ЛитМир - Электронная Библиотека

Глори моргнула, когда я вытащила пальцы и взмахнула диском.

— Только посмотрите, как он ощущается в воздухе! Могу поклясться, что брошу один такой на двадцать ярдов и снесу им голову рейдеру! Да что там! Я могу просто обкусать его до любой нужной мне формы! Оружие, броня и еда в одном флаконе!

Глори уставилась на меня, выглядя несколько неуверенной, так что я укусила диск ещё раз. Он не был чем-то, что я могла проглотить за раз. Для таких вещей требуется время. На дюжину этих блинчиков ушли бы недели.

— Что ж… я рада, что они тебе понравились, — в тоне Глори скользнула озабоченность.

— Интересно, я смогу поджечь их? — Размышляла я, повернув диск ан другую сторону. — Зажигательные тортики смерти!

Я фыркнула. Бу ещё раз чихнула, намекая на несостоятельность изобретения Глори, и принялась обнюхивать шкафы.

— Отлично! Я счастлива, что ты так потрясена моей оружейно-броневой выпечкой, — Глори, немного покраснев, указала на маленькую кучку тортиков рядом с плитой, а я зачавкала громче. М-м-м… осевая смазка и яблоко… Вкуснота!

— Я также счастлива, что тебе лучше, чем прошлой ночью, — она слегка нахмурилась. — Ты разговаривала во сне всю ночь.

Я закусила губу. Могла ли она выяснить, что делала Богиня, из моего ночного бормотания?

— Что я сказала?

— Не знаю. Что-то на зебринском, — Глори продолжала хмуриться. — Я считаю, тебе следует прекратить свои эксперименты с заклятьями памяти, пока ты не разузнаешь о них побольше. Сходи в Коллегию, поговори с Триаж и выясни у неё всё. Или посмотри в книге из Тенпони.

Я глубокомысленно жевала и наконец изрекла:

— Ладно.

— Я знаю, ты хочешь ей помочь, и я тоже хочу, но… — продолжила она, но тут же прервалась. — Погоди. Что ты сказала?

— Я сказала «ладно». Ты права. Мне нужно узнать чуть больше, перед тем как лезть на рожон в её голову. — Я слегка пожала плечами. Бу вытащила из шкафа упаковку пирожных Фэнси Бак и начала рвать обёртку из вощёной бумаги.

— Кто ты и что ты сделала с настоящей Блекджек? — нахмурилась Глори.

Я попыталась сохранить достоинство, глядя на неё. Она отвечала тем же. Наши отношения были не без изъянов, но мы обе хотели их сохранения. Я не хотела жить в мире, где нет Глори. В её глазах я читала бескрайнее море волнения, едва удерживаемое в рамках, но грозящее вот-вот затопить всё вокруг.

— Ты не боишься, что я попаду в неприятности?

Она поджала губы, будто и впрямь об этом раздумывала. Затем склонила голову:

— Я надела на тебя ошейник, Блекджек, но я не могу всё время держать тебя на расстоянии вытянутого крыла. И я боюсь… Но мне приходится доверить тебе, Блекджек, и надеяться, что ты избежишь действительно серьёзных трудностей. Договорились? — спросила она.

Встретив её пристальный вгляд, я увидела в нём предупреждение. Если я не смогу контролировать себя и вновь допущу нечто подобное тому, что случилось в Жёлтой Реке… я потеряю её.

Меня отвлёк шум разрываемой Бу упаковки.

— Теперь она знает, как их открывать?

Голубая пегаска нахмурилась, затем расслабилась и улыбнулась пустобокой кобылке.

— Да. Выяснила день или два назад. Не знаю, Скотч её научила или она сама догадалась.

Я села рядом с Бу и потрепала её уши, пока она расправлялась с пирожным. Без души ты не что иное, как животное. Могло ли животное научиться открывать упаковки? Полагаю, да. Но думать о пони как о существе без сознания или личности всё ещё было тяжело.

— Нравится, Бу? — я левитировала чёрный диск с надкушенным краем перед ней. — Какой вкус у тортика киберпони?

Она взглянула на него скептически, вытянула шею, лизнула краешек диска и вдруг отдёрнулась, фыркнув. Она взяла в рот остатки своего пирожного в рот и ускакала прочь, на прощание подарив чёрному диску резкий пинок задним копытом. К сожалению, его траектория полёта совпала с моим лицом. Лёжа на полу минутой спустя, я осознала, что была права: тортики были чрезвычайно эффективным оружием.

* * *

Я валялась в постели и листала книгу о магии для начинающих, ведь я обещала Глори, что хотя бы посмотрю, есть ли в ней упоминания о магии памяти. В процессе я наткнулась на несколько маленьких магических хитростей, о которых никогда прежде не слышала. Некоторые магические приёмы казались намного серьёзнее, чем для «новичка». Я попыталась сотворить дверь и в итоге, заработав пульсирующую боль в роге, добилась того, что в дверном проёме появилась крошечная хлипкая дверца, резко захлопнулась, обрушилась грудой изломанных щепок и исчезла в облаке дыма.

Ладно, я же не говорила «попрактикуюсь в магии». Некоторые магические приёмы, вроде хождения по облакам, я просто не могла проверить, правильно я их выполняю или нет. А тот пункт о создании крыльев… ну… я осилила первый параграф о коконах и метаморфозах, после чего у меня глаза сошлись в кучу, и я решила, что лучше буду двигаться дальше. К моему удивлению там обнаружился раздел о «магии разума», рассказывающий о том, как создать мост между пони, прикоснувшись своим рогом к их лбу. Видимо просто «занырнуть» было не совсем правильно, книга рекомендовала перетягивать память в себя или передать память другому. Простое слияние разумов, по-видимому, было чревато проблемами.

— Хотя, что это за жизнь без проблем? — пробормотала я, левитируя книгу перед собой.

Вдруг из задней части книги выпал сложенный листок бумаги и я удивлённо моргнула. Отложив книгу, я подняла страницу.

— Что это? Закладка Твайлайт? — спросила я себя, чуть улыбнувшись и развернула его. Тут же я узнала элегантный рогописный почерк Твайлайт.

«Дорогая Принцесса Луна, с большим сожалением и тяжёлым сердцем я вынуждена просить о сложении с меня обязанностей…»

Чего? Я немедленно села и перечитала эти строки ещё раз, чтобы убедиться, что это не шутки моего повреждённого мозга, затем продолжила читать.

«Дорогая Принцесса Луна, с великим сожалением тяжёлым сердцем я вынуждена просить о сложении с меня обязанностей Министерской Кобылы Минестерства Тайных Наук. Ваш приказ Ваше решение о казни Голденблада без суда, является преступлением оскорблением жесточайшей несправедливостью, беспрецедентной в истории пони. Я удовлетворена горда работой, проделанной моим министерством и всеми пони, работающими под моим руководством, и я уверена, что они превосходно послужат Эквестрии, но, положа копыто на сердце, я более не могу оставаться частью быть частью этого правительства, не идя наперекор совести. Я сообщу своим друзьям об этом решении и надеюсь, что ваше правление будет славным этичным лучше процветающим».

Здесь были и другие параграфы, подобные этому, с вычеркнутыми строчками, или полностью перечёркнутые. Несколько черновиков писем к Флаттершай и Эпплджек, объясняющих, что она не может быть больше частью Министерств и предлагающих им поступить так же. Полностью была вычеркнута часть, упрашивающая Флаттершай поговорить с Пинки Пай об уходе из Министерства Морали и о том, чтобы Эпплджек попыталась уговорить Рэрити уйти из Стиля.

Я подумала, могла ли Эквестрия просто рухнуть сама, если бы зебры не напали на нас? Продержались бы Министерства без Министерских Кобыл? Я понимала, что некоторые из них в разной степени были просто подставными лицами, но не смотря на это, они были важными символами государственной власти. Я вспомнила папки судебных документов в Медицинском Центре Флаттершай. Преследование Министерских Кобыл за преступления против Эквестрии? Преследование Принцесс по тем же обвинениям? ЭП-1101, мегазаклинание, призванное эффективно передать контроль над страной новому правителю. Проект Кайфоломщик, заговор, направленный на устранение всех, кто мог бы воспользоваться ЭП-1101. Что случилось бы, если бы не осталось никого, кто мог бы подключиться к ЭП-1101.

Если Сангвин был прав… то что-то плохое.

48
{"b":"582879","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гладь, люби, хвали: нескучное руководство по воспитанию собаки
Мамская правда. Позорные случаи и убийственно честные советы. Материнство: каждый день в бою
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Убить Ангела
Владимир Высоцкий. Каким помню и люблю
В шоке. Мое путешествие от врача к умирающему пациенту
Страсть цвета манго
Франция. 300 жалоб на Париж
Дорога вечности. Академия Сиятельных