ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

—    Что это за миссия?

—    Со временем узнаешь. А пока ты должен посвятить себя обучению.

Я смирился и успокоился. Теперь я был абсолютно свободен, и всей душой погрузился в глубины Тайного Знания, предоставлявшегося Наставником.

***

За постижением Истины время летело незаметно, и не успел я оглянуться, как наступил июнь.

Дни летели за днями, исполненные новых впечатляющих открытий. Я обнаруживал глубокий и скрытый смысл во всём, что окружало меня. Однажды, прогуливаясь с Наставником по берегу реки, я обратил внимание на большой камень, вросший в берег. И тут меня осенила мысль попытаться постичь душу этого камня, познать его истинную сущность. Я стал присматриваться к нему внимательнее. И, к огромному моему удивлению, мне открылась подлинная сущность камня. Я понял, что на самом деле камень живой! Он мыслит! Я смог уловить его мысли. Правда, камни думают очень медленно, и для того, чтобы проникнуть в их мысли, надо запастись терпением. Но зато я сумел не просто услышать мысли камня — тяжёлые, шершавые, каменные — но и понял, что в них вплетены мысли, переживания, чувства людей, побывавших на этом камне за сотни лет. Тут были спокойные, неторопливые раздумья стариков, присевших отдохнуть на тёплом, нагретом солнцем камне, и страстные порывы юных влюбленных, уединившихся летним вечером над рекой, и хлопотливые думы усталых хозяек, пришедших к проруби полоскать белье.

Я был поражён. Передо мною открылся огромный, необъятный мир. Я понял, что деление природы на живую и неживую было ошибочным, что на самом деле всё на свете наделено душой, и её просто надо уметь чувствовать.

Мир явился мне в новом обличье. Он как будто сорвал с себя грубую брезентовую робу и предстал передо мной во всей своей ослепительной красоте и великолепии.

Мир говорил со мной. Я слышал голос молодой травы и весеннего ветра, голос серого шершавого асфальта и прохладной серебристой реки. Звери, птицы, рыбы, насекомые — все они говорили со мной, и я понимал их язык так же хорошо, как язык людей. Я сам смог говорить с ними.

И не только говорить. Вскоре я заметил, что могу влиять на них, что мне удается управлять их поведением. Всё подчинялось моим словам, жестам и даже мыслям. Бродячие коты застывали на месте, стоило мне только взглянуть в их сторону, а потом послушно двигались в указанном мною направлении. Никому и никогда не удавалось заставить слушаться воробьев или синиц — а я делал это с удивительной лёгкостью и изяществом. Даже рыбы послушно выполняли мои приказания. Это было потрясающее ощущение — ощущение власти, равной которой не было ни у кого из живущих. Ни один президент или король не мог управлять рыбами или воробьями — а я мог! Ни за какие миллиарды нельзя было купить Знание, которое было у меня, и я чувствовал себя по-настоящему Избранным — подлинным властелином мира, которому доступно абсолютно всё.

А Наставник продолжал неутомимо вкладывать в мою голову всё новые и новые знания. Со временем я получил способность видеть не только земных животных и людей, но и удивительные создания, обитателей иных миров. Они появлялись всегда неожиданно, словно выныривали из воздуха. Описать их сложно — прежде всего потому, что они были абсолютно прозрачными. Это было странное ощущение. Я видел их, и в то же время прекрасно осознавал, что они прозрачны — то есть должны быть невидимыми; но они были здесь, и были абсолютно реальны. Я не просто ощущал их присутствие, я их видел. Я мог играть с ними — хотя игрой это назвать сложно. Это была своеобразная передача информации - после каждой встречи с этими существами я открывал в себе новые способности и новые знания.

Я жадно впитывал всё это богатство, наслаждаясь возможностью видеть то, чего не видит ни один человек в мире. В то время для меня существовала только одна цель — продвигаться вперёд путем Познания. Часто я забывал о сне и пище, целиком поглощённый новыми открытиями. Впрочем, ни малейшего неудобства от этого я не ощущал.

Несколько раз звонила жена, но разговор не клеился. Она по-прежнему считала меня больным и пыталась убедить, что все знания, полученные мной — лишь плод моего воображения. Отношения между нами становились всё холоднее. Я понял, что наша встреча и совместная жизнь были ошибкой. В подтверждение моих слов Наставник сказал мне, что у Ирины совершенно иная астральная сущность, и что мы с ней несовместимы. Оглядываясь на наше прошлое, я не мог понять, что нашёл в этой женщине, и какие чары заставляли меня искренне любить её целых три года. От окончательного разрыва меня удерживала лишь любовь к Веронике, моей маленькой доченьке, и вера в её великое предназначение. В последнем я был абсолютно уверен, и даже в том, какое имя я выбрал для своего ребёнка (а назвал дочь именно я) мне виделось предзнаменование: имя Вероника состоит из «веры» и «ники», то есть победительницы. Именно вера вела меня величественным путем Познания, и моя вера должна была привести к победе.

Отношения с коллегами на работе тоже стали прохладными. Нередко я замечал, что за моей спиной перешептываются, а когда я неожиданно входил в комнату, все замолкали или быстро переводили разговор на другие темы. Я догадывался, что здесь не обошлось без Олега. Думаю, он рассказал, что случилось в тот вечер, когда я от поднесенной им рюмки едва не стал зверем. Сам Олег старательно избегал встречи со мной, и даже когда нужно было передать мне какую-либо бумагу или завизировать договор, старался сделать это так, чтобы мы с ним не виделись. Впрочем, мне было абсолютно безразлично, что он обо мне думает, знают люди о том, что между нами произошло, или нет, и вообще что будет с этой фирмой и всеми её сотрудниками завтра. У меня впереди был величественный и загадочный путь Познания, а у них — никчемная серая обыденность, шуршание бумажками за жалкие копейки, и в итоге — смерть, такая же серая и будничная, как и их жизнь.

Так им и надо. Избранный может быть только один, и этот Избранный — я.

Вселенная. Июль.

Продвигаясь дальше и дальше путем Познания, я подошёл к той грани, за которой обычные люди и явления перестали меня интересовать. Я видел их насквозь, все их мысли, мотивы и стремления были как на ладони.

И тогда Наставник подарил мне абсолютно новое, потрясающее открытие.

Но перед этим произошло одно небольшое происшествие, о котором справедливости ради следует упомянуть.

Я уже говорил, что мы готовили на работе большой проект, которому наше начальство придавало особое значение. Я тоже участвовал в этом проекте, выполнив значительный объем работы. Но после знакомства с Наставником я понял, что всё, что мы делали, мы делали неправильно. С позиций нового знания мне было ясно видна вся бесполезность нашей предыдущей работы. Я понимал, что мы допустили ошибку. И я решил исправить её.

В тот день я пришёл в офис на полчаса раньше. Я включил свой компьютер и уничтожил всё, над чем работал последние месяцы. Я стер всю информацию с дисков и флэш-карт, а потом перешёл к компьютерам моих коллег. У меня были пароли доступа - накануне, когда я зашёл в кабинет главного менеджера, его не было на месте. Я увидел, что верхний ящик его стола приоткрыт. В нём лежал листок с паролями. Наставник велел мне взять его, и теперь я был во всеоружии.

Когда в офисе появились мои коллеги, я сообщил им, что всё, над чем мы работали последние месяцы, было неправильным, ошибочным, и потому я уничтожил все наши наработки. Но мне известно правильное решение, и я могу о нём рассказать.

Поднялся страшный шум. На место происшествия сбежались почти все сотрудники. Меня оскорбляли, мне угрожали, меня грозились немедленно уволить, но я оставался абсолютно спокойным и твердил, что всё, что сделано мной, сделано правильно, и я не собираюсь ни в чём раскаиваться.

Там же, в толпе, я увидел Олега. Он что-то горячо шептал шефу, время от времени тыча в мою сторону пальцем и оживленно жестикулируя. Я заметил, что шеф внимательно смотрит на меня. Потом он велел всем разойтись по рабочим местам, а меня пригласил к себе в кабинет.

13
{"b":"582882","o":1}