ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Имя розы
Государство Сократа
Вино из одуванчиков
Столица беглых
Придворный. Гоф-медик
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
КриБ,или Красное и белое в жизни тайного пионера Вити Молоткова
Доктор Живаго
Приключения Толи Клюквина

«Что бы ты ни делала, тебе никогда не стать хорошей пони. Потому что в этом мире нет хороших пони…»

Нет. Я не смирюсь с этим. Не имею права! Может, я и кровожадная бестолочь, которая не заслуживает ни одного из своих друзей, но я должна поступать правильно. И поэтому, не задумываясь, отдам жизнь за то, чтобы дать этой кобылке шанс на спасение. Отдам жизнь…

«По своей доброте душевной он нырнул туда и начал погружаться всё глубже и глубже. И, само собой, утонул. Когда его не стало, уже некому было помогать нищим, голодающим и уставшим. Поэтому все они тоже умерли».

Я уже не могла понять, продолжает ли это Попурри бороться за жизнь там внизу, или нас просто швыряет течением. Что сказала бы Глори, если бы я погибла? А что насчёт тех, кому я ещё могла помочь? Поступать лучше… Значило ли это пожертвовать жизнью одной кобылки ради остальных? Все мои системы начали выдавать предупреждающие сигналы об опасно низком уровне кислорода. Ещё один рывок. Ещё одна попытка! Да чтоб тебя, старайся лучше! Лучше!

Внезапно меня обхватили копыта и начали тянуть наверх. Я попыталась вырваться, и какая-то кобыла закричала от боли, получив от меня удар ногой. Я должна дать Попурри шанс. Я должна! Должна! Но тут моя голова оказалась над поверхностью, и Глори, П-21 и Лакуна дружными усилиями вытащили меня из воды. Вокруг обломков, перегородивших канаву, разлилось небольшое озеро, и я упала рядом с ним, глядя в небо, которое невозмутимо продолжало заливать меня потоками дождя.

— Почему? — пробормотала я, лёжа в луже грязной воды рядом со склонившимися надо мной Глори и П-21. Голубая пегаска поджимала переднюю ногу, скривившись от боли, и я почувствовала, как меня захлестнуло чувство вины. — Я способна… способна бросить вызов целой армии Предвестников. Убить чудовищного гуля. Так почему я не могу дать шанс на спасение одной маленькой кобылке?

— Потому что ты полная дура, Блекджек, — произнесла Чарити, стоя в дверях почты. Я медленно поднялась, глядя на неё так, словно она разговаривала со мной на зебринском или на другом непонятном мне языке. — Ты совсем не ценишь свою жизнь, — презрительно добавила она. — И всегда ставишь других выше себя. Своих друзей. Незнакомцев. Даже своих долбаных врагов. Потому что, по какой-то причине, считаешь, что их жизни куда важнее, чем твоя.

— Попурри… она… — тихо прохрипела я.

— Мертва, — безапелляционно заявила Чарити. — Она не первая. И далеко не последняя. Но, казня себя, ты этого не исправишь. Тебе не дано вернуть её к жизни. Даже ты не способна на такое.

Я уставилась на месиво из поломанных деревянных балок и искорёженного кровельного железа, чувствуя странное возбуждение внутри. «Стремись к лучшему», настаивало оно.

«Я пыталась».

«Стремись к лучшему».

«Я хочу этого».

«Стремись к лучшему».

«Я не знаю как!»

«Стремись к лучшему!»

— Я не могу. У меня не выходит, — закричала я, обхватив голову копытами. — Я пытаюсь, снова и снова, делаю всё, что в моих силах, но этот мир не становится лучше ни на йоту.

Все вокруг молча смотрели на меня, не предпринимая даже попыток достать тело из-под завала. Метконосцы. Харпика, прижимающая к себе спасенную Лакуной кобылку-гуля. Абсолютно незнакомые мне рабочие, безучастно взирающие, как расклеивается у них на глазах героиня Хуффингтона. П-21 с плачущей Скотч Тейп, которая рассыпала свои чертежы и планы, позволяя дождю уничтожать плоды её трудов. Даже Каприз и Чарити, стоявшие бок о бок и осторожно наблюдавшие за мной, одна с жалостью, а другая с презрением. Лакуна вместе с Секаши, мрачная Маджина, Рампейдж и невозмутимый Крупье, застывший возле домика зебры.

И тут я почувствовала, как Глори сжала моё копыто в своих.

— Это потому, что ты пытаешься сделать всё сама, Блекджек. Взваливаешь на себя всю ответственность. Всю вину. Всю боль и страдания. Стремишься в одиночку сделать Пустошь лучше для всех… но это невозможно.

— Твоя смерть не исправит совершённых ошибок, Блекджек, — раздался голос П-21, едва различимый за шумом дожля. — Тебе не изменить Девяносто Девятого. Не вернуть к жизни убитых. Не излечить разбитое сердце.

Все пони продолжали стоять неподвижно под проливным дождём.

— Просто не повело, — пробормотал один из жеребят, выглядывающих из-за обломков рухнувшего здания. — Это всё дождь и…

— Нет! Везение тут ни при чём! — воскликнула Скотч Тейп, выступая вперед. — Слушайте, не хочу никого обидеть, но… это было глупо! Так, как это сделали вы, здания не строят! Следуй вы определённым правилам, Попурри осталась бы жива! — И Скотч указала копытом на разрушенную постройку.

— Ты что, винишь нас в её смерти? — парировала Чарити.

— Нет. Но к любому строительству нужно подходить с умом. Нельзя просто положить балки поверх стен, сколотить их и рассчитывать, что получившаяся конструкция устоит! — закончила Скотч Тейп хриплым голосом, а затем начала кашлять и задыхаться.

— Идём, нужно отвести тебя в дом, — начал было П-21, но Скотч упрямо замотала головой и оттолкнула его.

— Знаю, это ваш дом. И я тоже хочу сделать его лучше. Более пригодным для жизни. Но если вы не станете меня слушать, то здесь я бессильна. Я совсем как Блекджек. — Она грустно посмотрела на меня, а затем снова повернулась к остальным. — Прошу, позвольте мне помочь.

Метконосцы сердито загалдели и дружно замотали головами. Что бы там Скотч Тейп ни говорила, она не стала одной из них. Не до конца. Ведь её отец был рядом с ней. Я посмотрела на Чарити, которая стояла под дождем, с мрачным видом глядя на Скотч Тейп и нервно покусывая нижнюю губу. Похоже, она не была до конца уверена, как ей следует поступить.

Наконец, желтая кобылка произнесла голосом, едва перекрывавшим шум дождя:

— Что ж, ладно. Что именно ты предлагаешь?

Скотч взглянула на Чарити, и на её лице буквально расцвела улыбка.

Повелительница крышечек пристально посмотрела в ответ, а затем хмурое выражение исчезло с её лица, и она улыбнулась Скотч, едва заметно кивнув головой.

И тут же все присутствующие, за исключением Глори, принялись разбирать завал, отбрасывая обломки на залитую водой дорогу. В конце концов, из пенистой воды выловили грязное маленькое тельце. Не в силах смотреть на это, я отвернулась и сидела так, пока страшную находку не унесли с глаз долой. Скотч Тейп успела раздать ещё несколько ценных указаний, вроде необходимости держаться подальше от уцелевших построек, прежде чем П-21 сгрёб её в охапку и, усадив себе на спину, направился к дому. Рампейдж также вернулась внутрь, в то время как Лакуна помогала обрушить несколько потенциально опасных строений. Теперь, когда сточная канава оказалась более-менее расчищена, поток воды возобновил свой стремительный бег по направлению к реке.

— Я не могу любить тебя такой, — пробормотала Глори, сидя рядом со мной с поникшей головой. — Я хочу этого, Блекджек. Клянусь. Ты хорошая пони, хоть и невыносимая тупица. Но я не могу отдать своё сердце той, которая считает, что не заслуживает этого. Ты должна жить, Блекджек. Всегда и везде ты стремишься помогать другим… но отказываешься помочь себе самой.

Я лежала, устремив взгляд в бесконечную серую пустоту над головой, поливающую меня дождём.

— Если бы я знала как, Глори. Да, мне нужна помощь. Я понимаю, что неправа во всём, что делаю… но не знаю, как это исправить. И больше не могу себе доверять. — Я закрыла глаза. — Как кто-то ещё сможет мне помочь?

Затем я почувствовала движение над собой. Расправив крылья, Глори встала сверху, укрывая меня от дождя своим телом. Сомневаюсь, чтобы Реинбоу Деш когда-нибудь делала нечто подобное. Может, в этом всё дело. Выдвинув пальцы, я осторожно взяла её за крылья и притянула к себе. Возможно, сейчас мне следовало участвовать в разборке завала. Или помогать Метконосцам хоронить Поппурри. Удостовериться, что со Скотч всё в порядке или помогать своим друзьям. А может…

«…он нырнул туда и начал погружаться всё глубже и глубже. И, само собой, утонул…»

36
{"b":"582879","o":1}