ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карта желаний. Подари себе новую жизнь
Как стать человеком-брендом и зарабатывать на этом 1 000 000 рублей в месяц
Околдовать разум, обмануть чувства
(Не) умереть от разбитого сердца
203 истории про платья
Малышка-крутышка
Имитация страсти
Мытарства нам предстоят
Не давайте скидок! Современные техники продаж
A
A

Между тем экспедиция эта является классическим, единственным даже для всемирной истории, примером наивыгоднейшего использования морских сил, в котором особенно рельефно сказалось одно из свойств, присущих почти исключительно природе морской силы, именно воздействие морских демонстраций на «международную впечатлительность». И в данном случае последствия «международной впечатлительности» были особенно велики: полное распадение коалиции против России и, как следствие этого, более быстрое подавление польского мятежа; поднятие поколебленного престижа России; потеря Наполеоном III его преобладающего влияния в европейской политике; устранение вмешательства Англии в американскую войну; более быстрое и успешное для Северного Союза окончание этой войны; наконец, возможность для России принять косвенное участие в великом деле уничтожения рабства.

С горьким чувством надо упомянуть о том, что эта почтенная услуга, оказанная нашим флотом России, не нашла себе должного признания в последующие времена, хотя это была одна из лучших страниц в истории русского флота.

К сожалению, кроме отдельных статей, подробного описания американской экспедиции русского флота так и не составлено.

Последний поход «Бисмарка»

18 мая 1941 года немецкий линейный корабль «Бисмарк» вышел в сопровождении тяжелого крейсера «Принц Ойген» (Prins Eugen) из Готенхафена (Gotenhafen) для проведения операции, которая несмотря на успешное начало имела очень печальный конец.

Так как в результате проведения данной операции линкор «Бисмарк» затонул, все критики сразу же поспешили выразить свое мнение по этому поводу. Существовала некоторая доля справедливости в том, что они подвергли сомнению правильность использования линейных кораблей в качестве рейдеров, потому что эти корабли не предназначались для использования в таких целях. Если даже это и было совершенно необходимо, то не следовало ли Главному штабу использовать два других линейных корабля — «Шарнгорст» и «Гнейзенау» для того, чтобы отвлечь внимание противника от «Бисмарка»? А может быть, следовало отложить проведение этой операции до того времени, когда «Тирпиц» будет готов для того, чтобы принять участие в боевых действиях? Сама операция была подвергнута большой критике. Почему немецкие корабли после того, как они разбили английский линейный крейсер «Худ», прекратили преследование линкора «Принс оф Уэлс» и не добили его до конца несмотря на то, что он получил серьезные повреждения? Почему немецкий линкор «Бисмарк» не вернулся домой после того, как он добился таких успехов? Вот некоторые из тех вопросов, которые были подняты при обсуждении этой операции.

Счастье и неудача преследовали «Бисмарк» в течение всей операции от начала и до конца. Судьба этого линкора ясно показывает, как легко могут поверхностные критики опустить важные моменты. Она также показывает, как трудно даже после тщательного изучения записей обеих сторон определить, что было сделано правильно и что неправильно. Конечно, для тех, кто непосредственно участвовал в операции, было очень трудно принять правильное решение.

Существует одно очень важное обстоятельство, которое нельзя оставить без внимания: даже при поражении этот прекрасный корабль добился больших успехов.

Решение Главного морского штаба использовать линейные корабли без поддержки авианосцев для борьбы с торговыми судами противника было принято по двум психологическим и военным причинам. Германия проиграла Первую мировую войну и неэффективно использовала свой флот, после поражения Германии в 1918 году неизбежно возникли разговоры об этом. Эти критические высказывания оказали большое влияние на решения, которые принимал главнокомандующий военно-морскими силами Германии во время Второй мировой войны гросс-адмирал Эрих Редер, бывший во время Первой мировой войны начальником штаба при адмирале Хирпере и решительно осуждавший слабое использование имперского флота. Естественно, что он не хотел повторять старые ошибки. По этой причине он сразу же начал посылать тяжелые линейные корабли для борьбы с английскими кораблями. Эти операции казалось противоречили всему прежнему опыту ведения войны на море. Полемика по этому вопросу, которая велась в то время между офицерами командного состава ВМФ Германии, привела к тому, что два раза была произведена смена командующих флотом. Удивительные успехи, которых добились немецкие оперативные соединения в борьбе с торговыми судами противника в течение двух первых лет войны, казалось, подтверждали правильность точки зрения гросс-адмирала. Благодаря действиям тяжелых крейсеров «Адмирал Шеер» и «Адмирал Хиппер» в Атлантическом и Индийском океанах, а также действиям линейных кораблей «Шарнгорст» и «Гнейзенау» в Северной Атлантике английскому торговому судоходству был нанесен большой ущерб. В течение первых двух месяцев 1941 года «Шарнгорст» и «Гнейзенау» уничтожили 22 торговых судна англичан и союзников, общим водоизмещением в 115 622 т и благополучно вернулись в Брест. Помимо нанесения значительного ущерба торговому судоходству действия немецких соединений оказывали большое влияние на противника и в другом отношении: они беспокоили противника, подрывали его авторитет, а также связывали его собственные силы. Поэтому немецкое командование имело все основания надеяться на то, что и поход тяжелого линейного корабля «Бисмарк» также будет иметь весьма успешным.

Однако уверенность в успехе этого похода значительно уменьшилась после того, как в результате неполадок в двигателе линейный корабль «Шарнгорст» вышел на несколько месяцев из строя. 6 апреля английский самолет торпедировал «Гнейзенау» и, он также был переведен для ремонта в сухой док, где впоследствии получил еще более тяжелое повреждение в результате прямого попадания нескольких бомб. Таким образом, эти корабли нельзя было использовать для отвлечения внимания от «Бисмарвд». И тем не менее основной целью плана военно-морского командования было продолжать атаки вражеских судов, используя надводные силы.

На совещании, которое происходило 25 апреля в Берлине, командующий надводным флотом адмирал Гонтер Лютьенс спросил, не будет ли более благоразумно отложить операцию до тех пор, пока не будет отремонтирован «Шарнгорст» или пока «Тирпиц» не будет готов к боевым действиям. Офицеры с «Тирпица», надеялись, что это предложение будет принято. Но, конечно, командующий надводным флотом не мог говорить открыто о своих опасениях относительно рискованности этого предприятия, если он не хотел подвергнуть себя той же участи, которая постигла двух его предшественников. Поэтому он в конце концов согласился с главнокомандующим морскими силами относительно необходимости возобновить надводные операции в Атлантическом океане как можно скорее.

Тяжелый крейсер «Принц Ойген» был придан «Бисмарку» в качестве эскортного крейсера. «Бисмарк» должен был атаковывать английские суда на путях снабжения противника в Северной Атлантике, попытаться прорваться и продолжать свои действия даже в случае обнаружения его противником. Основная задача заключалась в уничтожении вражеских кораблей и судов. Оба корабля должны были сохранять свою боевую готовность. Они должны были избегать встречи с превосходящими или равными им силами противника, но в том случае, если это столкновение было неизбежным, они должны были вести бой до решительного результата. Командующий эскадрой должен был вести боевые действия, используя проверенную и испытанную систему разведки и снабжения до тех пор, пока это было возможно, и затем возвратиться домой. В середине мая 6 подводных лодок вышли на свои позиции, с которых они должны были вести боевые действия вместе с группой «Бисмарк» на путях прохождения неприятельских конвоев в Северной Атлантике.

«Бисмарк» выходит в море

В ночь с 19 на 20 мая линейный корабль «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» прошли в сопровождении обычного эскорта охранения Большой Бельт и вечером 20 мая достигли южной части Кристиансунда. По данным воздушной разведки, английский морской флот находился в это время в районе Скапа. Ни в Норвежском, ни в Северном морях противник не был обнаружен. Таким образом, обстановка складывалась вполне благоприятно.

88
{"b":"582890","o":1}