ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если Вы не против, погощу у Вас с недельку, – обращаясь скорее к Елизавете Христофоровне, нежели к вопрошающей ее подруге, без лишних раздумий отозвалась княжна, увлекаемая младшей Шуваловой к диванчику. На мелодичный перезвон колокольчика, коим не преминула завладеть хозяйка поместья, в гостиную скользнула ладно сложенная девочка с густой каштановой косой и россыпью веснушек на лице.

– Арина, принеси княжне чаю, да побыстрее.

Тихое “Слушаюсь, Лизавет Христофорна” едва донеслось до Катерины, а служанка уже скрылась за дверьми, словно бы и не было ее. Оценив расторопность, княжна одобрительно качнула головой и обернулась к “драгоценной Эллен”, как все в доме звали Елену Шувалову. Беседа обещала быть долгой и увлекательной.

Комментарий к Часть I. Три Екатерины. Глава первая. Паутина заговора

*в официальных источниках покушений на Николая Александровича не существовало, но в 1866 году начались покушения на Александра II, и до года 1879 были достаточно редки: по разу на 66 и 67. Потому я взяла на себя смелость поиграться с этим моментом, добавив и 63 год. Однако подчеркиваю, что сие вымысел, не претендующий на “чушь в ваших научных трудах! мне лучше знать!”. Те, кто хорошо знаком с историей царской семьи 63-66 г, поймут, почему допущены данные вольности.

**согласно документам, на момент 1863 года шефом жандармов и главным начальником III Отделения являлся Долгоруков Василий Андреевич.

========== Глава вторая. Отцы и дети ==========

Российская Империя, Санкт-Петербург, год 1863, август, 14.

Воздух, наполняющий небольшое помещение, лишенное окон, был спертым, заполненным едким ароматом раскуренного недавно табака, и крепко сложенному мужчине, расстегнувшему сюртук, начинало казаться, что еще немного, и его непременно хватит удар: духоту граф Константин Павлович Шувалов переносил плохо. И если бы не необходимость разговора и некая увлеченность игрой в карты, за которой время шло немногим быстрее, он бы непременно уже покинул комнату, где, как и обычно, они с Алексеем Михайловичем Голицыным, его давним приятелем и сослуживцем, встречались дважды в неделю. Это убежище, как звал его сам князь Алексей, им любезно предоставляла баронесса Лебединская, чей покойный супруг был шурином Константина Павловича. Отчего Голицын предпочитал видеться вне стен своего поместья и даже вне Петербургской квартиры самого Шувалова, граф не понимал, но предпочитал не допытываться. Он умел уважать чужие тайны, потому как это давало уверенность в том, что и на его собственные никто не посягнет.

Покачивая низким бокалом, наполненным до середины отличнейшим коньяком, Константин Павлович поглядывал на своего собеседника, размышляющего над очередным ходом и удерживающего в руке шесть прямоугольников с расписными “рубашками”.

– И всё же, не могу взять в толк, отчего ты настаиваешь на скорой свадьбе, – пожевав губами, высказал свои сомнения Шувалов; у внешних уголков прищуренных глаз лучиками разбежались морщинки.

Не так давно его сын Дмитрий испросил отцовского благословения на брак со средней дочерью Алексея Михайловича — Катериной. Причин для отказа граф не видел: умная, воспитанная и приятная в общении княжна, получившая образование в Смольном, могла составить прекрасную партию его старшему сыну, уже более года питающему к ней теплые чувства. Женившийся по любви Константин Павлович, проживший счастливо в браке уже тридцать один год, желал того же и для своих детей, а потому на просьбу Дмитрия ответил положительно. Решение супруга поддержала и Елизавета Христофоровна, давно знакомая с Катериной. Со стороны отца невесты также не последовало возражений: напротив, князь выразил искреннюю радость от того, что вскоре их семейства породнятся. Однако, венчание было решено провести на исходе зимы или весной будущего года, а сегодня Голицын отчего-то завел разговор о том, чтобы справить свадьбу в конце осени.

– Дело молодое, ясное. Чего ждать? Моей Марте внуков уже хочется, – добродушно посмеиваясь, отозвался Алексей Михайлович, наконец покрывая червонным тузом лежащего перед ним короля.

– Неужто старшие не спешат с этим?

– Ирина готова хоть завтра перед алтарем предстать, но что-то этот мальчишка – Перовский – либо излишне нерешителен, либо играется с ее чувствами, – неодобрительно сводя брови, князь проследил за тем, как отбитые карты складываются в общую кучку, после чего продолжил, – а Петр все даму сердца выбрать не может.

Он нарочно умолчал о романе сына с дочерью разорившегося дворянина, поскольку не одобрял подобную связь. Если бы это было простой интрижкой, угасающей после одной ночи, вряд ли бы Голицын придал ей значение: до встречи с Мартой и ему случалось влюбляться в девушек самого разного происхождения — отнюдь не все они были дворянками. Да и супруга его по матери имела низкий статус. Но его разум ни разу не затмевался настолько, чтобы возжелать обвенчаться с какой-нибудь крестьянкой. А именно об этом не так давно завел с ним разговор сын, на что получил категоричный отказ. Посрамить находящуюся в и без того шатком положении фамилию князь бы не позволил никому. И ежели Петр не одумается, нареченную ему выберет сам князь; благо, на примете у него есть Дарья Вяземская, дочь известного генерал-майора, княжна. Партия во всех отношениях удачная.

– А что Катерина? – предлагая собеседнику двух королей и оставаясь с единственной картой в руке, вернулся к изначальной теме граф. – Желает поскорее надеть свадебное платье?

– Постоянно говорит о женихе, – уверил его Алексей Михайлович, – даже из-под домашнего ареста сбежала, дабы увидеться с ним, – на ходу сочиняя подробности не имевших места быть моментов, князь с сожалением выложил последние козыри, надеясь на то, что у оппонента осталась мелкая карта, и эта игра не обернется для него проигрышем. Шувалов, пристально наблюдающий за мимикой на лице будущего родственника, сделал еще глоток из бокала.

– Прекрасно, что наши дети так влюблены, – одобрительно кивнув, Константин Павлович вновь взглянул на единственную свою карту, что-то выжидая, – и раз уж мы почти породнились, позволь узнать, почему Катерина отказалась от шифра по окончании Смольного? Мне известно, что она была в числе лучших выпускниц, и, признаться, я полагал, что она составит свиту Ея Императорского Величества Марии Александровны.

Лицо Голицына помрачнело, и прошло не менее минуты, прежде чем князь сумел перебороть изначальную эмоцию, чтобы ответить менее грубо, нежели это могло прозвучать. О причинах, послуживших тому, что Катенька не стала фрейлиной при Дворе, он не любил вспоминать. И в то же время, забыть не мог: в последние годы лишь память о них заставляла князя продолжать свое дело. Час расплаты приближался, и совсем скоро род Голицыных должен был вернуть свое влияние и силу, что так незаслуженно были отняты. Они могли стоять наравне с Романовыми, как было раньше, а то и выше, если бы в далеком одна тысяча шестьсот тринадцатом на престол взошел их предок, а не Михаил Фёдорович. И если бы не та история с цесаревичем, а также участие его брата в декабрьском восстании, когда-то привилегированная фамилия не стала бы опальной в глазах Императора. Но все это скоро закончится.

– Придворная жизнь не привлекала ее, – решив, что и дальше затягивать с ответом излишне нетактично, да и наводит на подозрения, Алексей Михайлович привел наиболее простую причину, – и в любом случае после свадьбы Катерина намеревалась посвятить себя дому и семье, – ожидая хода собеседника, князь беспокойно сжал в ладони картонный прямоугольник. Судя по тому, как Шувалов кивнул, принимая объяснение, он остался им удовлетворен. Пригладив волнистые волосы, почти не утратившие своей черноты, столь насыщенной в юности, граф бросил взгляд на недопитый коньяк, но от мысли опустошить бокал отказался.

– И слухи о том, что представительницу рода Голицыных просто не желали видеть при Дворе, ничем не оправданы?

На багровое сукно, коим был покрыт круглый колченогий столик, легла последняя карта с чуть заворачивающимися внутрь краями. Вздрогнув, Алексей Михайлович посмотрел на оппонента, выглядящего нарочито расслабленным. Но в карих глазах читалось странное выражение, никак не вяжущееся с обманчиво непринужденной позой. Быть может, Шувалов и желал для своих детей брака по любви, однако родословная тех, с кем они связывали свои судьбы, должна была быть чистой.

5
{"b":"582915","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя семья и другие звери
Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья
Легкий способ бросить курить
Бизнес-процессы. Как их описать, отладить и внедрить. Практикум
Самый богатый человек в Вавилоне
Доктор, это секс, дружба или любовь? Секреты счастливой личной жизни от психотерапевта
Что я делала, пока вы рожали детей
Mindshift. Новая жизнь, профессия и карьера в любом возрасте
Песня для кита