ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако нам предстоит рассмотреть ещё два важных аспекта жизни нашего героя — его целительскую и проповедническую деятельность.

Целительство в течение многих лет было для Михаила основным родом занятий. Именно страждущие и желающие избавиться от всевозможных недугов составляли основную часть его посетителей. Спектр заболеваний при этом был чрезвычайно широк — от невротических расстройств до тяжёлых онкологических заболеваний. И тут необходимо заметить, что берясь за лечение тяжёлых форм патологии, Михаил, несомненно, наносил тяжкий, порой непоправимый вред своим пациентам. Используя вместо традиционного лечения «заговоры» психически больного человека, они упускали драгоценное время, в течение которого им могла помочь современная медицина. Достоверно известны случаи ухудшения состояния пациентов после приёма Михаила, а также несколько случаев смерти от тяжёлых заболеваний, страдавшие которыми пытались излечиться с помощью методов «отца Михаила».

Лечебные методы, которые использовал Михаил, были довольно экзотичными. Основную массу пациентов он пользовал заговорами. Заговор в его исполнении звучал также довольно странно — это была внешне бессмысленная мешанина из слов, отдельных фраз и каких-то нечленораздельных звуков. По свидетельству очевидцев, уловить какой-либо смысл в этой «словесной окрошке» было совершенно невозможно. Михаил никогда не использовал «традиционных» заговоров и молитв, считая их неэффективными. Продолжительность «сеанса» в каждом случае была индивидуальна и могла составлять от одной минуты до нескольких часов.

Многим пациентам Михаил давал весьма экзотические советы. Например, одной из больных, страдавшей «онемением рук» (терминология самой пациентки) он посоветовал отправиться в полночь на кладбище, взять горсть земли со свежей могилы и съесть. Интересно, что пациентка, выполнив указание «врача» (хотя, как она сама признавалась, сделать это было нелегко), действительно почувствовала себя лучите. Другой пациентке Михаил посоветовал взойти на высокий холм, и повернувшись лицом на восток, трижды произнести: «Свободна еси». Ещё одна больная получила в качестве лечения совет съедать каждый день по кусочку мела.

Надо сказать, что подобная тактика «шоковой терапии» может быть весьма эффективной при некоторых психических заболеваниях — неврозах, некоторых видах депрессий и даже при шизофрении. Случаи улучшения состояния и даже излечения, отмеченные у пациентов Михаила, объясняются тем, что они страдали именно такими расстройствами. Разумеется, попытки вылечить подобным образом, скажем, стенокардию или пиелонефрит обречены на провал.

Дневник:

«О лечении. Болезнь есть злой дух. Когда вселяется в человека, начинает играть. Бесы высиживают яйца и едят паутину. Человек, в которого бесы вселились, не свой, не может открыться. Надо читать над бесом. Тогда бес увидит, что нет ему, и выходит в другой. Если когда появится что-то покушать, то бес может вселиться через еду и получить болезнь. Тогда надо читать снова как в первый раз...»

К середине 90-х годов относится начало широкой проповеднической деятельности Михаила. Если вначале его духовные «наставления» носили обрывочный, фрагментарный характер, как правило, сопровождая «лечебные сеансы», то со временем они стали самостоятельной формой выражения его мироощущения. Появилась категория посетителей, специально приезжавшая, чтобы послушать «проповеди отца Михаила». Собственно, никаких новых идей, никакого нового учения во время этих проповедей слушателям не предлагалось. Как правило, Михаил повторял давно известные библейские истины о добре и зле, о правде, о необходимости соблюдать изложенные в Библии заповеди. Правда, иногда в его «лекциях» обнаруживались явные признаки болезненного восприятия. Очевидцы рассказывают, что изредка можно было наблюдать, как во время «проповеди» Михаил внезапно замолкал, а потом начинал ожесточенно спорить с какими-то невидимыми собеседниками, размахивая руками и оживленно жестикулируя. Иногда он даже пытался нанести своим противникам удары кулаками и всем, что попадалось под руку. Обычно подобные вспышки продолжались несколько минут, а потом так же внезапно прекращались.

Однако всё это не только не отталкивало от Михаила его адептов, но и - вследствие их рассказов и распространения самых невероятных слухов — способствовало постоянному увеличению притока посетителей.

Вера в чудо живет в человеке. Возможно, именно эта иррациональная вера в некое сверхъестественное, волшебное событие и является принципиальным отличием живого человеческого мозга от техногенных интеллектуальных систем. Компьютеру недоступно понимание чуда, ибо оно лежит за пределами рациональности, за пределами строгих математических расчётов. Вера в чудо — специфично человеческая черта. Увы - слепая вера в чудо способна завести человека в тупик. Уже на нашей памяти появилось огромное количество лжепророков — достаточно вспомнить приснопамятное «Белое Братство». Наиболее многочисленной «клиентурой» охотников за душами являются люди, страдающие различными формами психических расстройств — от неврозов до тяжёлых форм шизофрении.

В данном случае слепая вера также заставляла людей верить в исключительность своего «гуру». Более того, некоторые из его «прихожан» становились «учениками» и тили «проповедовать учение отца Михаила» в массы. Среди этих «активистов» были как люди явно психически нездоровые, так и вполне нормальные, для которых, однако, идеи «учителя» приобрели сверхценный характер. Подобный феномен известен под названием «синдрома индуцированного помешательства»: здоровые люди, долгое время находящиеся в тесном контакте с психически больными, постепенно перенимают их черты. Такой человек (родственник или близкий больного) может высказывать бредовые идеи не в меньшей, а иногда и в большей степени, чем сам больной. Отличить синдром индуцированного помешательства от психического заболевания достаточно просто — будучи некоторое время изолированным от больного, его близкий постепенно возвращается в реальность, бредовые идеи дезактуализируются, у него появляется критика к своему состоянию (причем безо всякого лечения). В случае же истинного психического заболевания бредовые идеи отличаются исключительной стойкостью, и изоляция больного никак не влияет на их выраженность.

Кстати, постоянное и длительное общение с психически больными людьми может вызвать специфические изменения психики у работников психиатрических учреждений — врачей-психиатров, медицинских сестёр, санитаров. Такие изменения получили название профессиональной деформации личности. Кроме того, у людей, чья работа связана с обслуживанием психически больных, часто наблюдается так называемый «синдром выгорания», проявляющийся быстрой утомляемостью, постоянным ощущением усталости, эмоциональными расстройствами, нарушениями сна и т.п. Синдром выгорания связан с высокой психоэмоциональной нагрузкой, которую испытывают работники психиатрических учреждений, и требует рациональной организации работы, обеспечения условий для полноценного отдыха персонала, а также обучения людей, непосредственно общающихся с психически больными, методам саморегуляции психического состояния.

Дневник:

«Вера дает мне счастье надежды. Я стал священником, чтобы делиться счастьем веры, потому что вера дает нам надежду, надежду на жизнь вечную, на счастье уже тут, не только Там. Если Бог есть в сердце — есть счастье. Если нет — то ни богатство, ни здоровье не даст счастья. Бог во мне, и я счастлив. Измена — это падение, это грех, я благодарен Богу за грех, потому что падение — это любовь. Я буду радоваться. Когда Иисус спрашивает: ты меня любишь? Он кричит: «Да, Господи!», а второй раз уже тише: «Да», а третий, тихо так: «Господи, Ты всё знаешь!» Когда моими устами кричит злой лукавый, я говорю громко, а когда говорю сам, то молчу... Такой тишины я хотел, я просил: «Дайте мне тишину! Я успокоюсь и не буду вас трогать, но они все хотят, чтобы я был дурак. Им надо, чтобы я был дурак, потому что если я не дурак — то им всем уходить надо. Они проповедуют любовь Христову, но Христа в сердце не пускают. А у меня Бог в сердце, я сам есть Бог, а кто знает, что болен, если человек имеет своё «Я», то он доказывает, что я человек. Если у человека есть гордость, то он будет понимать свое. Нельзя любить Бога, если не любишь ближнего своего, и нельзя любить ближнего, если не любишь себя. Если я себя такой как есть акцентирую, зная про свои недостатки и грехи, то Бог не осуждает меня. Бог осуждает зло, а не меня. Он осуждает грех, а не грешника. Если человек убежден, что имеет свою гордость, то это человек с большой буквы, а если сомневается в себе, то это человек больной...

79
{"b":"582882","o":1}