ЛитМир - Электронная Библиотека

Юлька в стране Витасофии (сборник) - _10.jpg

Незнакомца звали Лаки, что в переводе с английского языка означало «Любимчик». Так его прозвала хозяйка, девочка по имени «Вика». Лаки пояснил, что живет в городе, вчера был украден двумя мужчинами и привезен в село. Утром ему удалось сбежать, и теперь он не знает, что делать дальше.

— Держись меня: не пропадешь! — небрежно сказал Тяпусь, намекнув, что обладает властью, достаточной, чтобы переправить Лаки не только в город, но и подальше: например, в другую галактику.

Восторженно глядя на Тяпуся, Лаки почтительно произнес, что рад встрече со столь значительной особой и готов следовать за ней куда угодно: хоть на живодерню.

Поморщившись от неприятного слова, — собаколовы появлялись иногда в селе, отлавливая бродячих и больных собак, — Тяпусь объявил, что о плохом говорить нельзя, иначе оно к тебе приползет. Лучше поспешить в Тяпусевы хоромы, где личная кухарка приготовит путешественникам торжественный обед.

Пробравшись через лазейку во двор, Тяпусь познакомил Лаки с его обитателями, и повел гостя на кухню. Мотря задумчиво посозерцала замерших на кухонном пороге щенят и неизвестно, какое бы приняла решение, если бы Лаки, догадавшись, что Тяпусь преувеличил свое влияние на кухарку, не поднялся на задние лапы и не проскакал человекообразным способом вокруг Мотри. Пораженная цирковым номером — спасибо девочке Вики, не пожалевшей для обучения Лаки своих каникул! — Мотря накормила скитальцев вкусным обедом и не стала возражать, когда для отдыха два щенка оккупировали одну будку.

Тяпусь блаженствовал. Выспавшись, друзья отправились в «Гав-Гав», где Тяпусь — убедившись, что Геркулес отсутствует, — представил Лаки в качестве полномочного посла городского собачьего клуба «Нюх-Нюх» в их поселок. Скромный, с элегантными манерами, Лаки всем понравился, а бульдог Смок, чьи предки эмигрировали в село из Лондона, даже заявил, что в манерах новичка есть нечто от английских джентльменов.

После культурных мероприятий — куда входили обязательные «пятнашки» — уставшие, но довольные друзья вернулись домой. Поужинав, друзья слегка погоняли по двору петуха — чтоб не зазнавался, — и залезли в будку, где Тяпусь долго рассказывал, как великолепно он плавает, пользуясь при желании одной лапой или хвостом. Не считая множества выигранных Олимпийских игр, в плавании наперегонки перед ним пасуют даже акулы.

Лаки слушал и восторженно ахал, понимая, что его друг принадлежит к числу фантазеров, которым можно внимать, но нельзя верить. Фантазеры не врут: обладая богатым воображением, они самообманываются, убежденные в реальности нарисованных ими картин. Таких фантазеров много среди политиков: что тогда говорить о собаках!

Проснувшись следующим утром, друзья позавтракали, после чего Тяпусь пообещал угостить Лаки потрясающим зрелищем: поединком собак.

— Надеюсь, не с нашим участием? — робко спросил Лаки.

— Нет! — заверил друга Тяпусь. — Учти: это дело, за которое не стыдно.

И Тяпусь рассказал следующее.

Геркулес обижал всех собак, кроме преданной ему кавказской овчарки Туман, обладавшей, как и он, задиристым характером. Недавно Туман поссорился с бульдогом Смоком и пообещал расправиться с ним, как только выздоровеет от дроби Геркулес. Один на один Смок сумеет справиться с Туманом, но против двоих ему не устоять. Поэтому необходимо организовать бой сейчас, пока Геркулес отсутствует.

Выслушав составленный Тяпусем план действий, Лаки поежился. Он был миролюбивой комнатной собачкой и не привык к приключениям, но, не желая подводить друга, согласился участвовать в военной кампании. …Летнее солнце, подползая к зениту, мягко обнимало лучами землю.

Пришедшие в клуб собаки, обсудив сегодняшние сплетни, мирно дремали, опустив голову на передние лапы. На вынырнувшего из кустов и пристроившегося рядом с Туманом Лаки никто внимания не обратил: что интересного можно услышать от новичка?

Возле Тумана лежала украденная неделю назад на бойне свиная кость, почему-то полюбившаяся овчарке. Убежденный, что все лопаются от зависти, с этой обглоданной костью Туман не расставался, периодически демонстрируя, каким сокровищем он обладает.

Растянувшись на траве, Лаки, делая вид, что дремлет, исподлобья наблюдал за собаками. Все сильнее припекало солнце, беседовать было не о чем и оставалось погружаться в сон, — что все и делали. Улучив момент, Лаки схватил зубами Тумановскую кость, юркнул в кусты, передал добычу Тяпусю и незаметно вернулся на место.

Ухватив кость поудобнее, Тяпусь сделал за кустами полукруг и, оказавшись позади Смока, быстро выскочил, положил кость возле бульдожьего носа и весело заорал:

— Приветствую всех! Смотрите, какая шикарная косточка появилась у Смока!

Открыв глаза, собаки радостно гавкнули: пришел главный поставщик новостей!

Обнаружив возле себя кость, Смок осторожно взял ее в зубы, демонстрируя собравшимся свалившийся с неба подарок. Члены клуба одобрительно залаяли, — кроме Тумана, увидевшего свое сокровище в пасти у Смока.

Только сильный имеет право забирать у слабого, — а Туман себя слабым не считал. Зарычав, с налитыми кровью глазами Туман бросился на Смока и, сбив наземь, навалился, стараясь добраться зубами до горла врага. Однако неповоротливый, но сильный бульдог, уронив кость, вывернулся из-под Тумана и вскочил на ноги.

Злобно рыча, противники медленно ходили друг против друга по нескончаемому кругу. Первым не выдержал Туман. Он прыгнул на бульдога, но тот, ожидая нападения, подставил плечо и Туман отлетел в сторону.

Догнав овчарку, бульдог сбил ее с ног и начал дырявить вражью шкуру клыками. Поняв, что ему несдобровать, Туман, с трудом поднявшись, ринулся наутек.

Победитель его не преследовал. Край надорванного уха свисал, шкура в нескольких местах была прокушена, но выглядел Смок бодро и, усевшись, принялся зализывать раны.

Тяпусь объяснил Лаки, что собачья слюна обладает целебными свойствами: более сильными, чем у любого лекарства. Поэтому собаки так редко обращаются к ветеринару: свою аптеку они носят с собой.

Поздравив Смока с победой, Тяпусь и Лаки отправились домой. Они брели по улице, обсуждая подробности схватки, как вдруг из-за угла показался кот-великан с прокусанным ухом.

Тяпусь остановился. Заметив щенка, кот, уставившись на обидчика, тоже застыл на месте.

— Почему стоим? — ткнулся мордой в Тяпусину спину недоумевающий Лаки.

— Молчи и готовься бежать, — прошипел Тяпусь, не спуская глаз с великана.

Между тем кот, подумав, повернул обратно и, свернув в переулок, пошел к цели другой дорогой, решив, что от этого сумасшедшего щенка лучше держаться подальше.

Облегченно вздохнув, Тяпусь, а за ним Лаки продолжили путь.

Зайдя во двор, друзья похлебали суп с кусочками хлеба и забрались в будку для послеобеденного отдыха. К их удивлению, Мотря вместо полуденного сна оделась и куда-то ушла. Появилась она не скоро: как раз тогда, когда выспавшиеся щенки выбрались из будки и Тяпусь, потягиваясь и зевая, рассуждал вслух о том, что бы такого сделать плохого. У него даже появилась мысль стащить кота Ваську с крыши за хвост и выяснить, почему он не ловит мышей. Но, к счастью для Васьки, исполнению этого замысла помешало появление во дворе Мотри и темноволосой симпатичной девочки Тони, несшей в руках соблазнительно пахнущие пакеты.

Уловив божественный мясной аромат, щенки наперегонки помчались к девочке.

Увидев Лаки, Тоня изумленно окликнула его по имени, после чего Лаки обрадовано залаял и запрыгал вокруг девочки.

— Откуда у вас эта собака? — спросила Тоня.

— Не знаю, Тонечка, не знаю, — ответила Мотря. — Вместе с Тяпусем пришла, я и приютила. А тебе она откуда знакома?

— Это любимый щенок моей подружки Вики: мы в одном подъезде живем. Недавно Лаки исчез: так Вика по всему городу развесила объявления «Пропала собака» и даже в газету послала: вместе с фотографией. А щенок, оказывается, у вас.

16
{"b":"582883","o":1}