ЛитМир - Электронная Библиотека

Через час стало совсем темно. Одежда полностью пропиталась влагой.

Навалилась усталость. Каждый шаг давался все труднее.

— Предлагаю остановиться и здесь заночевать, — стирая с лица капли воды, сказала Мышка.

— Как ты это представляешь? Шлепнемся на дорогу и будем лежать, прижавшись к холодным и мокрым кирпичам?! — хмыкнула Сова.

Поняв, что нравоучительных бесед проводить с ней не будут, она воспрянула духом и стала прежней задиристой особой.

— Костер разведем, — нерешительно произнесла Мышка.

— Ты чем его разожжешь: искрами из своих глаз? — сыронизировала Сова.

— Тише! — прикрикнула на подруг Юлька. — Слышите?

Неподалеку звучал тихий колокольный звон.

— Ура! — закричала Мышка. — Поспешим туда.

По мере приближения к нему звук колокола усиливался. Дойдя до развилки, девушки свернули с Белой дороги на проселочную и вскоре стояли перед высокой бревенчатой оградой.

— Где-то должны быть ворота, — высказала мудрую мысль Сова. — Вы идите вправо, я — влево.

— Вот они! — закричала Юлька, сделав несколько шагов в сторону. — Бегите сюда! Эй, люди!

Юлька начала кричать и бить кулаками по воротам.

— Кто стучит? — раздался звучный голос.

— Странники! — воскликнула Юлька. — Приютите нас!

Ворота распахнулись. Появившийся на пороге седоватый мужчина в вылинявшей от времени солдатской форме приветствовал путешественниц и пригласил в избу.

В просторной и жарко натопленной избе девушки увидели шестерых сидевших за столом ребят, дружно поглощавших гречневую кашу.

— Поужинать не желаете? — спросил солдат.

— Спасибо, не надо! — отказались девушки, устраиваясь возле печки так, чтобы быстрее высушить намокшую одежду.

Звук колокола стих. Открылась входная дверь. В избу вошел упитанный мужичок в белых одеждах. Благочестиво поклонившись путешественницам и помолившись перед висевшей в углу иконой, мужичок сел за стол, опустошил миску с кашей и бесшумно удалился. Закончившая ужинать детвора, слегка покапризничав и пошалив, отправилась ночевать на полати.

— Со скотиной управлюсь и вас устрою, — пообещал, выходя во двор, солдат.

Появился он не скоро: усталый и запыхавшийся.

— Я вас в гостевую комнату определю, — сказал он.

— Мы далеко от Падающей скалы? — задала волновавший ее вопрос Юлька.

— Это где чудо-юдо лежит? — усмехнулся солдат. — Километров пять к северу. Только зря идете, нехорошее это место. Я детворе туда ходить запретил.

Помолчав, солдат спросил: — Вам известно, почему гора называется «Падающей»?

— Нет, — качнула головой Юлька.

— Когда кто-нибудь пытается на нее взобраться, она, словно взбесившийся конь, содрогается и рушится вниз, сбрасывая и раздавливая нарушителя своего спокойствия, — после чего возвращается в исходное положение.

— Впервые о такой горе слышу, — нахмурилась Юлька.

— А где ваша жена? — бестактно поинтересовалась любопытная Мышка, — тут же получив сердитый взгляд от Юльки.

— Нет — и не было, — весело ответил солдат.

— Откуда тогда ребятишки? — удивилась Мышка.

— Тут такое дело, — смутился солдат и рассказал следующую историю.

Два года назад, демобилизованный из армии, он оказался в здешнем краю, отыскивая место для поселения — и наткнулся на этот дом. Зашел и ужаснулся: ребятишки от голода пухнут, траву едят, их мать при смерти лежит, а глава семейства, соорудив за огородом маленькую церквушку с колоколом, стоит на коленях и молится. Объяснил солдату, что, желая спасти душу, отказался от мирских соблазнов и занимается только молением и духовными исканиями. Поскольку дело это богоугодное, то добытую женой еду забирает в пользу своего чрева.

— Пришлось остаться, — пояснил солдат. — Мать вылечить не успел, а ребятишек на ноги поднял. Первый год тяжело было, потом все наладилось.

Завел скотину, посадил фруктовые деревья, огород. Ребятишки подросли, помогают.

— Отец спасает себя, вы — его детей, — заключила Юлька. — Неплохо богомолец устроился.

— Он, кстати, утверждает, что меня сюда Бог направил: чтоб его чрево насыщать, — засмеялся солдат. — Я не против: еды хватает.

Зевнув, солдат отвел девушек в гостевую комнату и, пожелав всем спокойной ночи, отправился на ночлег.

Утро оказалось ясным, солнечным. Осмотрев по просьбе солдата хозяйство — а также маленькую избушку с надписью «Святой», откуда доносился храп богомольца, — девушки попрощались с домочадцами и отправились к Падающей скале.

Шли недолго: около двух часов. Сфинкс вначале показался им разместившимся возле горы холмом, — и только подойдя ближе, поняли, что перед ними высится громадное каменное чудовище с головой человека и туловищем льва.

— Что надо, смертные? — увидев путешественниц, прогрохотало чудовище.

— Попасть в Великановы горы, — крикнула Юлька.

Помолчав, Сфинкс спросил:

— Чем готовы платить?

— Что ты хочешь?

— Одну из вас: ту, которая когда-то была Совой Минервы[105], потом — библиотекарем Властительницы Вечности, а сейчас — ваша спутница.

— Зачем я тебе? — изумилась Сова.

— Лекарством от скуки. Хочется поговорить, но не с кем. И так — многие тысячелетия. А ты — идеальный собеседник.

— Никогда! — представив Сову вечной пленницей Сфинкса, яростно вскричала Юлька. — Слышишь: никогда!

— Тогда идите, откуда пришли! — равнодушно зевнул Сфинкс.

— У нас нет выбора, — грустно сказала Сова. И, глядя Юльке в глаза, спросила:

— Мы — подруги?

— Да, — поспешно кивнула головой Юлька.

— Тогда я остаюсь!

— Подожди! — прервала Сова начавшую возражать Юльку. — Мне нельзя возвращаться. Помнишь, как наказали Прометея?

— Приковали к скале и орел, ежедневно прилетая, расклевывал его печень.

— Меня ждет подобное. Много раз я могла украсть у тебя медальон, — но не решилась. Рука не поднималась. Не зря хозяйка называет меня интеллигентной дурой.

— Говори, что им делать! — обернувшись к Сфинксу, приказала Сова.

— Пусть лезут на вершину Падающей горы: я постараюсь ее удержать.

Там, на макушке горы, девушка-Мышь направит энергию туда, куда стремитесь. Спешите, пока не передумал!

Глянув на стоявшую с поникшим видом Сову, Юлька и Мышка расплакались:

— Прощай, подружка!

— Прощайте, девочки! — Сова по очереди обняла каждую из подруг, подтолкнула к горе: — Идите, пока Сфинкс не захотел еще одну собеседницу!

Хотя Падающая гора ни разу не шелохнулась, взбираться на нее оказалось нелегко: возможно, мешало осознание того, что их осталось двое.

Несколько раз Юлька и Мышка останавливались, махали рукой уменьшающейся фигурке Совы, и вновь карабкались наверх.

Вот и вершина. Взявшись за руки, Юлька и Мышка бросили последний взгляд на оставшуюся здесь подругу, потом Мышка сделала неуловимое движение: и все вокруг завертелось в привычном круговороте.

ПЯТАЯ ИНТЕРЛЮДИЯ

— Как дела на шпионском фронте? — спросил Владыка Пространства, насмешливо глядя на Властительницу Вечности. — Что это за агент, которого так легко перевербовать?!

— Агент она, конечно, относительный, — смущенно созналась Властительница Вечности. — Я на нее эти функции взвалила, когда ее Юлька от дикарей спасла. Хорошая девушка, исполнительная, только книги не те читала. Я ей про медальон, а она про совесть. Типичная интеллигентка!

— Нашли о чем говорить! — возмущенно фыркнула Властительница Времени. — Юлька — в Великановых горах! Если Старец завладеет медальоном, он с его помощью уйдет из Витасофии на Землю. И тогда единственное, что нам останется: звать на помощь Создателя.

— Медальон что: такой мощный артефакт? — удивилась Властительница Вечности.

— Дело не в медальоне, — досадливо поморщился Владыка Пространства.

— Медальон — оружие против нас, не более. Опасна рукопись Затерянных столетий. Став достоянием Человечества, рукопись по силе воздействия на умы может превзойти Библию. И тогда о нас забудут так же быстро, как древние греки забыли о богах Олимпа.

78
{"b":"582883","o":1}