ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология на пальцах
Мысли и парадоксы
1000 и 1 ночь без секса. Черная книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
InDriver: От Якутска до Кремниевой долины
Заказано влюбиться
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям
Твое имя
Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок
Счастливый ребенок. Универсальные правила

– Люди придумали эти правила. – Парировал мужчина.

– Она не готова. Нет. Это невозможно. Я никогда, слышите, никогда…

– А разве я спрашивал ваше мнение?

– Вы в своём уме?! – Громкий восклицательный шёпот, который заставлял меня хмуриться.

– Я просто хочу, чтобы вы знали о моих намерениях.

– Но так не делается. Это не правильно. Она ещё ребёнок…

– У меня нет времени ждать, пока она подрастёт.

– Она ни за что не согласится, нет, нет и ещё раз нет.

Бабушка… это точно она. Можно было расслышать, как дружно звякнули браслеты на её запястье. Такое всегда происходит, когда она ударяет кулачком об стол.

– Оставьте этот вопрос мне.

– Что вы собираетесь делать?

– Ничего противозаконного, если вы об этом.

– Покиньте наш дом, оставьте нас в покое…

– Вы же понимаете, что я слов на ветер не бросаю?

– Не нужно мне угрожать!

– И не собирался. Я не прошу помогать, хотя бы не мешайте.

– Что вы мне предлагаете?!

– Вы прекрасно понимаете, что следует за моим предложением.

– Поверьте, я не против, но если это будет по обоюдному согласию.

– Других вариантов я даже не рассматриваю.

– Но вы говорите, что нужно спешить.

– Это вовсе не значит, что я всё брошу.

– Это безумие!

– Всего лишь соблюдение старинных традиций.

– Чего вы от меня хотите? – По голосу стало слышно, что бабуля будто сдалась, и все звуки исчезли.

Проснулась я от хлопка входной двери. Оглянулась, словно могла увидеть сквозь стену, что же происходило в соседней комнате, но, опомнившись, выскочила туда в одной пижаме, ничуть не заботясь, что незнакомец может увидеть меня в таком виде. Бабушку я встретила на кухне, она с беззаботной улыбкой взбивала жидкое тесто на тонкие блины.

– Ба, а кто приходил? – Улыбнулась я, макнув палец в белое месиво. – Сладко.

– Брысь! Никто не приходил, с чего ты взяла? – Бабуля отвернулась к плите, выливая на разогретую сковороду растопленное сливочное масло.

– Я слышала, как ты с кем-то разговаривала.

– Тебе показалось.

Оставалось только пожать плечами. Ну, показалось, так показалось… в конце концов у бабушки тоже могут быть свои тайны. Последнее время стало катастрофически не хватать денег, пенсии слетели на «нет», ей пришлось восстанавливать клиентскую базу для работы на дому. Всем необходимым снабжали любимые ученицы, а умелые руки вряд ли кто-то может заменить. Вот и были у нас посетители едва ли не круглые сутки.

– Ба, а почему ты не спросишь меня, что я хочу на день рождения? – Задорно улыбнулась я, хватая с тарелки горячий блин, только что снятый со сковороды.

– Можно подумать, я не знаю, чего ты хочешь. – Усмехнулась она, наливая очередную порцию теста. – Видела я то платье. Ни к чему тебе его носить.

– Но оно красивое, ба. – Склонила я голову, пытаясь заглянуть в тёплые глаза.

– Оно неприлично короткое.

– Так все сейчас носят. Мне, между прочим, замуж скоро, а на примете ни одного достойного жениха нет.

– А с этим платьем ты найдёшь его? – Скептически скривилась бабуля. – Тем более достойного.

– Ну, хотя бы обычного. Нужно же с чего-то начинать. – Рассуждала я, размахивая масляными руками. – Ты в свои восемнадцать уже замужем была.

– Нашла, что вспомнить. Так я в свои восемнадцать ещё и ударницей социалистического труда была.

– Ба, ну, какого труда? Так и скажи, что со студ. отрядом на картошку ездили. – Поддела я бабулю и скрыла победную улыбку.

– И не только на картошку. – Строго заметила она. – Я была отличницей…

– Ага, а ещё комсомолкой и просто красавицей. Знаю, ба. Так и мои знания не хромают на обе ноги. Скажи, кстати, почему на меня никто не смотрит?

Я села на стул, подтягивая к себе второй блин, а бабушка укоризненно посмотрела и покачала головой.

– Так уж и никто? – Не стала она комментировать моё до жути неприличное поведение.

– Да говорю тебе! – Не прожевав как следует, бросилась я доказывать. Ещё бы в грудь бить стала.

– А может тайные поклонники?

– Да какие тайные? Никто кроме Пашки и платье новое не похвалит.

– Какого такого Пашки? – Глянула на меня бабуля своим фирменным проницательным взглядом.

– Того самого, ба. Не бандит он, сколько раз тебе говорить?

– Ага, сейчас они, кажется, бизнесменами называются.

– Просто человек умеет зарабатывать себе на жизнь, что в это такого?

– Я говорила тебе не общаться с ним?

– Да когда это было-то? – Изогнула я брови, но на всякий случай от бабули подальше отошла. Мало ли, блинным половником по голове шмякнет, на него и покосилась.

– Так он вроде не живёт уже здесь. С матерью его разговаривала. Тоже, надо сказать, не самая приятная особа.

– Ну, да, он в новостройках живёт в соседнем районе. Да ты видела наверно, там они зелёненькие такие.

Бабушка пристально на меня посмотрела.

– А ты откуда знаешь?

– Не волнуйся. В гостях не была. Он приглашал, конечно, но ты же меня знаешь…

– Скорее, ты знаешь меня. Учти!

Тут она вдруг изменилась в лице и смолкла. Знаю эту её присказку, чтобы я замуж без высшего образования не собиралась. Словно оно там поможет. Хе! Бабуля наивняк!

На сим наш разговор был практически завершён, ну, если не считать ещё десяти минут нотаций. А потом мы пошли примерять то самое платье, которое было до ужаса неприличное, но такое красивое и манящее. Бабуля долго кривилась и плевалась, но характером я, видимо, в неё и удалась, поэтому не уступила. Да и выглядела в нём сногсшибательно.

Правда, гроза, та самая, судьбоносная, которая разразилась на следующее утро, не позволила насладиться праздником, вечером… и платьем. Никто кроме троих подружек его и не увидел. Бабуля странно поглядывала за окно и говорила, что, наверно, так и должно быть. Что именно, и как должно, не уточняла, да и я особо не вникала в её старческие странности. Занималась своими делами, которых именно в этот день всегда скапливалось невероятное множество.

– Галя, мне завтра нужно будет уехать. – Сказала она, явно волнуясь, когда поздно вечером вошла в мою комнату.

– Хорошо, а куда?

– Да, – она неопределённо махнула рукой, – Антонина Филипповна приболела, просила, чтобы я пока с Тосей на прогулки походила.

– А-а, тогда конечно. Привет ей передавай.

– Обязательно.

Бабуля странно на меня посмотрела, с долей грусти и беспокойства, но я клятвенно пообещала, что с Пашкой больше на машине ездить не буду, и вроде как её отпустило. Вроде как…

* * *

Настойчивый звонок в дверь помешал не только спать, но и настраивать себя на нужный лад при подготовке к следующему экзамену, а если учесть, что два дня, готовясь к своему празднику, я бессовестно профилонила, оставалось у меня ещё пара дней, не больше.

– Привет. – Дружелюбно сказал Шах, стоя на моём пороге.

Я не то, чтобы глазам своим не поверила, вообще не поняла, что он здесь делает, как меня нашёл и, собственно, для чего искал. Но в том, что целенаправленно пришёл, не сомневалась.

– Привет. – Ответила ему с сомнением, переминаясь с ноги на ногу.

– Пустишь?

Это даже не вопрос был, потому как, я и не заметила, а он уже сам за собой дверь прикрывает, меня отстранив. Собран, сосредоточен. Смотрит на меня и мягко улыбается.

– Ничего, что я тут похозяйничал?

Я пожала плечами. Вообще не важно было, что он говорит. Только бы объяснил, что происходит. Поэтому и смотрела ему в рот, пытаясь уловить даже те слова, которые ещё не сказаны.

– Извини, ты ко мне? – Наконец, уточнила, а он улыбнулся ещё шире. Непривычно.

– Здесь ещё кто-то есть? – Отшутился с явным намёком, неприлично пристально оглядывая моё тело, я покраснела.

– Мы с бабулей вместе живём. Ба? – Крикнула в сторону комнаты, но тут же лицо ладонью прикрыла – Её нет сейчас, она подругу навестить поехала. Ты позже зайди.

Уголок его губ пополз вверх, Шах головой отрицательно махнул и вглубь комнаты посмотрел, напрашиваясь пройти дальше. Я образно махнула рукой, а он не растерялся, тут же шагнул мимо меня.

14
{"b":"582912","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я буду всегда с тобой
Девятый ангел
ОСВОД. Хронофлибустьеры
Капитализм в Америке: История
По счетам
Отражение
О чем мы молчим с моей матерью
Ермак. Телохранитель
Непарадная Америка