ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Беги от любви
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Мечты сбываются
Любовь во время чумы
Кай
Токсичная любовь
Сталинский сокол. Комбриг
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Легион уходит в бой

– Кто знает, насколько ты у нас дикая, кошечка… – Неоднозначно потянула Лизка и выгнулась наподобие пушистой проказнице. – Мраур… – Мурлыкнула и тут же залилась смехом.

Праздник продолжался, музыка не стихала. Антон, кинув на меня несколько неоднозначных взглядов, приблизился и пригласил на танец. Естественно я согласилась, сказать мне было что.

– Не дуйся! – Первым делом выдохнул он в мои волосы, прижимаясь в танце всем телом, блуждая тёплыми губами по лицу. – Знаю, ты всегда говорила, что не любишь этого пафоса и громких слов, но моя мама убедила, что в душе все девушки остаются маленькими принцессами и жаждут красивых поступков. Как тебе такой аргумент?

– Аргумент, может, и правильный, но не для меня.

– Глупости. – Улыбнулся Антон, отстраняясь лицом, чтобы увидеть мою ответную улыбку. И она появилась незамедлительно. – Ну, вот видишь, всё не так страшно, как казалось ещё минуту назад. Всё хорошо. Да?

– Да.

Кивнула я, скорее, чтобы его успокоить, не высказанное мнение можно было оставить при себе.

– Ты самая красивая и самая замечательная из всех девушек, с которыми я был знаком. Я действительно хочу, чтобы ты стала моей женой. Я так хочу. – Выделил специально. – И сделал это не потому, что моя мама называет тебя удачной партией. Не потому, что отец видит в тебе будущую мать своих внуков, правда. Я хочу быть с тобой, а всё остальное лишняя суета. Ты будешь моей женой?

Я удивлённо уставилась на него, а Антон нахмурился.

– Я же сказала «да». – Пояснила с примирительной улыбкой, которая его ничуть не смягчила.

– Ты растерялась тогда и сказала это для толпы. Для меня скажи, прошу.

Я растерянно смолкла.

– Ты будешь моей женой?

Антон спросил достаточно громко и чётко, настолько мощная энергетика исходила от этих слов, что я на секунду растерялась, словно попала на несколько лет назад, где от меня требовали этого ответа, и по телу от таких воспоминаний прошлась волна дрожи.

– Да. – Ответила, отмахнувшись от всего лишнего, и попыталась спрятаться, уткнувшись лицом в широкое плечо.

– Да… – Эхом услышала его голос и почувствовала улыбку, которая тронула губы, мешая поцелую. Мимолётному, лёгкому, воздушному. Наконец-то получилось расслабиться и я отдалась во власть танца, во власть мелодии, во власть надёжных мужских рук, которые уверенно вели в этом танце. Которые так же уверенно поведут меня по жизни.

А уж когда вернулись за стол и музыка стала более приглушённой, сложно было отделаться от суетливых насущных вопросов.

– А когда это важное событие?..

– Вы дату уже назначили?..

– А какое будет платье? Я бы посоветовала тебе свадьбу в стиле хебби-шик…

– Ни в коем случае не заказывайте лимузин, на нём потом у памятников не развернуться…

– Ресторан нужно бронировать заранее…

Вопросы и советы сыпались с разных сторон, Антон не успевал отбиваться, я, так и вовсе молчала. Была сейчас в другом месте, наверно даже в другом измерении. Знала, что завтра должен состояться другой разговор, который я планировала оттянуть ещё на пару лет как минимум.

– Галь, не грусти. – Пьяно улыбнулась мне Лиза и толкнула в бок острым локотком. Пришлось улыбнуться в ответ, а губы прикрыть бокалом с шампанским, чтобы не было видно, как они тут же кривятся. – Станешь ты скоро гражданкой…эм… как у Антоши фамилия?

– Ковалёв.

– Ну, – цокнула она языком, – фамилию мужа сейчас брать не обязательно. Так вот, выйдешь ты замуж, а там и Валера мой зашевелиться. Глядишь, в следующем году спиногрызиков нянчить будем. И вообще, жизнь, как мне кажется, налаживается. Эх, жалко ты из издательства уйдёшь, мы бы там с тобой таких дел наворотили…

– Каких ещё дел? И почему это я уйду?

– Ну, как же, – удивилась она и нахмурилась, видимо, переживая пузырьковый взрыв в своей голове, – наверняка Антошин папа возьмёт тебя к себе.

– Ага, в металлургическом бизнесе страх, как ценятся филологи русского языка с красным дипломом.

– Твоя правда. – Она подняла бокал, предлагая чокнуться, а меня долго и просить не нужно, тут же ответила. – Одно дело, если бы ты английский изучала… – Потянула мечтательно и на несколько секунд задумалась. – Да, нужно учить иностранный. Пригодится в жизни. Мало ли, я ещё замуж за иностранца выйти могу. – Надула губы, прикидывая в уме, а сможет ли.

– С гражданством определилась? – Хохотнула я, понимая, что подруга зависла.

– Да ну, глупости ты говоришь, зачем это мне. Лучше наших, русских мужиков, поди, и нет никого. Глянь, сколько счастливых лиц вокруг. – Широким жестом руки, в которой так и держался бокал, Лиза уверенно окинула весь зал. – Сколько позитива, сколько бесшабашности. Ну, в какой такой загранице ты увидишь столько же позитива, а? Нет, буду и дальше Валерика своего окручивать. Глянь, какой замечательный он у меня.

Лиза с блаженной улыбкой уставилась на жениха, а я глянула на Антона. Всем хорош. Красивый внешне, не дурак, уважает меня как женщину и как личность. За два года отношений я даже и вспомнить не могу, чтобы мы по пустяку какому-то ссорились. До него у меня был парень, вот там явно тротиловый эквивалент зашкаливал. Даже Лизка боялась подходить к нему, когда тот не в духе, а с Антоном мне легко и как-то естественно. Наверно так и должно быть. Чтобы не искрило…

Взгляд плавно прошёлся по другим гостям клуба. За столиком в углу сидела кампания во главе с высоким барадачом. Интересный тип, хоть и опасный. Он громко смеётся, а, доказывая правоту, басит так, что и музыку перекрикивает. Справа потягивают лёгкие коктейли две молоденькие студентки. Студентками я их считаю оттого, что денег нет, иначе с чего бы им эти коктейли крутить в руках вот уже второй час подряд. Они уверенно смотрят и иногда оглядываются по сторонам, видимо, желая познакомиться, но подходящих партнёров пока не нашли. Сразу за девушками мило улыбается друг другу супружеская пара. Мужчина аккуратно придерживает даму за ладонь, едва теребя пальцы, периодически поглаживая кольцо на безымянном правой руки. Мой взгляд тут же вернулся к Антону. Вот, не представляю я его так же сидящим со мной вечером, нежно придерживающим за руки. Чего-то мне в нём не хватает. Стабильности? Возможно. Порой он мне напоминает яркий флюгер, который готов повернуться в ту сторону, в которую его направляет своенравный ветер. Но когда этот флюгер кружится, теряя ориентиры, наступает время для того, чтобы найти точку опоры. На данный момент именно такой опорой себя чувствую я. Он зацепился за меня, пытаясь удержаться, и моей мощи хватает на это, но иногда я готова и сама сорваться, чтобы не быть опорой, чтобы сомой можно было парить. Взгляд невольно опустился к кольцу. Красивое, гладкое, с россыпью белых камней. Я где-то читала, а может, слышала, что обручальное кольцо должно быть идеально гладким, такой же гладкой будет и твоя жизнь. А это кольцо в камнях, в ухабах, не видимых глазу, и жизнь будет такая же…

Чтобы сбить грусть, потянула ещё пару глотков вина, взгляд снова принялся блуждать по залу в поисках чего-то особенного, за что можно зацепиться. Я посмотрела за спину Антона, который сейчас так увлёкся доказыванием очередной своей безумной идеи, что совершенно этого не замечает. Там, за его спиной, клуб погружался в полумрак, который не так-то просто разглядеть с моего места, но который позволяет сидящим там наслаждаться происходящим вокруг без преград. За столом двое мужчин. Их фигуры чётко вырисовываются из общей расползающейся темноты. Один из них сидит полу боком, другой в этот момент может так же свободно разглядывать меня, как и я его. Мне видно недостаточно, чтобы оценить. Мыс идеально начищенного ботинка направлен в мою сторону. Брюки. Это точно брюки, такая редкость среди молодёжи. Правая рука свободно лежит, демонстрируя кипельно белый манжет рубашки, застёгнутый на красивую запонку со странным камнем. Сейчас он кажется мне чёрным, но я практически уверена, что при свете дня это будет что-то уникальное, неповторимое.

5
{"b":"582912","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Триумфальная арка
Мамская правда. Позорные случаи и убийственно честные советы. Материнство: каждый день в бою
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
Зеркало Кассандры
Магия утра для высоких продаж
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
В поисках Любви. Избранные и обреченные
iPhuck 10