ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чувство принадлежности к своей семье, племени, народу, этносу, родине, язык, обычаи, культура, религия, природа — все это воспринимается с детства и остается на всю жизнь. Научение — великая особенность, и не случайны слова великого А. С. Пушкина: «ОТСУТСТВИЕ ВОСПИТАНИЯ, ЕСТЬ КОРЕНЬ ВСЯКОГО ЗЛА». Научаемости способствует усвоение социальной жизни, приобретение норм поведения. Она настолько важна в формировании личности, что может считаться одной из основ эволюции человека. Она различна у разных особей. Я встречался с одним человеком, у которого была слабая память, но зато он отлично помнил все свое детство, проведенное в деревне, и очень часто его вспоминал до поразительно мелких подробностей. У него после детства произошло как бы затемнение сознания.

У животных чем слабее проявляется инстинктивная деятельность и сильнее разумная, тем выше научаемость. И наоборот. Любой щенок, разобщенный с собаками, и воспитанный в одиночестве, став взрослым, вполне способен к совокуплению, целесообразно реагируя на суку. Тогда как молодой горилла, выращенный в неволе, не знает, как себя вести с самкой. У зверей, аналогично с человеком, также развита научаемость в раннем возрасте.

Котенок, воспитанный без матери, далеко не всегда умеет ловить мышей, взобравшись на дерево не может с него спуститься. Гепарды, воспитанные в неволе, только при помощи человека с трудом возвращаются к самостоятельной жизни на воле, о чем так хорошо и убедительно рассказала в своих книгах талантливая и трагически погибшая в Африке вместе с мужем от рук браконьеров натуралистка Джой Адамсон, приучавшая своих воспитанных в неволе гепардов к самостоятельной жизни.

Научению способствует подражание. Многие ученые подмечают высокую степень и быстроту формирования не только кроманьонца, то есть человека современного облика, но и неандертальца. Не сыграла ли решающее значение в эволюции Хомо сапиенс его способность к научаемости?

Научаемости человека способствовало сокращение числа детенышей, увеличение времени, необходимого на уход за детенышем до его созревания. Вероятно, как уже частично было сказано, удлинение продолжительности жизни человека, как социального существа, произошло не только благодаря совершенствованию быта, но и ради успешного завершения потомством научения при участии пожилых людей, имеющих богатый опыт жизни. Еще думается, что не оказали ли большое значение ледниковые периоды на развитие способностей к научению неандертальца и кроманьонца, когда резкие колебания климата и природной обстановки заставляли изменять коренные навыки поведения и образа жизни.

Впрочем: «Научить некоторым особенностям поведения, в частности таким, как добродетель, также трудно, как научить математике», — сказал Сократ. Достичь нравственности вряд ли легко обучением. «Это особенное произведение природы», — подтвердил А. Штейнезальц. И с тем и с другим высказыванием нельзя согласиться, хотя бы потому, что дети, воспитанные волками, усваивали не свойственное своей природе поведение диких воспитателей. Добродетели и нравственности, думается, можно научить любого ребенка с раннего возраста в соответствующей обстановке.

Возможности научения очень широки, но не у всех одинаковы. К тому же развитие одной способности происходит за счет возможной другой. Нередко родители, в горячем пылу добрых пожеланий к своим детям, дав им широкое и всестороннее образование, убеждаются, что, повзрослев, их потомки оказываются не способными к творческому труду и, по существу, представляют собою пустышек, в лучшем случае постигших искусство фразеологии, очень далекой от деловых качеств. Вместе с тем темный человек без научения в современном цивилизованном обществе может стать особенно отвратительным и опасным. Но вряд ли можно сомневаться, что ЭВОЛЮЦИЯ ХОМО САПИЕНС ШЛА БЛАГОДАРЯ НАУЧЕНИЮ В УЩЕРБ ИНСТИНКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, доставшейся от дикого предка.

Думается, что в современной психологии очень слабо разработана проблема инстинктивной деятельности человека, ее происхождение, прошлый и настоящий ее облик и соотношение с разумной деятельностью. Эта проблема представляется очень важной в обстановке ныне стремительно и далеко неблагополучно складывающейся современной цивилизации.

Проблема научения соприкасается с постановкой образования молодого человека. Стандартность обучения, принятая в системе так называемого народного образования, далека от совершенства, так как не способствует развитию индивидуальных способностей. Но как достичь того, чтобы каждому дать возможность свободного развития зародышей прекрасного, оградив от укоренившихся правил обучения, ради расцвета творческого духа и полного совершенства.

Теперь, после столь длинного введения, как мне кажется, столь необходимого для широкого круга читателей, перехожу ближе к главной теме книги — значению наследственных инстинктов в жизни и судьбе современного общества. В наше время узкой специализации, многообразной и изобильной информации, из-за которой человек, став взрослым, нередко забывает основы дисциплин, изучаемых в средней школе, тем более сейчас, когда стали предавать забвению биологические науки. В этой связи всплывает один эпизод, когда после моего выступления в среде вполне образованных и интеллигентных людей, ко мне подошел человек и спросил о том, как я думаю — человек произошел от обезьяны или все же был единовременно создан Богом?

Разум — орудие познания или заблуждения?

Заглавие этого раздела может показаться странным. Разум человека, отличающий его от животных, породивший современную цивилизацию, неужели может оказаться орудием заблуждения?

Мозг человека — самое сложное создание природы. Но чем сложнее, тем больше вероятностей неполадок в его деятельности, нежелательных отклонений, деформаций, психических заболеваний. К тому же естественный отбор перестал действовать в обществе человека. Нам неизвестно, есть ли психические заболевания у животных. Наверное, есть. Но они не столь часты и не ярко выражены, как у человека и, кроме того, тотчас же отбираются природой и исчезают из генетического кода.

Привычные, машинальные и бессознательные действия щадят разум и в жизни их большинство. К старости эти действия развиваются особенно сильно, так как мозг все время безостановочно работает и, перескакивая с предмета на предмет мышления, плохо их контролирует.

Каждый из нас тратит силу ума на познание окружающего и ничтожно мало или вовсе ничего на познание самого себя. Это способствует тому, что мозг наш не только орудие познания, но и заблуждения. Биологические способности человека, в том числе и умственные, если изменяются, то чрезвычайно медленно, а способность мыслить и развивать интеллект имеет свои границы.

Нелегко составить устойчивое представление о человеке, существе суетном, вечно колеблющемся и неудовлетворенном, изменчивом и непостоянном в своих деяниях. Большинство людей не достигает того, что могло бы сделать полезного в той или иной доступной им деятельности только из-за небрежного отношения к своему разуму. К тому же человек понимает ничтожную часть того, в чем живет и что видит, а обилие накопленных знаний, множество частностей затрудняет представление о целом, сущном, важном.

Человеческий разум несовершенен, хотя, как остроумно заметил Б. Шоу, у природы нет иного разума, кроме того, который она с таким трудом вложила в наши головы. Мы каждодневно встречаемся с проявлением наших заблуждений и ограниченностью ума, привыкли к ним, не замечаем их, а если и замечаем, то принимаем как неизбежное, обыденное и мало значащее. И все же человек раскрывает истину и постепенно познает окружающий мир, но только благодаря тому, что живет обществом, обладает способностью мыслить коллективно, к тому же передавая знания от поколения к поколению. «Ограничен разум человека, но зато безграничен разум человеческий, то есть человечества», — сказал В. Белинский.

Но и коллективный разум тоже способен к заблуждениям, да еще и величайшим. История человечества складывается из непрерывной цепи постоянных и подчас трагических блужданий между истиной и ложью. К тому же ложь разнолика и поэтому всесильна, а от истины уводят тысячи путей, и только один ведет к ней. Но время — величайший ценитель, предает забвению все ошибочное и восстанавливает правдивое. Не случайно говорится в народе: «Все минется, одна правда останется». Да, действительно, рано или поздно правда всплывает на поверхность, к сожалению, нередко уже в виде утопленницы.

16
{"b":"582885","o":1}