в груди, но как долго я протяну прежде чем Бу или я погибнем?

Я попыталась пошевелить оставшимися у меня мускулами, но это было бесполезно. Теперь во мне было больше механизмов, чем плоти. Чтобы продолжить двигаться, мне нужна была магическая энергия. Всё, что я могла теперь, это просто лежать здесь в абсолютной тишине. Что ж. По крайней мере, я была здесь не одна. Не важно, как глубоко или быстро я пыталась дышать, воздуха не хватало. Я могла только вообразить, каково это было для Бу. Даже мои чувства начали отказывать.

На грани сознания мне показалось, что я слышу пение.

* * *

Я лежала в темнице. Все по законам жанра: каменные стены и пол, решётчатая дверь. Мое тело ломило от холода и сырости. Единственными вещами, которые портили эффект, были висящая в верхнем углу магическая камера наблюдения и свет, который ни разу не выключили с тех пор, как я здесь оказалась.

— Голденблад мертв, — прозвучал холодный, жесткий и жуткий голос. Меня пробила дрожь, и я повернулась к решетке, которое обхватило холодное синее свечение. Прозвучало несколько щелчков и дверь открылась. За ней стояла Принцесса Луна, но не та Принцесса, что я знал до этого. Это была величественная, взрослая и сильная кобыла, а не игривая и добрая, и она, с презрением, смотрела на меня сверху вниз.

— Голденблад мертв, но я подозреваю, что его заговоры — нет, — произнесла она с холодной яростью в голосе. Её глаза, словно мечи, пронзали меня.

— Я ничего не знаю о Горизонтах, — прошептала я. — Я уже говорил это и вам, и Пинки. Я ничего…

— Речь сейчас не только о Горизонтах. А обо всём, что он делал… Обо всём, к чему он приложил копыта… все это, осквернённое, отравленное, находится под подозрением. Все секретные проекты. Связи с Д.М.Д. Даже само правительство. Всё под подозрением! — произнесла она. Её последние слова прозвучали словно гром и буквально ударили меня в лицо. А я продолжала лежать распростёршись ниц на каменном полу. — Я не успокоюсь, пока всё тайное не станет явным. Все его связи с Министерскими Кобылами. Его работы с Министерствами. Его «неофициальный канал связи» с зебрами. Ничему больше нельзя доверять! Ты понимаешь? Ничему!

— Мне жаль, Ваше Высочество, — прошептала я.

— Жаль? — сказала Луна презрительным тоном. — А ты хоть представляешь себе, что сейчас происходит? Зебры сделали абсурдное заявление, будто мы взорвали мегозаклинание у них в столице. Они обвинили нас в том, что мы отправили в Роам своего агента, который и совершил на их земле это ужасное злодеяние. Они смонтировали фильм, в котором показывают руины городов, якобы это все, что осталось от столицы, и показывают его по всей империи. Но зачем? Зачем вся эта жалкая ложь? Особенно, если учесть то, что наши военные докладывают о том, что все наши мегазаклинания, за которые они отчитываются, полностью заряжены, и готовы к воплощению.

Её свирепый взгляд упал на меня, и она продолжила холодным, как лед тоном:

— Где истоки дезинформации? Это все часть плана Голденблада? Уловка Цезаря? На кону жизни десятков миллионов моих подданных, а пони, которому я доверяла больше всего, оказался предателем!

— Мне жаль, мне очень жаль, — повторила я, опуская глаза на её серебренные накопытники. — Я бы сделал всё… чтобы исправить это!

— Всё? — спросила она приятным, тихим голосом. Затем помолчала некоторое время и снова заговорила, но уже мягким тоном:

— Что же. В таком случае, хочешь ли ты искупить свою вину?

— Да, моя Принцесса. Я готов на всё!

После этих слов, белая луна на её броне засветилась, отсоединилась от неё и, во вспышке света, превратилась в светящийся кристалл размером с глаз пони.

— Ты знаешь, что это такое?

— Это… это матрица мегазаклинания ЭП-1101, Ваше Высочество.

— Над этим мегазаклинанием работал ты. А Голденблад возможно саботировал его, — сказала она, смотря на кристалл с отвращением. — Голденблад мог завербовать в свои ряды любого из тех, кто трудился над проектом. Твайлайт. Флаттершай. Того судью. Даже мою сестру. Он бы мог совершить переворот, как раз плюнуть.

Она в ярости сжала зубы.

— Мне следовало бы уничтожить эту матрицу. Но что если это часть его плана? Я не могу знать этого наверняка. — Затем, она снова посмотрела на меня. — Так что, я решила, что нам надо поступить менее предсказуемо.

— Какова ваша воля, Принцесса? — слабо прохрипела я.

— Мы привяжем твою душу и разум к этому мегазаклинанию. Твое же тело спрячут в надежное место. Если по каким-либо причинам это заклинание когда-нибудь будет использовано, то оно примется разыскивать того, кому предназначено, а вот ты позаботишься о том, чтобы оно вернулось ко мне. А если ты не сделаешь этого, то твои душа и разум будут медленно и неуклонно испаряться, пока полностью не исчезнут. НО! — резко сказала она и улыбнулась. — Если ты будешь преданным до конца, и заклинание вернется ко мне, я воссоединю твои тело, душу и разум. А если ещё и не всплывут никакие заговоры, ЭП-1101 окажется безопасным, а мои земли и подданные будут в целости и сохранности, то… то тебя помилуют.

С трудом я поднялась на болящие ноги и опустил голову в поклоне.

— Я согласен, Ваше Высочество. Согласен, — сказал я от чистого сердца.

Она медленно отошла в сторону, и появились два жеребца: один низкий и полный, другой высокий и тощий.

— Начинайте. Я должна подготовиться к сегодняшнему Гала. Я бы отменила эту пустую трату времени, но надо делать вид, что все идет свои чередом, пока мы вылавливаем заговорщиков. Ничего, как только Пинки закончит с мерзкими «Четыремя звездами», я благословлю её искоренение скверны из Д.М.Д.

266
{"b":"582879","o":1}