ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Песня черного ангела
Игры тестостерона и другие вопросы биологии поведения
Секретарь для эгоиста
Метро 2033: Харам Бурум
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Черная маска. Избранные рассказы о Раффлсе
Любить считать. Как построить крепкие отношения на основе финансовой независимости
Теория большого сбоя
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)

Федор удивленно приподнял одну бровь. У Магистра получилось произнести тост почти искренне. Федор, как и положено лику, отчетливо почувствовал настроение калеки. Маньяк-убийца, у которого руки по локоть в крови… Новый Магистр Ордена пытался стать хорошим?

30

Далида сидела на ледяном полу, поджав ноги. Все тело было в ссадинах и синяках, суставы ломило… Никогда еще силирианка не оказывалась в столь плачевном состоянии. Умение самовосстанавливаться, излечивать себя… Все навыки, умения, таланты, возможности – все разом куда-то исчезло. Единственное, что смогла уяснить мулатка из обрывка фразы, – «пусть посидят в камере Карпова». И теперь Далида сидела в каменном мешке полтора метра на полтора и не понимала, как это серое, крошечное, уродливое помещение способно блокировать почти все её способности. Обычные стены из бетона, решетка в трех с лишним метрах над головой, вода просачивается через трещины, и ноги по щиколотку постоянно находятся в воде. Сидеть невозможно и уж тем более лежать.

Если бы не многолетние тренировки, Далида давно впала в отчаяние. Но силирианка, выполняя задания, не раз оказывалась в камерах смертников, на пыточном столе. Её душили, топили, вешали как ведьму, сжигали, выбрасывали в открытый космос… Она привыкла умирать и воскресать.

Единственное, что её по-настоящему волновало сейчас, – это то, что исчезли почти все возможности её расы. Странная камера Карпова не смогла забрать лишь силу духа и тонкое ощущение других живых существ. За стеной Далида ощущала присутствие Даниила. Едва живой. Ему гораздо хуже, чем ей. Он не помнит своих истоков, не помнит череду смертей и воскрешений, не помнит, что по-настоящему страшно только в первый раз. Потом привыкаешь…

Без памяти Силирии молодой человек едва дышал. Так же был лишен всех возможностей и единственное, на что ему оставалось рассчитывать, так это на силу воли.

«Ведь ты когда-то был Воином Духа!» – послала Далида мысленный сигнал. Но странные стены камеры сыграли очередную злую шутку. Сигнал исказился, трансформировался и обрушился обратно на Далиду. Какофония мысленных обрывков заставила Далиду на мгновение потерять ориентацию в пространстве.

Но Даниил все же услышал, вернее, уловил её присутствие. Как и силирианка, он попытался послать мысленный сигнал. Но с ним случилось то же, что и с мулаткой. Менее тренированный, чем Далида, Даниил потерял на несколько минут сознание.

Далида искренне удивилась, когда через несколько минут, не взирая на мучительную боль в голове, Даниил послал ей очередной мысленный сигнал. На этот раз сигнал был очень слабым, едва различимым. Но Далида его поняла.

– Я жив. Как ты?

Силирианка сосредоточилась. Никогда ей еще не приходилось играть с силой мысленной речи. Но уловка Даниила сработала: стоило снизить интенсивность, и отраженный сигнал переставал бить наотмашь, лишая сознания. Приходилось терпеть только ноющую головную боль.

– Жива. Знаешь где мы? – Далида больше спросила из желания отвлечь Даниила от его плачевного состояния. Если силирианка не могла сориентироваться, где они, то что уж говорить о способности ультимо…

Но Даниил опять удивил:

– Я слышал одну легенду… Пока нас несли… Они очень похожи на тех самых, из легенды…

– Что за легенда?!

– Из архивов старого Магистра Ордена. Мы с ним много играли в шахматы. Как-то раз я смог просмотреть засекреченные документы… Там говорится об ультимо… ликах и мертах…

– Ты знаешь, кто такие ультимо?! – Далида затаила дыхание.

Ответ приходил очень долго. Даниил явно задумался. Общение с мулаткой вселяло в него огонек надежды. Он все сильнее цеплялся за жизнь и готов был поверить в шанс на спасение. Даниил отчаянно вспоминал, пытаясь понять, кто их пленил.

– Особые одаренные… Большего в архиве Ордена нет… Для них ультимо – один из терминов… Одно из определений одаренных, которое используют мерты… Ты что-то знаешь?

Далида прижалась к холодной стене в том направлении, в котором улавливала присутствие Даниила, медленно провела рукой по шершавой серой поверхности. От мысли, что по ту сторону камеры находится Даниил, силирианке стало легче и как-то теплее. Стены перестали быть настолько мрачными и холодными. Под кончиками пальцев она на долю секунды почувствовала его тепло. Человеческое тепло… тепло бывшего Воина Духа… Или… просто тепло мужчины, который оказался с ней рядом…

– Я не знаю, кто такие ультимо… – прошептала Далида одними губами.

Сейчас она говорила правду, истину, которая ей открылась. Все это время она воспринимала ультимо, то есть бывших своих соплеменников, как недосилирианцев. Теперь же она все больше начинала понимать, что встретила особую касту Силирии: закрытую, засекреченную по каким-то причинам, тайную, непонятную…

31

Елена въезжала в спящую Москву.

Москва – город, который никогда не спит. Но последние предрассветные часы… Это именно то время, когда самые стойкие покидают ночные клубы, чтобы укрыться от лучей первого солнца и отдохнуть в тишине первых утренних часов. Когда можно поспать еще немного перед тем, как бежать на работу. Когда в дымке подступающего утра мечтателям кажется, что все возможно и новый день обязательно принесет чудо…

Москва спала…

Елена оглянулась на спящего Рустика. Патлатый хакер, открыв рот, мирно посапывал на откинутом сидении.

Елена не чувствовала усталости. Если нужно, она была готова ехать еще хоть сутки, лишь бы это помогло ей хоть немного скорее увидеть Даниила.

Елена притормозила на очередной заправке МКАДа и зашла в кафе. Помещение встретило её легким шелестом тихо работающего телевизора и абсолютной пустотой. Все столики оказались свободными. Продавца нигде не было видно.

Но когда дверь за девушкой закрылась, громко хлопнув, откуда-то из-под прилавка показалось помятое лицо паренька, явного студента на подработке.

– Кофе даете? – улыбнулась ему Елена.

Парень сначала зевнул в кулачок, но когда в его взгляде, наконец, появилась осмысленность, усердно закивал Елене.

– Подаем. Латте, эспрессо, капучино… Еще… – парень страдальчески уставился на сковородки, на которых готовились блины. Готовить блины в такой час он явно не горел желанием. – Еще блинчики с сыром, икрой, семгой, грибами…

– Достаточно кофе с сахаром и сливками, – Елена быстро расплатилась и устроилась за столиком в углу.

Будить Рустика не хотелось. Ей нужно было побыть одной. Разобраться в себе. Елена почувствовала себя как никогда одинокой и вместе с тем ответственной за брата, за мать, за отца… Как им помочь, она до конца еще не представляла.

Парень принес заказ. Елена принялась неспешно размешивать в кофе сахар со сливками. Она действительно не хотела спать. Организм после ночи езды за рулем работал, на удивление, четко. Елена все так же легко управляла автомобилем.

Единственное, что ей не давало покоя, – новое странное чувство… преследования… Или она стала параноиком? Чувство появилось совсем недавно. Оно давило, заставляло сердце стучать быстрее, а ладони покрываться испариной. Поэтому, допив кофе, Елена подошла к стойке с солнечными очками и выбрала самые огромные. Затем немного подумала и купила бейсбольную кепку. После этого на душе стало немного спокойнее.

В кафе ввалился заспанный Рустик.

– Доброе утро, – насмешливо бросила девушка.

– Кофе. Черный. Крепкий, – никак не реагируя на приветствия, бросил хакер официанту и плюхнулся на ближайший стул.

После первой чашки крепчайшего кофе к Рустику вернулось прежнее умение разговаривать с окружающими.

– Куда дальше? – буркнул он хрипло.

Руслану не нравилось, что Елена приехала обратно в Москву, не нравилось, что ему пришлось увязаться за ней… Но без машины и поддержки оставить сестру Даниила Рустик не смог. Хотя каждый раз при воспоминании, куда они влипли, не отказывал себе в удовольствии поворчать.

– Даниил хотел тебя спрятать, а ты на рожон лезешь! – в очередной раз не удержался Рустик от высказывания. – Его украли, и тебя… туда же… украдут, глазом не успеешь моргнуть…

6
{"b":"582957","o":1}