ЛитМир - Электронная Библиотека

Гужва Антон Денисович

Старый грузовик

Старый грузовик

Грузовик показался из-за холма, когда местное солнце склонилось над самыми верхушками лиственных крон. Сухой и пыльный воздух окрашивал светило в тёмные тона, отчего покрытое обрывками облаков небо казалось проржавевшим. Под ним лежала долина, окрашенная в жёлто-зелёные оттенки, на которой, то тут, то там, виднелись небольшие "островки" крепких деревьев и высокие "ветряки" с огромными лопастями. Среди них и расположился небольшой город Залесск, куда грузовик держал свой путь. Скорострельные пушки на башнях, защищавших городские стены, уже ожили и провожали его грозным взглядом своих стволов. Двигался он неторопливо, будто наслаждаясь ровной и укатанной дорогой, идущей к городским воротам. Вскоре колёсный зверь достиг их и плавно затормозил рядом. После обмена "любезностями" по каналу связи, пост охраны дал добро на въезд. Тяжёлые створки ворот с лязгом раздвинулись в разные стороны, и грузовик въехал в город.

Никто не обратил на него внимания. Лишь милиционер да пара зевак обернулись, когда грузовик медленно проехал между низкими домами по проспекту, идущему от ворот до главной площади города. Суетившиеся пешеходы и редкие машины с видимой неохотой уступали дорогу грузовику и ворчали ему вслед. Впрочем, не стоило считать это проявлением неуважения. Дальнобойщиков все уважали и многие завидовали, ведь именно они поддерживали связь между разрозненными поселениями, именно они были кровью, разгоняющей жизнь по грунтовым венам фронтира. Но в Залесск их приезжало так много, что жители оставались как будто бы в меньшинстве. Поэтому, конечно, приезд очередного дальнобойщика был явлением обыденным, а сварливость местных вполне можно было понять.

Однако эту машину нельзя было назвать типичным представителем транспорта дальнобойщиков. Все уважающие себя водители давно пересели на другие, более вместительные модели. Эта же представляла собой типичную машину первопроходцев-поселенцев, неприхотливый ковчег с сумасшедшей проходимостью. В её основе лежал древний армейский грузовик, известный под названием "Шишига". Подобные машины десятками выпускались в мастерских по всему фронтиру. Конечно, конструкция, которой было уже не одно столетие, была доработана для здешних реалий. Самым заметным изменением была защитная турель - дистанционно управляемый пулемёт, размещённый на крыше кабины. Для дорог фронтира, кишащих агрессивной живностью всех сортов, в том числе и двуногих, вещь жизненно необходимся. Кроме того, двигатель на нём был заменён связкой генератора, работающего на очищенной воде, и четырёх мотор-колёс, а сама машина была оснащена минимально необходимой электроникой. В остальном большинство узлов конструкции не претерпело изменений. Это была всё та же простая и надёжная машина, что много лет назад, рабочая лошадка, идеальная для исследователей или же неопытных и небогатых перевозчиков. Впрочем, владелец данной машины был исключением.

Грузовик остановился недалеко от главной площади, рядом со зданием, над которым сверкала вывеска "Таверна "Коленвал"". Гул генератора затих, и из кабины выбрались двое. Водителю на вид было лет сорок, ростом он был ниже среднего, но с крепким телосложением. Его широкое лицо было загорелым и небритым, а в изгибе рта и взгляде будто бы застыла вечная раздражительность. Знали его лишь под именем Глеб Степаныч. Напарником Глеба был Костя - молодой парень, которому едва исполнилось двадцать лет, крупный и высокий, с заметной заносчивостью в облике. Он держался прямо, как обелиск, и во всех смыслах поглядывал на людей свысока. На нём была потёртая косуха, в то время как Глеб носил простую джинсовую жилетку с множеством карманов для всякой всячины. У каждого на поясе была кобура с пистолетом и парой магазинов, а также нож и фляга. В общем, своим видом они никак не выделялись среди таких же бродяг фронтира, которых было вдоволь на улицах Залесска.

Дверь таверны с шипением распахнулась, и дальнобойщики вошли внутрь. В нос им ударил прокуренный и тяжёлый воздух в общей зале. На первый взгляд это заведение было обычным местом отдыха для водителей. Тусклые лампы освещали топорно напечатанную мебель с деревянной текстурой и обстановку, выполненную в том же стиле. Большинство из столиков уже было занято посетителями, обсуждавшими какие-то свои дела. У барной стойки стоял трактирщик с совершенно типичной внешностью. За его спиной вместо привычной батареи бутылок на стене висело три автомата и два ружья, красноречиво сообщавшие о принятых здесь порядках. В дальнем углу несколько посетителей собрались у большого экрана, на котором проигрывалось какое-то кино. В динамиках играла музыка - хриплый голос пел под "грязную" гитарную мелодию. На стенах были различные фотографии: мультикоптеры, машины и красивые девушки. Несмотря на отсутствие каких-либо удобств, это место неуловимо притягивало к себе своим грубым, почти первобытным уютом. Как и на всём фронтире, здесь не было ничего лишнего, только строго необходимый минимум. Место не для жизни, а для выживания, но зато все здесь играли на равных.

Окинув взглядом столики, Глеб нахмурился и подошёл к стойке. Трактирщик, лысый старик с пышными усами, посмотрел на него без особого интереса и произнёс плоским голосом:

- Доброго денёчка, чего желаете?

Глеб не успел открыть рта, как следом подошёл Костя и ответил за него:

- Приветствую. Не в курсе, есть здесь Кузнецов?

- Вон там сидит, - трактирщик указал на один из столиков рядом с экраном. - Давно уже вас ждёт.

За указанным столиком сидел опрятного вида мужчина в деловом костюме. По здешним меркам - настоящий франт. Костя благодарственно кивнул и двинулся прямиком к нему.

- Вы Кузнецов? - спросил он, засовывая руку во внутренний карман куртки.

- Да, это я, - улыбнулся франт. - А вы?..

- Мы вам посылку привезли, - ответил Костя, доставая из кармана небольшую коробочку.

- А, отлично, отлично, - закивал франт, принимая её в свои руки.

Открыв коробочку, Кузнецов достал оттуда маленький ромбовидный значок с золотистым орлом на синем фоне. Зажав его между двумя пальцами, как бриллиант, он отвёл руку в сторону и оценочно посмотрел на него издали. Судя по взгляду, увиденное его обрадовало. В этот момент к столику подошёл Глеб и, указав на значок, скептически произнёс:

- И ради этого мы ехали сюда столько километров?

Кузнецов хитро ухмыльнулся и спрятал значок в карман пиджака.

- Нет, товарищ, - сказал он, кладя на стол пачку банкнот. - Вы ехали ради этого.

Костя скривился, подумав лишь: "Остряк хренов". Глеб же пробурчал что-то одобрительное и сгрёб деньги, спрятав их в жилетку.

- Спасибо и удачи вам, - произнёс франт и протянул свою руку.

Дальнобойщики по очереди кратко пожали её, после чего, кивнув Кузнецову на прощанье, вернулись к стойке.

- Ноль-три перцовой и стопку, - сказал Глеб трактирщику.

- Сидр есть? - спросил Костя.

- Такого не держим, - бросил трактирщик недовольно. - Есть "Имперское", "Лагерное" и "Мартен".

- Тогда "Имперского", - махнул рукой Костя и облокотился на стойку.

- Есть что-нибудь будете?

- Надо бы, - Костя посмотрел на Глеба, но тот лишь махнул рукой. - Давай просто миску пельменей.

Трактирщик кивнул и удалился.

- Надеюсь, тут мы найдём какой-нибудь груз, - вздохнув, буркнул Глеб. - А то снова порожняком ехать. Ну его к чёрту.

- А что такого? - спросил Костя.

- В гробу я видел такую мелочь возить. Ёлки-палки, "Беломут" наш - грузовик, а не "буханка" какая-нибудь, посылки одни возить. Мы ж не курьера, а дальнобойщики.

- Да какая разница? Главное, что съездили не забесплатно. А здесь уже можно затариться чем-нибудь.

1
{"b":"582921","o":1}