ЛитМир - Электронная Библиотека

Он стоял молча какое-то время, потом вытянул копыто и похлопал им по моему плечу.

— Понимаю. Это твой дом, — проговорил он. И никаких обвинений в глупости!

— Но это твой шанс на удочерение, Псалм. Ты здесь последняя. Пора уходить отсюда.

Минуту я просто смотрела на бежевую плитку. Он вздохнул.

— Забудь. Не торопись. Пегасы могут подождать.

Это заняло некоторое время. Время на то, чтобы собрать мои вещи в чёрное шерстяное одеяло, хоть и было их совсем немного. Время на то, чтобы подобрать старые игрушки, с которым никто не согласился бы играть снова. Время на то, чтобы взглянуть на грязную серую прихожую. Время на то, чтобы прислушаться к шуму дождя, врезающегося в её серые окна.

— Надо ли мне звать тебя… отцом? — спросила я, когда мы шли к выходу. Слово, коснувшись моих ушей, казалось чужим и нелепым.

— Думаю… это лишнее. Я совсем недавно стал достаточно взрослым, чтобы иметь даже своих детей, а уж твой возраст… Мне кажется, слово «опекун» подойдёт лучше, хотя и ненамного, — призрак улыбки тронул его губы. — Почему бы тебе не называть меня «Учитель»? Оно куда удобнее. Я как раз устроился в Школу Селестии для Одарённых Единорогов преподавать историю.

Он изрядно смутился, когда добавил:

— Принцесса Луна лично порекомендовала меня, хотя я понятия не имею почему. И за всю жизнь, пожалуй, не пойму.

— Оу, — сказала я, чтобы оттянуть время до того, как спросить:

— Как ты думаешь, могла бы я иногда приходить в школу с тобой? У меня… я знаю одного пони, который туда ходит.

Вместе мы вышли через главную дверь. Дождь прекратился, и всё было таким чистым и свежим… Редкий случай. В сторону Кантерлота тянулась радуга, разукрасившая золотую колесницу яркими огнями, почти такими же яркими, как свеча, появившаяся на моём боку. Её одинокий свет разгонял удушающий туман меланхолии, что едва не выпила мою душу до дна. Впервые с момента отъезда Чеддара я почувствовала теплоту в сердце. Голденблад улыбнулся, будто зная, о чём я думала. Я взглянула на Учителя и засияла улыбкой в ответ — такой улыбкой, которую не дарила прежде никому. Он посмотрел на меня и произнёс:

— Безусловно. Ты можешь быть моим помощником.

* * *

Проснувшись, я потянулась и надула губки, потому что мои копыта не встретиться с некоей прекрасной кобылкой, поразительно похожей на Рейнбоу Деш. Короткий взгляд подтвердил мои подозрения: Глори не было. Также я удивилась, поняв, что утро уже давно прошло. Я обычно не сплю так долго, хотя это «обычно» происходит из-за того, что мне нужно куда-то бежать. Вздохнув, я повернулась на бок.

«Лакуна, как там Рампейдж? Просмотр воспоминаний помог?» — спросила я телепатически. Это было не так сложно, как странно. Я решила, что нужно подумать о Лакуне, а после остаётся только надеяться, что она приняла передачу. Конечно, наш разговор также слышало всё Единство, но что уж тут поделаешь?

«Я не знаю наверняка. Я думаю, это помогло. Есть разница между пониманием того, что ты внезапно превращаешься в зебру и пониманием что даже если она и часть тебя, по крайней мене, это хорошая часть», — ответила моя подруга. — «Сказала, что хочет проверить окрестности. Посмотреть, нет ли где Предвестников, и заодно подумать обо всём».

Я вздохнула и улыбнулась, потирая побаливающий рог.

«Приятно слышать, что всё это было не зря», — я слегка нахмурилась, задумавшись. «Слушай, а это нормально? Я думала, что единороги могут использовать всего несколько заклинаний, соответствующих их талантам. Я же умею создавать магические пули и свет, а теперь ещё залезла в магию памяти».

Хотя, по-правде, это было всё равно, что сказать, будто я залезла в хирургию мозга.

«Это широко распространённое заблуждение, хотя в нём и есть доля истины. До войны единороги обычно обладали только той магией, которую развили в юности. Обычно она находилась в сфере их интересов и, таким образом, касалась их талантов. Однако же, магический потенциал не ограничен особыми талантами пони. Рэрити проявляла навыки модельера, но она также знала заклинание для поиска драгоценных камней и, несколько позже, телепортации. К тому же, если бы магия единорогов была ограничена, какой смысл был бы в записи заклинаний или школах магии? Вот подумай о своём стойле. Большинство единорогов там ведь изучали магию, подходящую их работе, какой бы не была их кьютимарка», — терпеливо объяснила Лакуна. «И, узнав желаемое заклинание, большинство просто перестают учиться».

Рэрити научилась телепортации? Должна признать… у меня текли слюнки от одной мысли о том, чтобы уметь самостоятельно телепортироваться. Исчезнуть из-под пуль во вспышке, очутиться за спиной у противника… Вот интересно, неужели постоянные ранения головы делают меня умнее: я понимала всё, что она сказала.

«Значит, единорог может увеличить свои магические силы?»

«Да, но потребуются немалые усилия, и рост этот не бесконечен. Есть единороги, которые сосредотачиваются на одном конкретном заклинании, чтобы добиться большей мощи. Другие обладают множеством способностей, но не вкладывают время и силы в их укрепление. Всего несколько… Твайлайт Спаркл… Кловер Мудрая… Старсвирл Бородатый… посвятили свои жизни обоим этим аспектам. К сожалению, я не думаю, что у тебя есть шансы с ними сравниться».

— Ай, — пробормотала я. — Может, его тереть посильнее?

Я нахмурилась, потирая мой бедненький… компактненький… рог. Я делала с ним всё, что могла!

Лакуна тихо посмеялась.

«Я не имела в виду, что тебе не хватит для этого ума. Снипс и Снейлс были далеко не гениями, но смогли овладеть абсолютно чуждой для расы пони магией. Я говорю, что подобный прогресс потребует много времени и сил. Ты должна будешь учиться, и учиться систематически, а для этого в твоей жизни слишком много стрельбы. И, боюсь, в тебе недостаточно усидчивости». — она остановилась, словно знала, что я прожигала потолок своим «убийственным» взглядом.

«С другой стороны, ты обладаешь безрассудной жаждой к экспериментам и не оглядываешься на вред, который можешь причинить самой себе. Может быть, такой магический талант у вас — семейное».

Вздохнув, я приспустила вожжи, позволив вырваться копившемуся внутри негодованию.

— Да уж. Мама затвердила каждое охранное заклятье из учебника, да ещё и где-то раскопала пару других. Но её не учила Текстбук.

Я ощутила, как моя злость переключается на учительницу из Стойла.

Я знала, к чему шёл разговор. А шёл он через пол-Пустоши, к Тенпони и предположению о том, что мы с Твайлайт Спаркл — родственники. Если бы это было правдой, всё бы сошлось… но нет. Я не смогла открыть дверь. Очевидно, моим предком была другая кобыла. Может, Пинки Пай — кто знает, кого объезжала эта розовенькая? Или Рэрити. Была во мне такая малюсенькая, не очень взрослая… ладно, может, и не такая малюсенькая… часть, которой нравилась мысль о том, что я — потомок плода её и Вэнити любви.

«Может быть, однажды, когда в тебя перестанут постоянно стрелять, ты поймёшь, что у тебя есть способности к магии. Может быть. Ведь всё зависит от тебя. Занятия магией требуют времени и усилий, и, естественно, данные о том, как её используют другие единороги, тоже помогут. Но для серьёзного обучения нужен не только ум. Нужно постоянство. А его тебе ой, как не хватает».

Я скрестила копыта на груди и надулась, потому что она говорила правду. Вдумчиво. Скрупулёзно. Не могла я просто сесть и посвятить месяц — два учёбе, чтобы посмотреть, какие ещё заклинания получиться изучить. Оставлю это на потом, когда загадка Горизонтов будет раскрыта, ЭП-1101 будет лежать глубоко на дне морском, а Предвестники давно исчезнут.

«Как там Глори и Аврора? Ты их видела?»

«Аврора ушла рано утром и оставила записку, что вернётся, а Глори внизу. Она купила… ингредиенты… у Чарити. Боюсь, сейчас она экспериментирует на кухне. Лучше бы оставила готовку П-21. У него это прекрасно получается» — и, словно прочитав мои мысли, а, насколько я знала, именно это она и сделала, она добавила:

46
{"b":"582879","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безгрешность
Царевич с плохим резюме
Чудовищное предложение
Дневник отца-пофигиста
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Кот ушел, а улыбка осталась
Рассказы о пилоте Пирксе. Непобедимый
Спроси меня как. Быть любимой, счастливой, красивой, богатой собой
Военный свет