ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Предпочиталась так называемая симметрия всего, то есть примирение между крайними явлениями, диалектика борьбы противоположностей. Все это отражалось на искусстве, достигшего удивительных высот. Но ничто не вечно, пришло время и кризиса Полиса.

Одна из зарубежных радиостанций вещает: «Разрозненный мир потрясает единство культуры». Непонятно, какая культура несет единство, да еще потрясающее. Если широко распространившиеся дешевые кинобоевики с обязательным мордобоем и перестрелками, эстрадные песни с музыкой не для души, а только для ног с барабанным боем? Ведь это скорее антикультура! До какой массовой, или как ее называют, поп-культуры скатились богатые и цивилизованные страны, бездуховной, и такой далекой от того, чтобы воспитывать в человеке благородные чувства, альтруизм, творческие дерзания. Такова печальная сторона искусства, когда оно развивается одновременно с антиискусством и убивает его. Правители мирятся с антикультурой, она умиротворяет общество, погружает его в сон денежных отношений, отвлекает от острых социальных проблем.

Человек всегда инстинктивно стремился к тому, что казалось высоким, светлым, одухотворенным, стоящим выше буден жизни, к красоте, изяществу, украшал самого себя, предметы обихода. Жизнь с красотой становилась более содержательной, приносила покой, радостное настроение. Искусство способствовало отвлеченному мышлению и чувствам, удовлетворяло эмоциональный голод, одухотворяло и формировало мораль и, может быть, в этом было его главное содержание и органически целесообразное значение. Развиваясь, искусство совершенствовало идеи добра, милосердия, порядочности, способствовало воспитанию чувства ответственности за жизнь общества, но только когда оно было нравственным. На берегу Маклая среди многих песен у папуасов была и песня о плохом человеке. Он ловил рыбу и утонул. Утонул потому, что был плохой. Так ИСКУССТВО ОБЛАГОРАЖИВАЛО ИНСТИНКТЫ, возвышало идею добра и гибели зла, развивало высокие чувства. Искусство в значительной мере СВЯЗЫВАЛО РАЗУМ С ИНСТИНКТАМИ.

Песни папуасов сходны в какой-то мере с современной эстрадой нашего прославленного мира цивилизации. Они не несут большую смысловую нагрузку и часто слагаются из повторения лишь нескольких слов или фраз и, конечно, под бой барабанов, употребляемых и в наше время, с тою только разницей, что техника усилила звук этого древнейшего инструмента до такой степени, что от так называемого тяжелого рока разбегаются во все стороны мыши и крысы, нервная система которых слабее человеческой.

Всякое явление при его чрезмерном развитии переходит в свою противоположность. Таково изобразительное искусство, породившее отвлеченные от реальности течения.

Забвение культуры замещается так называемой массовой культурой, ширпотребом, расцвет ее приносит громадный вред народу. Она ведет к духовному обнищанию общества и возрождению звериных инстинктов. В какой-то мере она представляет собою реликтовую культуру и атавизм поведения. Массовая культура, завладевшая средствами массовой информации, на самом деле антикультура, эпидемическое и низкопробное помешательство, падение в бездну бездуховности, тупик, лишенный перспективы, прогресса и гуманизма. Белинский и Чернышевский ратовали за воспитание и просвещение народных масс посредством искусства. Посейчас, признав значение культуры для здоровья общества, мы создали простор для поп музыки и порнографии.

«Из всех чувственных удовольствий музыка, — говорил Ш. Монтескье (1689–1755), — менее всего способна повреждать нравы». Но были другие времена и другая музыка. В наш век, особенно среди молодежи, развилась и широко распространилась музыка, развращающая нравы. «Я ненавижу развратную музыку из опасения, что ее смешают с истинной музыкой», — говорил древнекитайский философ Конфуций (551–479 гг.).

Расширение масштабов производства ведет к увеличению отходов, засоряющих природу. То же самое происходит и в сфере интеллектуальной деятельности. Массовое искусство порождает загромождение мусором духовную жизнь общества.

Культура воспитывает в человеке возвышенные чувства. Но смотря какая. Массовая культура, а также псевдокультура воспитывают чувства вульгарные, воскрешая низменные инстинкты.

Ну какая же это культура, когда по традиции рок-н-рол сопровождается стриптизом исполнителей. Так Девид Йоу во время фестиваля «Лоллапаруза-95» демонстративно сбрасывал с себя штаны, а американский исполнитель робабюилли Джей Проуби в феврале 1965 года стал демонстрировать свою голую, простите, задницу. В сентябре 1991 года на Гавайях Перри Феррон проводил полуторачасовой концерт голышом, а публика по окончании концерта пять раз вызывала его «на бис». Многие подобные выступления, очевидно, не без подогрева наркотиками, вызывают у публики массовое безумство и экстаз, пробуждающий необузданные инстинкты.

В театральном, изобразительном искусстве, издательствах газет, журналов и книг стала царить так называемая «порнуха и чернуха». Одним из примеров этого явления может служить недавно превосходно оформленная книжка рубаи Омара Хайяма (Орбита, Московский филиал, 1990 г.). На 180 страницах изображено 67 голых женщин с резко выраженными вторичными половыми признаками. Художник П. Бунин постарался. Издание носит отчетливо выраженный порнографический характер. Фамилия художника упомянута крупным шрифтом на титуле, тогда как фамилия переводчика этого великого таджикского поэта отсутствует. Все в стиле!

Из-за бурного развития техники, проникновения ее в быт и роста потребительства, общество постепенно стало терять уважение к высокой культуре и умственному труду. Создается впечатление, что научно-технический прогресс ведет к застою и деградации духовной жизни, а недостаточное развитие культуры, эмоциональный голод начинает утоляться наркоманией, алкоголизмом, так называемым сексом и жестокостью. Еще в наш век усиленной урбанизации творчество писателя-натуралиста мало кого интересует и постепенно предается забвению. Технический прогресс, массовая информация и культура ведут к унификации литературы, мышления и нивелировке личности.

Во власти инстинктов - i_025.png

Рис. 24. Сцена праздника. Слева группа женщин играет, поводя стрелою-смычком по тетиве лука — прародительнице царицы музыки — скрипки. Справа вверху — хоровод. Со всех сторон на праздник спешат на лошадях участники праздника.

Падению нравов, сопутствующему научно-техническому прогрессу, можно воспрепятствовать развитием культуры. И если в грядущий век она не воспрянет, то не возникнет ли катастрофа духовности и угроза существованию человечества.

Недавно по радио обсуждалась тема: «Что такое интеллигенция». По этому столь серьезному вопросу получился в общем куцый разговор. Один из участников дискуссии изрек, что интеллигенты — это диссиденты, то есть люди, стоящие в оппозиции к правительству. Другой, очевидно скептик, сообщил, что это люди, объединенные идеями, беспочвенными для осуществления, иначе говоря — мечтатели. Третий сказал, что человек, получивший должность во властных структурах, уже не интеллигент. Понятие интеллигент менялось в разные времена. Хорошо было бы принять такую формулу: интеллигенция — это прежде всего деятели одухотворенности и нравственности в любой, оказавшейся для них деятельности. И необязательно высокообразованные. Я встречал среди малограмотных людей высокую интеллигентность и среди высокообразованных — самых отъявленных дикарей или даже негодяев. Но чтобы быть интеллигентом, хотя бы не надо голодать и во что-то одеваться.

Когда во время второй мировой войны наша армия освободила фашистский лагерь заключенных Заксенхауз, то на стене одной из камер смертников увидели такую надпись: «Друзья, не только выжить, важней задача есть, Не дать из сердца выжечь достоинство и честь!» Кто автор этой надписи, достойный изваяния в памятнике?

Раздумывая об интеллигенции, ее предназначении в обществе, убеждаешься, что индикатором интеллигентности должно быть отчетливое неравнодушие как к злу, так и к добру. К сожалению, глубокий смысл этой короткой фразы не всегда доходит до сознания. Как-то в одном из интервью корреспонденту алма-атинской газеты «Огни Алатау» я упомянул эту фразу и расшифровал ее смысл. Посвятив статью похвале моей деятельности в защиту природы, корреспондент вопреки содержанию озаглавил ее: «Я равнодушен к злу и добру». И никто, не говоря об авторе корреспонденции, не обратил внимания на глупое несоответствие смысла статьи с ее заголовком.

67
{"b":"582885","o":1}