ЛитМир - Электронная Библиотека

Обозлённый бог резким движением сорвал со строптивицы покрывало.

Потеряв последний оплот защиты нравственности, девушка попыталась прикрыться руками. Синие глаза с презрением уставились на него.

-Да. Тебе пора осознать в каком положении ты находишься.-холодно объявил Лофт обнажённой принцессе.

Злость полностью захлестнула разум рыжеволосой ванки.

-Я не твоя собственность!

Охваченная гневом богиня, не смотря на больную ногу, в момент сорвалась с кровати и со всего маху влепила Локи пощёчину. Да такую звонкую, что голову трикстера резко подкосило вправо.

-О, да у тебя есть характер. Мне это нравится!- с пошлой ухмылочкой заявил Лафейсон, насильно притягивая к себе разгневанную жену.

Чародей властно смял нежные уста. От неожиданности у Сигюн даже перехватило дыхание. Она готовилась получить ответный удар, пинок, оскорбление... но никак не поцелуй. Растерянная девушка запоздало подумала о том, что ей следовало ударить его ещё раз. Не дав ей опомниться, одним движением руки Локи грубо повалил голую бунтарку на смятую любовными баталиями постель. Прикрытый лишь полотенцем златорогий принц навис над ванкой, показывая своё превосходство, и победно оскалился.

Сигюн оцепенела от понимания того, что в этот момент она уязвима как никогда. Локи - мужчина, и сильнее её физически. Его намерения очевидны. Здесь и сейчас нет никого, кто придёт ей на помощь даже если у неё получиться закричать. И никакими слезами, мольбами этого ётуна ей не разжалобить.

'Неужели я дала обещание быть на стороне этого монстра? Неужели я была готова умереть лишь бы он смог выжить...? Локи был прав, я просто наивная дура!'

Эти чувства разочарования и злобы пронеслись по всему телу пленницы трикстера. Её сила, та странная энергия, которая проснулась в ней после беседы с Фригг, заполонила всё существо и искала выход. Казалось, что сердце вот-вот вылетит из груди. Дышать становилось тяжелее, перед глазами мелькала разноцветная пелена. Сама же Сигюн будто погрузилась в какой-то транс.

-Что ты делаешь?!

Лафейсон удивился, когда беззащитная принцесса внезапно воспламенилась. Разрушительное пламя струилось по её телу и расходилось ещё дальше, уничтожая всё на своём пути. Видимо эта же сила взорвала тогда его ледяную ловушку. Судя по остекленевшему взгляду, она действовала неосознанно.

Его окрик привёл девушку в чувство. Испуганная огнём ванка спрыгнула с постели, но гореть от этого не перестала и с ужасом смотрела на свои пылающие ладони.

Ловким движением он подхватил обнажённую принцессу на руки и словно пушинку швырнул в ещё полную воды ванну. Температура её тела резко снизилась, а вместе с ней погас и огонь на руках.

-Что со мной происходит?!-в замешательстве пролепетала Сигюн.

-А вот это интересный вопрос.-хищно оскалился Локи.

Тем временем в Асгарде.

-Ребята.- нерадостно махнул своим товарищам Тор.

Гулльвейг была его последней надеждой выяснить правду о приговоре Одина, но её безумные россказни оказались совершенно неприемлемы. Оживлённая четвёрка верных друзей владельца Мьёльнира повергла его в ещё большее уныние.

-Всеотец сегодня на общем собрании официально объявил об отбытии Локи в Утгард, но не упомянул и слова о Сигюн.-начал доклад Фандрал.

-Также её родные уехали на родину сегодня утром, не попрощавшись ни с кем.-продолжил за него Вольштагг.-Даже не отобедав жареным кабаном и вкуснейшим фуа-гра.

Естественно сетования тучного гурмана остались без внимания.

-Мне удалось подслушать разговор Одина и Фригг.-следом сообщил Огун.-Всеотец объяснил ей причину смертельного приговора для Сигюн.

Тор сразу вскипел.

-Так чего же ты молчишь?! Говори давай почему моей сестре приказали отрубить голову.

-Ну-у...-азиат немного замялся.-Один говорил о каких-то детях света.

-ЧТО?!-обладатель светлых волос выронил Мьёльнир.

'Не может быть!! Выходит старая ведьма говорила правду!'

Словно громом поражённый, Тор долго смотрел своим растерянным товарищам в глаза, когда к ним прибежала Сиф. Её радужное настроение пришлось совсем некстати.

-Я выяснила куда направился Локи.-воительница слегка осеклась, увидев своих друзей.

-И куда же?-нарушил мрачное молчание вместо их лидера Фандрал.

-В Мидгард...

Усталая девушка с трудом поспевала, прихрамывая, за своим мрачным спутником. После их жаркой беседы, они вынуждены были покинуть отель и теперь шли в никуда. Уже несколько часов Сигюн буравила взглядом спину трикстера, искренне задаваясь вопросом, почему следует за ним.

В какой-то момент ванка остановилась, что не осталось незамеченным.

-Сейчас не время для отдыха!-раздражённо воскликнул Лафейсон.

Принцесса впервые позволила себе задуматься о том, что ей пришлось пережить в последнее время.

Ещё неделю назад её беспокоила занудная экономка Гуда и скучные занятия этикета. Она собиралась пойти на бал, посвящённый помолвке Вандис, где надеялась встретить своего принца, который освободил бы её из плена дворцовой рутины. Сигюн и предположить не могла, что за какую-то неделю её жизнь так круто переменится: она выйдет замуж за ётуна, представителя расы, что убила её любимого отца, далее будет приговорена к смерти, родные предадут её и оставят умирать, а сама же она станет монстром... Каким-то непостижимым образом её жизнь из сказки превратилась в ночной кошмар, в котором нет счастливого конца.

Прямо посреди леса бывшая принцесса Ванахейма рухнула на колени и просто разрыдалась. Взъерошенные стрессом полузабытые чувства вырвались наружу. Они покидали её израненное сердце по солёной дорожке, оставляя после себя пустоту.

В очередной раз, поражённый быстрыми и неподходящими сменами настроения ванки, Лафейсон готов был её убить.

-Локи...

Имя трикстера - единственное слово, которое, словно молитву, она продолжала невнятно мямлить между всхлипами. Будто бы это имя могло успокоить, когда душа внутри разрывалась на части. Вся беда её жизни заключалась в том, что она родилась под несчастливой звездой, а точнее в день солнечного равноденствия. И по непонятной Сигюн причине представляла такую опасность, что даже миролюбивый Один готов был отрубить ей голову, лишь бы её не стало.

-Я уже говорил тебе, что ты должна бороться, а не ждать пока тебя забьют камнями!

Заплаканные сапфировые очи обратились к асгардскому божеству. Он снова кричал на неё, но в этом крике она услышала скрытую заботу. Более искреннюю и глубокую, нежели ту, что прозвучала в словах повстречавшегося ей шотландца. Обычному человеку её не понять. Размеренная людская жизнь не может сравниться с их жизнью - затравленных всеми зверей, преступников, объявленных вне закона. И пусть Локи думает, что она для него лишь средство для достижения цели, её сердце не обманешь...

27
{"b":"582934","o":1}