ЛитМир - Электронная Библиотека

-Зачем ты сюда пришёл? Насмехаться надо мной?!

Когда она подняла свои ясные очи цвета горного озера Лофт замешкался. В них полыхал какой-то недобрый огонь. Безумия.

-Я пришёл узнать что случилось.-отрезал Лафейсон, принимая свой настоящий облик.

Зрачок в глазах Сигюн резко сузился.

-Локи?

На сей раз она назвала его по имени уже в своём уме. Впрочем, сейчас это было неважно. В первую очередь трикстера интересовало другое - эта загадочная чехарда последних дней, что приключилась с принцессой Ванахейма.

-Не стоило тебе здесь появляться.-холодно прошипела ванка.

-Мне решать где и когда появляться!-рявкнул Лофт, тряхнув её стул. -А теперь живо скажи мне что произошло три дня назад.

Вместо ответа Сигюн опустила глаза. Её плечи нервно задрожали.

'Плачет?'

Сдавленная грудная клетка затряслась под ремнями. И тогда он понял, что она смеется. Смеется над ним. Будто бы она уже больше не она. Как будто что-то сломало её настолько, что принцессе уже было всё равно, даже если он прямо здесь и сейчас убьёт её.

-Мы теперь стали равноценны.-только и сказала она.

-Равноценны? Что ты несёшь?!

-Да представь, что теперь моя жизнь - младшей принцессы Ванахейма, дочери Фрейи и Ода, стоит не дороже, чем жизнь ётуна, заклейменного предателем принца Асгарда и преступника девяти миров. А может даже и меньше...

Лофт отпустил кресло заключённой. Видимо гремучая смесь не до конца выветрилась из тела ванки. Лафейсон пришёл к выводу, что она бредит. Не смотря на это умозаключение, невольно этот образ затравленного зверя, скованного в цепи отчаяния, напомнил ему себя в тот день, когда Один рассказал о его истинном происхождении и открыл ему глаза на горькую правду. Тогда над пропастью на радужном мосту его "отец" уничтожил в нём последнюю крупицу света.

Локи дал ей отрезвляющую пощёчину. Ванка никак не отреагировала, продолжая глядеть в пол отрешённым взглядом.

-Приди в себя.-холодно отчеканил трикстер.-У тебя есть только один шанс пережить то, что с тобой случилось.

Узница с удивлением уставилась на него. Где-то в глубине души отверженной принцессы теплилась надежда, что возможно он поможет ей. Он, бог лжи и обмана - Локи, тот, кто способен понять её как никто другой.

-Ты должна бороться. Перестань жалеть себя и найди в себе силу победить их всех. Всех кто причинил тебе боль и заставил страдать. А затем заставь их страдать ещё больше!

Сигюн с упоением слушала его речи. Будто бы то, что он внушал ей - неписаная истина. Пока Лофт выжидающе смотрел на неё, пламенная принцесса вспоминала свою прошлую жизнь, и теперь чётко осознала, что в итоге осталась ни с чем: мир будет спокойно существовать и без неё, народу Ванахейма она и вовсе не была нужна, а её семья... Какая уж тут семья, если даже родная мать отреклась от неё? Она осталась одна, совершенно одна в этом жестоком мире, для которого сам факт её существования почему-то представляет угрозу. И вот сейчас перед ней стоит он - Локи. По сути такой же человек с надломленной душой и предлагает ей свою руку. Не просто руку, а надежду на будущее.

В синих очах опять загорелся мятежный огонь.

-Мы заключим сделку.

Тёмная бровь вопросительно изогнулась.

-Я подарю тебе власть над миром, а ты взамен сделаешь меня счастливой.

Поначалу трикстеру показалось, что Сигюн снова бредит, но потом он понял, что она вовсе не шутит. Чародей внутренне возмутился. Даже если бы это предложение было серьёзным, да кто она такая эта принцесска Ванахейма, чтобы торговаться с ним, великим и могущественным Локи?!

А огненногривая узница продолжала свой монолог, не догадываясь о мыслях Лафейсона.

-Понимаю ты не можешь так сразу поверить мне...

Ванка стыдливо закусила губу, признавая абсурдность условий "сделки".

-Я хочу, чтобы ты знал... Чтобы не произошло, теперь я на твоей стороне.

Локи искал в её речах очередной подвох, но уж как-то слишком восхищённо смотрели на него эти сапфировые глаза. Учитывая отчаянное положение ванки, он решил не принимать её слова всерьёз.

-Я вернусь позже.-напоследок обронил он, запирая камеру за собой.

Сигюн снова опустила голову в пол, углубляясь в свои размышления.

Тем временем трикстер вернулся обратно во дворец. Конечно, Локи догадывался, что ему в жёны дадут паршивую овцу, но чтобы бешеную - не ожидал. В любом случае, какой бы умалишённой эта принцесска не оказалась, она всё ещё была его ключом на волю, а своего он уж ни за что не упустит. С этими думами лукавый бог вошёл в главный зал, где на огромном троне восседал Всеотец. Вокруг него толпились советники. Заметив своего приёмного сына, Один жестом велел им покинуть тронный зал. Дождавшись, когда массивные железные двери за его спиной закроются, младший брат Тора озвучил цель своего визита.

-Отец, я пришёл узнать что происходит.

-С каких это пор ты вновь величаешь меня своим отцом?

Один с насмешкой взирал на него своим немигающим взором. Локи с трудом проглотил подступающую злобу.

-Я пришёл узнать, почему мою законную жену поместили в асгардскую тюрьму?- ядовитости его голоса позавидовали бы змеи.-За какие такие грехи она заключена под стражу без суда и следствия? Или это твоя личная прихоть?

-Как ты смеешь говорить со мной - твоим царём, в подобном тоне?!

Скрепя зубами, Лафейсон согнулся в почтительном поклоне, не отрывая глаз от Всеотца и уже через мгновение Один сменил гнев на милость.

-И всё же ты имеешь право знать. В конце концов, между вами теперь образовалась связь.

Локи выжидающе выпрямился. Наблюдая за мимикой измождённого лица старика, Лафейсон для себя отметил, что даже по прошествии лет его ненависть к псевдо-отцу ни на йоту не упала.

-Когда ваны вынужденно согласились на междинастический брак они скрыли от нас кое-какие обстоятельства касательно твоей невесты... - с каждым словом лицо Всеотца становилось более суровым, а тон всё жёстче. - Эти обстоятельства представляют для нас угрозу, поэтому ваш брак будет аннулирован, а девушка выслана на родину.

Зелёные глаза потрясённо расширились.

-Касательно твоего соглашения об амнистии. Мирный договор с ванами всё равно уже подписан, поэтому ты больше не будешь узником асгардской тюрьмы и можешь отправиться в Утгард, когда пожелаешь.

С этими словами по мановению посоха правителя Асгарда массивный браслет на руке младшего брата Тора, что сдерживал магические способности златорогого принца, исчез.

17
{"b":"582934","o":1}