ЛитМир - Электронная Библиотека

Делла стиснула руки. Удар пришелся в цель.

— Я не взяла с собой пистолет.

— Неужели? Это впервые с вами случается, — удивился Рейзнер и взглянул на Деллу в зеркало заднего обзора. — Прямо как по поговорке: зонт не взяли, тут же дождь пошел.

Я начинал понимать, что он говорит отнюдь не из желания себя послушать. Рейзнер почуял что-то неладное и пытался выведать, в чем дело.

Моя рука коснулась колена Деллы, она посмотрела на меня. Тихонько показал ей на сумочку, потом на себя. Она сразу же все поняла. И, пряча сумочку за передним сиденьем, вынула пистолет, протянула мне. Я осторожно сунул его в карман пиджака. Теперь Рейзнер не сумеет установить наличия пистолета в сумочке, когда мы приедем. Надо было придать убедительность рассказанной ему легенде.

— А зачем вы останавливались в Пелотте? — внезапно спросил Рейзнер.

Мы с Деллой обменялись взглядом. Пора было дать понять Рейзнеру, что ему не стоит без конца задавать нам вопросы, которые возникали в его башке.

— Послушайте, — сухо сказал я, — у меня болит голова, словно с недельного перепоя. Откровенно говоря, я бы лучше соснул немного, нежели отвечать на ваши дурацкие вопросы!

Наступило молчание. Потом Рейзнер сказал:

— Зря вы лезете в бутылку. Я всегда был немного болтлив.

Он прибавил газ, и мощная автомашина помчалась как стрела. Справа от автотрассы росли карликовые пальмы, слева был океан. Спустя несколько минут дорога пошла в гору, и, когда мы въехали на возвышенность, вдали показались огни довольно большого города.

Мы ехали слишком быстро, но и то, что я успел разглядеть, свидетельствовало, что Линкольн-бич весьма отличался от других известных мне городков побережья. В два часа ночи он буквально утопал в море разноцветных огней.

— Как красиво! — сказал я.

— Вон там казино, видите, огни на той стороне залива, — оживилась Делла, показывая пальцем, где именно. — Производит потрясающее впечатление, Ник!

— Я бы тоже мог произвести потрясающее впечатление, если бы на меня истратили миллион долларов, — без энтузиазма ответил Рейзнер.

Спустя минут двадцать мы стали спускаться извилистой дорогой, пересекая город, и, наконец, подъехали к казино. Его окружала шестиметровая ограда из железных прутьев, вход в которую охранялся двумя гориллами в униформах, наподобие эсэсовских мундиров. Когда мы въезжали в ворота, они с бесстрастным видом отдали нам честь. От ворот к зданию казино вела пальмовая аллея, на протяжении двух километров ее освещали мощные зеленые светильники. Возникало ощущение, будто перемещаешься под водой.

— Я приказал установить такие светильники два месяца тому назад. Теперь вокруг казино не осталось и пяди неосвещенной поверхности. Поразительно, до какой степени эти придурки обожают яркий свет! После установки ламп дела наши пошли гораздо лучше, — произнес Рейзнер это ничего не выражающим тоном, будто беседовал вслух с самим собою. И когда Делла стала говорить ему, что находит эту задумку прекрасной, он перебил, словно его нисколько не интересовало ее мнение, и стал показывать клумбу гигантских георгинов, освещенных лампами дневного света.

— У каждого цветка своя лампочка, — пояснил он. — Поль объехал все побережье, чтобы найти подходящие лампы, но дело стоило того. Многие психи приезжают пускать слюни за десятки километров, ну а потом, разумеется, отправляются в бар или в ресторан и спускают там сотни долларов.

Аллея внезапно вывела на просторную лужайку, а взору представилось сверкающее огнями казино. Мне никогда не приходилось видеть такого впечатляющего и роскошного дворца, словно из арабских сказок «Тысячи и одной ночи». Огромное белое строение в мавританском стиле с шестью башнями, увенчанными луковицами куполов, величественно вздымалось вверх, заслоняя ночное небо. Фасад его освещался попеременно желтыми, красными, зелеными и голубыми огнями прожекторов, которые управлялись автоматическим устройством.

— У вас в Лос-Анджелесе такого нет, не правда ли, Рикка? — спросил Рейзнер. — Эта система обошлась нам в десять кусков.

Машина продолжала медленно ехать между клумбами цветов. Мы миновали огромный бассейн, где, несмотря на поздний час, было полно купающихся, потом въехали в ворота внутренней ограды, которые, в свою очередь, также охранялись двумя стражниками. Увидев нас, они встали по стойке смирно. Проехали мимо теннисных кортов, потом я заметил группу деревенских бунгало, расположенных полукругом в ста метрах от берега океана. Каждое бунгало отделялось от другого пальмовой рощей и клумбами тропических цветов.

Рейзнер затормозил около одного из бунгало.

— Вот мы и прибыли. Все здесь готово для вас, миссис Вертхам, — сказал он, обращаясь к Делле. — А где поместить Рикка?

— В соседнем бунгало, которое предназначалось для Поля, — ответила она, выходя из машины.

— Если хотите, я могу вызвать врача, пусть осмотрит его, — предложил Рейзнер, оставаясь сидеть за рулем.

— Нет необходимости, — решил я, присоединяясь к Делле. — Высплюсь как следует и буду в форме.

— Как хотите, — согласился Рейзнер, даже не пытаясь скрывать своего полного безразличия.

— Не ждите нас, Ник, — сказала Делла. — Поговорим завтра утром. Спасибо, что заехали за нами.

Когда красные катафоты его автомашины исчезли среди пальм, Делла облегченно вздохнула.

— Ну, вот и все. Как вы находите Рейзнера?

— Трудный субъект.

Она открыла дверь в бунгало и включила свет. Внутри имелись большая комната, которая служила одновременно гостиной и спальней, миниатюрная кухня и ванная. Затрат не жалели, все выглядело роскошным и комфортабельным. Окна, шторы, занавеси, откидная кровать, встроенная в стену, шкафы и даже буфет — все управлялось с помощью электричества, достаточно было лишь нажать соответствующую кнопку. Кнопок было великое множество.

— Как, нравится? — спросила Делла, опускаясь на кровать. — На пляже тридцать таких бунгало. Все они меблированы на разный манер. Но это мне нравится больше всего. Налейте виски, Джонни. Бутылки в буфете.

— Признаться, все выглядит здесь весьма впечатляюще, — сказал я, приготавливая виски с содовой. — А казино так просто сказка! Обошлось, наверное, в миллионы.

Делла откинулась на кровати и пристально посмотрела на меня. Белый шелк ее блузки обтянул красивую грудь, а черные волосы откинулись назад, обнажая нежную белую шею.

— Не будь Рейзнера, все это могло бы принадлежать мне.

— А что бы вы стали делать со всем этим, если бы вдруг оно ста по вашей собственностью? — пробормотал я, не очень отдавая себе отчет, что говорю. От вида Деллы, полулежащей на кровати в соблазнительной позе, закружилась голова.

Она взяла у меня из рук бокал с виски.

— А вы, Джонни? Что бы вы стали делать?

— Не знаю.

Я подошел к пульту, усеянному кнопками из слоновой кости. Нажал на кнопку с надписью «шторы» и увидел, что шторы из темно-зеленого пластика стали медленно сдвигаться, закрывая огромное окно из зеркального стекла.

— А как вы думаете, способен ли легко и просто Рейзнер отказаться от полумиллиона долларов? Я, Делла, в этом не уверен.

— И тем не менее ему придется это сделать, если умело взяться за дело.

Опустив глаза, она стала разглядывать разорванную юбку.

— У меня такой вид, будто после кораблекрушения! — произнесла Делла и, встав, направилась к зеркалу.

Я подошел к ней. Несмотря на растрепанные волосы, ссадину на носу и разорванную юбку, она выглядела весьма респектабельно. Слишком даже респектабельно, если учесть тот настрой, который мною овладел.

— Вам надо идти спать, Джонни.

— Нет.

Руки дрожали, спирало дыхание.

— Рано или поздно это, конечно, случится, раз нам придется действовать сообща. Но только не сейчас, я не хочу. Это было бы неосторожно, — сказала она.

Я обнял ее за плечи. Почувствовал, что она дрожит всем телом. Тогда заставил ее обернуться и прижал к себе.

— С тех пор как я вас увидел, то исполнял все ваши приказания. Тогда вы командовали. Теперь моя очередь.

19
{"b":"582892","o":1}