ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снегозавр и Ледяная Колдунья
Город драконов
Волшебные существа. Драконы, единороги, чудовища
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
В тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая
Метка черной розы
Я ничего не придумал
Пятое действие
Волчья река
Содержание  
A
A

Во всем, в мелочах и в крупных делах каждому виду свойственно одинаковое поведение, которому надлежит следовать, чтобы выжить. Этой обстановке приспособлены и форма его тела, физиологические потребности и способности. И это точно определенное поведение зависит исключительно от того, что оно во всех мелочах строго закреплено по наследству в нервной системе и поддерживается великим разнообразием царства инстинктов. Каждый вид в течение миллионов лет своей жизни и эволюции выработал и отшлифовал свои инстинкты в борьбе за существование на земле. В какой-то мере эта обстановка может быть образно и относительно сопоставлена с жизнью большого города, где каждый занят своими делами, выполняет свою обязанность.

Если бы не существовало точного разделения в поведении каждого вида и точного соответствия его обстановке среды, то в мире царил бы хаос и жизнь была бы невозможной, также как была бы на долгое время невозможна жизнь большого города, если бы в нем перепутались или исчезли все профессии. Инстинкты — одна из непременнейших особенностей существования. Они возникли с величайшей древности, совершенствовались в своем разнообразии и специфичности одновременно с развитием тела. Если бы по какой-либо необычной причине инстинкты всех животных погасли, жизнь на земле прекратила бы существование из-за неожиданного хаоса.

Поведение животных, начиная с самого примитивного предка, формировалось путем длительной эволюции, так же как макроскопическое и микроскопическое строение его тела, физиология и биохимия организма, запечатлеваясь в нервной системе в форме сложнейшего набора генетически закодированных многочисленных инстинктов. К большому сожалению, эволюционисты, занимаясь изучением происхождения жизни, все внимание уделяли совершенствованию формы организма или, выражаясь профессионально, его морфологии. До настоящего времени генетики, достигшие виртуозности в определении наследственных карт организмов и прежде всего человека, еще ни разу не предприняли попыток определения генетического наследия инстинктов. Происхождение и эволюция инстинктов привлекала очень мало внимания ученых, отчасти потому, что изучение их зарождения, развития и становления — слишком трудная задача, к тому же пока что лишенная возможной наглядности. В какой-то мере только медицина прикоснулась к инстинктам в связи с наследованием психических заболеваний.

Что же собою представляют инстинкты? Это своеобразная видовая память, хотя и запечатленная в наследственном аппарате, но пока не изученная в генах. Эта память управляет поведением организма, без которого невозможно его существование в разнородной среде обитания.

У рожденного организма уже существует этот набор инстинктов, и служат они для него автоматическим и специфическим руководством жизни. Они строго соответствуют органической целесообразности так же, как и любая особенность строения тела организма, в виде рациональных реакций на окружающую среду. В течение жизни инстинкты могут заменяться или изменяться так же, как изменяется и форма тела ребенка по мере взросления. Поэтому инстинкты ребенка отличаются от инстинктов взрослого и проявление их или чередование совершается в жизни в строгой последовательности одного за другим.

Что же контролирует рациональность проявления того или иного инстинкта, проверяет его безошибочность и органическую целесообразность? Эта сторона психической деятельности — тема неразработанная, хотя имеет громадное значение в познании механизма поведения. Она кажется и простой, и вместе с тем, очень сложной.

Поясним сказанное другими примерами, допуская для более ясного представления некоторые упрощения и повторения.

Когда вода, в которой обитает простейшее существо, допустим, амеба, становится слишком прохладной, инстинкт заставляет ее стремиться к теплу, к ее поверхности, обогреваемой солнцем. И наоборот, прятаться в тень от солнца, когда слишком горячи его лучи. Подобные реакции на среду могут быть вызваны слишком ярким светом или темнотой, вкусной или невкусной, или даже ядовитой едой, врагом, от которого полагается спасаться, добычей, на которую следует нападать. Эти реакции в наиболее примитивном выражении происходят автоматически, без участия высшей нервной системы. Их принято называть рефлексами. Между рефлексами и инстинктами существуют переходные формы, и некоторые из них, в какой-то мере усложняясь, произошли от первых. Классификация инстинктов и взаимоотношение их с рефлексами — не затронутая область, и здесь мы оставим ее в стороне.

Что же способствует проявлению инстинктов? Рациональное удовлетворение инстинкта, использование его органической целесообразности, соответствующей благополучию, выживанию или процветанию организма, ПОДКРЕПЛЯЕТСЯ ЧУВСТВОМ УДОВОЛЬСТВИЯ, УДОВЛЕТВОРЕНИЯ, ПРИЯТНОГО ОЩУЩЕНИЯ, РАДОСТИ, ИЛИ, ГОВОРЯ ИНАЧЕ, ПРИЯТНОЙ ЭМОЦИЕЙ И НАОБОРОТ, НЕУДОВЛЕТВОРЕНИЕ ИНСТИНКТА, ВОЗНИКАЮЩЕГО В ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ СИТУАЦИИ, ВЫЗЫВАЕТ ЧУВСТВО БОЛИ, ОТВРАЩЕНИЯ, НЕУДОВОЛЬСТВИЯ И СТРАДАНИЯ. Таким образом, воздействие среды и реакция на нее вызывают двойственное чувство. В столь простом определении объединяется не только функциональное значение инстинкта, но и вообще деятельность организма в широком значении этого слова, даже когда инстинкт дополняется, подправляется, а иногда и заменяется рассудочной деятельностью — разумом.

Такой схемой определяется поведение организма, инстинктивно подсказывающее, что такое ПЛОХО, а что такое ХОРОШО, то есть ДА или НЕТ, определяя путь от одной противоположности к другой или нахождение места между ними. Чем примитивнее животное, чем больше его поведение управляется инстинктами, тем проявление их происходит безошибочней, автоматически. У организмов более совершенных они могут в какой-то мере контролироваться разумом.

Эту простейшую схему, изложенную в популярной и доступной форме, я прошу читателя запомнить и понять, так как ею объясняются особенности поведения не только животных, но и человека современности. Разумеется, эта схема не претендует на универсальность и абсолютность. Она, так же, как и все остальное в жизни, в определенной мере относительна и безгранично изменчива.

В нашем теле есть отросток слепой кишки, так называемый аппендикс, приносящий немало неприятностей своим воспалением, ведущим нередко к гибели без лечения. Если бы не помощь хирургов, то, быть может, через несколько тысячелетий произошел бы естественный отбор на исчезновение аппендикса или его совершенствование. Но медицина противится естественному отбору, и поэтому человечество будет вечно страдать от заболевания аппендикса.

Сохранился подобный же аппендикс и в человеческом поведении. В молодости мы часто во сне мягко и плавно летаем. Откуда проистекает такая особенность сна — никто не знает. Объясняют это загадочное явление отзвуком того далекого прошлого, когда предки человека жили в тропических лесах и, подобно многим современным обезьянам, используя лианы, раскачиваясь высоко над землей, перелетали с дерево на дерево. Тут мы вновь подошли к одной из больших и сложных сторон психической деятельности человека — взаимоотношению инстинктов и разума. С одной стороны, инстинкты, особенно защитного характера, у нас подавлены воспитанием и познать их в полном объеме мы не в силах. С другой стороны, все же большая часть их прочно сидит в нашем подсознании. Они тормозят развитие современного общества, и каким бы не был общественный строй человечество может стать совершенным только, когда постепенно расстанется, хотя бы частично, со своей природой, доставшейся от предков.

Заметим, что поведение любого организма, будь ли это простейшее одноклеточное существо, вроде уже упомянутой крошечной амебы, или крупнейшего зверя — бегемота, тигра, волка и даже человека, складывается из инстинктов, запрограммированных и закрепленных по наследству, и реакций, приобретенных в процессе контакта со средой обитания, то есть усвоенных научением, опытом. Но сочетание инстинктов наследственных и приобретенных индивидуальных навыков у разных организмов различное. И если у простейшего существа вся его деятельность построена преимущественно на рефлексах и примитивных инстинктах, то по мере эволюции жизни это сочетание усложняется и становится очень мозаичным, колеблющимся у разных особей по-разному, то есть у одних могут преобладать инстинкты, у других навыки, приобретенные рассудочной деятельностью.

29
{"b":"582885","o":1}