ЛитМир - Электронная Библиотека

- Знаешь, Тима, наверное, попытайся найти себе девушку, нормальную и любящую тебя. Понимаю, что звучит дико, но раз мы были дураками, а теперь я помолвлена с другим, то хотя бы ты просто обязан стать счастливым семьянином. Правда, хочу, чтобы ты женился и обзавелся детишками. Я буду крестной. Не противься, понимаю, звучит дико, но прошу, пообещай!

- И как ты меня можешь представить с другой? Когда ты все нервы своим исчезновением потрепала.

- Но Тима! Пойми, мне так будет спокойнее! Пожалуйста. Мало ли что со мной еще произойдет. Я должна быть уверена, что у тебя все будет так, как я мечтала, только вместо меня другая девушка. Тима, пообещай.

- Это бред. Это мое дело с кем и когда гулять.

- Тима!

- Хорошо. Но ты меня неволишь.

Оля облегченно улыбнулась, но тут же вскрикнула и ужаснулась, почувствовав, как тело начинает скручивать как после того злополучного глотка из золотого бокала. Друг обеспокоено взглянул на нее и отшатнулся.

- Что с тобой? Ты куда? - донеслось до нее, но уже тьма поглотила все и она обессилено упала на ковер. Ковер?

Кто-то схватил ее за плечи, перевернул и начал слабо трясти, но темнота из глаз уходила очень медленно.

- Очнись! Слышишь? Что это было?! Ты жива?

Так, голос Канеширда. Значит, вернулась обратно в чужой мир. И почему оба мира называются "Земля"? Вот как их различать?

- Ох, не тряси, - попросила девушка, с трудом сфокусировав на нем взгляд. - Дай лучше выпить со второго бокала.

- Второго? Ты уверена? Но... Хорошо, пей, - удивился Канн, но подал ей стальной бокал.

- А что тут произошло? - поинтересовалась прибывшая, оглядевшись. Жрецы все кучковались у стен, некоторые с подбитыми глазами, носами и прочим. Плащи некоторых были порваны, а сам амир держал ее искровавленными руками.

- Я тут немного поспорил со жрецами, решил, что они что-то нарочно сделали не то. Но они утверждают, что обряд пробуждения шел по сценарию, если не считать, что ты проснулась раньше времени. И они говорят правду, я чувствую.

- Я тоже думаю, что это не по их воле. И песня вроде соответствовала обряду, но вот что было в этих треклятых бокалах?!

- В первом томатный сок, как прощание с людскими пристрастиями, - взялся объяснять жрец в бардовом плаще после тяжелого взгляда Втопри. - Во втором как переходная стадия, кровь животных. А в третьем человеческая кровь, ведь Вы стали амиркой. И раньше все выбирали по вкусу и бодрости именно третий бокал.

- То-то же меня чуть не вырвало, - буркнула девушка и, повернувшись к Кану, строго сказала: - Никогда, слышишь? Никогда не давай мне человеческую кровь! Я ее по запаху чую. Я не могу так! Зверушек тоже жаль, но раз идет выбор - то я выбираю второй бокал.

- Зверушек не жалей, они все остаются живыми. Хорошо, я учту и всем, кто будет тебя кормить, буду говорить. Только ты никуда больше не исчезай, хорошо?

- Хорошо. А теперь помоги встать, я очень устала и хочу отдохнуть. Мне же выделят нормальную комнату? - спросила она жрецов. Темно-синий вышел вперед, кивнул паре и повел их в основное здание. Остальные тоже пошли в свои комнаты, как-никак уже была глубокая ночь.

На этот раз их с Каном разместили в просторных комнатах. Когда жрец вышел, жених попросил задержаться в гостиной.

- Что ты говорила про песню? Ты поняла, о чем в ней пелось?

- Да, а в чем дело?

- Откуда ты, иномирянка, знаешь древний язык дуитов?

- Кого? Не знаю таких. И песня была на нашем языке, на русском.

- На каком? Мы сейчас говорим на общем языке. А теперь я говорю на вампирском. А вот так говорят наши враги бороти, - ошеломлял амир девушку, но она не могла заметить никаких различий, даже акценты были те же.

- Но я слышу и понимаю все на одном языке, моем родном...

- Тогда повтори за мной. Лес. Лес. Лес.

- Ты три раза сказал "лес". Но как такое возможно? Я не то что не изучала эти языки, но даже и понятия не имела об их существовании!

- Ты сейчас мне это сказала на гномьем, на котором я сказал последнее слово. И что нам делать с тобой, ходячий энциклопедический словарь-переводчик?

- Говорить мне последнее слово на нужном языке, раз ты так утверждаешь. Но это уже слишком. Я не верю.

- Я бы тоже не поверил. Но это так. Ладно, не зацикливайся на этом. Лучше скажи, что с тобой было после того как ты испарилась у всех на глазах?

- Я была в своем мире. Там меня никто не видел кроме моего друга, подруга не успела приехать. Кстати, выпала я домой на высоте и чуть не убилась при падении. Так что лучше бы, если ты научил меня работать этой роскошью за плечами.

- Конечно, тебя обучат. А пока иди, поспи. Завтра поедем в столицу, там мой дом. Только вот утром выберем тебе имя из амирских, потому что своим человеческим именем ты уже не можешь зваться, - сказал Канеширд, поцеловал ее в щечку и ушел в свою комнату. Что ж, и она пошла в свою.

За отдельной дверью она увидела то ли большую ванну, то ли маленький бассейн. Радовало, что там вода уже была налита. Нежась в воде, не заметила, как задремала. Очнулась от острой нехватки воздуха, потому что она соскользнула на дно. Вынырнув, отфыркалась и решила, что пора идти нормально поспать, ведь ее сон за прошлый месяц сном то назвать нельзя. Тем более, столько событий произошло за последние несколько часов.

Утром Оля проснулась от щекотки. Кан, отбежав на безопасное место, утверждал, что иначе она не просыпалась, а им уже пора идти на завтрак. Когда дверь за ним закрылась, девушка осмотрела вещи, которые он привез специально для нее, учтя ее нелюбовь к юбкам. Двое брюк разного покроя, темно-зеленые и черные с белыми вставками. Под цвет две кофты с открытыми спинами. Туфельки, которые показались ей неудобными, поэтому она предпочла свои старые кеды. Да, не по стилю, но зато удобно. Волосы собрала в пучок.

После завтрака, с Канном прошла в комнату, где ее месяц назад обследовали желтые жрецы. Но на этот раз ее посадили среди остальных, а на центральных стульях их уже ждали жрецы в темно-желтом и иссиня-черном плащах. Оказалось, решали степень виновности ответственных жрецов. Отклонений от нормы было слишком много - девушка преобразовалась с перьевыми крыльями, очнулась раньше времени, выбрала не традиционный бокал, да еще и исчезала куда-то во время обряда пробуждения. Видимо, бардового жреца уже все заочно оправдали, ведь после драки сам Втопри не предъявлял к тому никаких претензий. А вот темно-желтый предполагал, что будут отклонения, но все же разрешил проведение преобразования. Иссиня-черный же был ответственным за сам процесс, и жрецы видимо считали, что тот где-то совершил ошибку. Оле стало их жалко, ведь это из-за ее вмешательства в мысли желтого тот дал разрешение, а черный "прооперировал". Значит, нужно как можно тактичнее снять с них обвинение, но и на себя не навести подозрения. Сложно, но можно. Ей дали высказаться последней, и то в качестве потерпевшей.

- Уважаемые жрецы и дорогой мой жених, я не вижу никаких причин не то что на исключение из рядов жрецов этих двух замечательных ваших коллег, но и даже на высказывание им какие-либо претензий. Начну с того, что вы все уже поняли, что я была не совсем стандартным человеком, почему - не известно. Но важно, что для вас работа со мной, во-первых, дала вам новый ценный опыт, во-вторых, возможно, я дам начало так сказать пернатым амирам, а вред это или благо - решать будущим поколениям, но никак не нам. Далее, Жрец, осматривающий меня, четко и ясно сказал всем вам, что я нестандартна, но стою того, чтобы провести преобразование. Если вы сторонники стабильности, однообразия и затухания вашей расы - то он конечно виновен. А если вы за динамичность, разнообразие и развитие расы - то он сделал великое открытие и достоин награды. Так же достоин награды и жрец, который проводил мое непосредственное преобразование. Ведь, не смотря на мою уникальность, я все же очнулась живой и вполне здоровой. То, что я выбрала не тот бокал, я считаю не отклонением, а рывком для дальнейшего развития и улучшения расы, ведь лучше не зависеть от крови одних только людей, ведь они, хоть и живут меньше вашего, но такие же личности как и вы. Вы даже просто обязаны искать пути изменения вашего пристрастия, переданного вам от предков! И последнее. Мое исчезновение на некоторое время во время обряда пробуждения совершенно не связано ни с чем, происходящим в вашем Храме. Почему - не спрашивайте, я не отвечу ни в каком случае. Вот и все, что хотела сказать. Мое почтение и моя благодарность вам за то, что вы смогли разобраться с особенностями моего тела и смогли провести великолепное преобразование, за которое, мне кажется, вас будут благодарить потомки!

9
{"b":"582937","o":1}