ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вытерла слезы, умоляя понять меня.

— Я люблю его, бабушка.

Она ненадолго прикрыла глаза.

— Да, я вижу, что ты его любишь. Но когда дойдет до дела, этот человек не сможет пообещать, что ты не закончишь смертью, как его прошлая любовь. Когда у тебя слишком много врагов, которые мечтают увидеть твое падение, один из них всегда найдет для этого способ. И для этого больше не нужно, Эмма. Всего один.

Слова Линды всплыли в моей памяти. Достаточно всего одного.

— Этого не случится. Я знаю, что делаю, и ты должна отступить и довериться мне.

— Я доверяю тебе. Просто я не доверяю мужчине, с которым ты рядом.

В ее словах была окончательная убежденность. Разговор окончен, и не было никакого смысла пытаться переубедить ее. Мне было ненавистно покидать ее вот так. Я ненавидела, что собиралась выйти за дверь. Сегодняшний день останется выжженным в моей памяти навсегда. Выйдя из подросткового возраста, я столько времени потратила, пытаясь убедить ее и доказать ей, что я сильная и независимая женщина. И теперь я была полностью уверена, что все это полная фигня. Потому что главная проблема любви в том, что вы начинаете совершать такое, чем в нормальном состоянии вряд ли гордились бы. Я отказалась от своей независимости, чтобы быть с мужчиной, у которого достаточно сильных врагов, желающих навредить мне. Рассудив здраво, то, что я делаю, выглядело абсолютной глупостью. Но сердце действительно чертовски глупое, и я с удовольствием разрушаю собственные убеждения, чтобы осчастливить эту мышцу, качающую кровь. Даже если это означает разочаровать мою бабушку.

Может быть, со временем она изменит свое мнение.

Я медленно подошла и положила руку ей на плечи. Она обвила свои руки вокруг меня, и, несмотря на общее разочарование, мы обнялись. Мы любили друг друга.

— Приходи в следующий раз одна, — прошептала она, прежде чем я отстранилась.

Я кивнула, вытирая новую слезу, скатившуюся из глаза, и пристально посмотрела в ее теплые темные глаза.

— Я люблю тебя, бабуля, и обещаю, что все будет хорошо.

Она сглотнула, ее глаза были все еще полны слез.

— Не волнуйся обо мне. Просто береги себя.

Я еще раз кивнула, поцеловала ее в щеку и ушла.

***

Всю обратную дорогу Борден молчал. Он держал меня за руку, и это обнадеживало, но его глаза были направлены в окно, глядя куда-то вдаль. Бабушка ударила по больному, и я не виню его, что он сразу закрылся. Но когда мы добрались до квартиры, он не стал выходить со мной из машины.

— Мне кое-что нужно сделать, — сказал он после того, как я отстегнула ремень безопасности.

Я нахмурилась.

— Например, что? Сейчас восемь вечера.

— Гектор нашел парня, который кое-что знает, и мне нужно его расспросить.

В машине было слишком темно, чтобы я могла рассмотреть его лицо. Но вряд ли я смогла бы что-либо узнать, даже если бы попыталась. Он был закрыт и непроницаем.

— Ладно, — неуверенно сказала я. — Когда ты вернешься?

Он покачал головой.

— Не могу сказать точно. В крайнем случае, если к ночи я не вернусь, Джерри и ребята будут присматривать за тобой.

Словно по команде, Джерри вышел из машины и встал, ожидая меня. Еще один баран, чьего имени я не могла вспомнить, скользнул на переднее сиденье, глядя прямо перед собой.

Я нахмурилась.

— Если ты не вернешься к ночи, можешь позвонить Грэму и вызвать его ко мне вместо них?

— Почему?

— Я привыкла к нему.

— Эмма…

— Пожалуйста.

Борден вздохнул.

— Хорошо.

Я не стала испытывать судьбу и также просить за Хоука. Это было небезопасно и рискованно, поэтому я отвернулась и открыла дверь. Едва я выставила ногу из машины, как Борден схватил меня за руку. Я посмотрела на него. Он нежно поцеловал меня — поцелуем, полным уверенности — и, ничего не сказав, отстранился. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, а затем я отвернулась, и он отпустил меня.

Глава 9

Борден

Было непривычно входить на склад без Хоука — его правой руки — рядом. Ему не нравилось находиться в окружении байкеров, которые кружили вокруг, как голодные стервятники. Но сейчас они не смотрели на него. Их взгляды были сосредоточены на жирном уебке, прикованном к металлическому стулу. Гектор стоял рядом со скрещенными руками и оскалом во все лицо.

— Это Бык? — спросил Борден, наблюдая за потным толстяком. Ничтожество в грязных белых трусах, с потной волосатой грудью, лысой лоснящейся головой и завязанными глазами. Борден был сильно разочарован. Такого легко сломать. Вокруг него витал липкий запах страха, точно указывающий на то, что этот человек сделает все для сохранения своей жизни. Но он не выживет. Эта печальная истина вошла сюда рука об руку с Маркусом Борденом. Этот человек встал у него на пути, и в ту секунду, когда открыл свой рот, он подписал себе смертный приговор.

— Да, — ответил Гектор. — Как ты хотел бы сделать это? Нож?

Человек захныкал.

— Молоток и гвозди?

Губы мужчины затряслись.

— Здесь со мной несколько ребят, которым в этом нет равных и у которых охуенный арсенал методов пыток. Они заставят любого мудака визжать, как порнозвезду.

Борден вздохнул. Ему не хотелось этим заниматься. Он хотел бы быть в постели со своей женщиной, обнимать ее и шептать на ухо разные пошлости. Пытки — это совсем не похоже на быстрое чистое убийство. Пытки — это грязная работа, которая обычно разрушала его психику.

Он полез в карман джинсов и достал кастет. Этот малыш искупался в море крови.

— Настало время вспомнить старое, а? — пробормотал он. Хотя его энтузиазм словно умер. Такой вид расправы ничего более чем просто способ отвести душу, и единственная вещь, дающая ему шанс найти человека, приславшего то сообщение.

— Откровенно говоря, мне бы хотелось побыстрее закончить это. Я займусь этим сам, а это значит, что мне нужно остаться с ним наедине.

— Ты хочешь, чтобы я ушел?

— Только твои люди.

Без лишних вопросов Гектор кивнул. Он повернулся к своим людям и приказал своим братьям выйти вон. Когда склад совершенно опустел, Гектор встал рядом, наблюдая, как Борден подошел к стулу и снял повязку с ничтожества, сидящего там. Воспаленные опухшие глаза мужчины распахнулись и быстро заморгали. Он взглянул на Бордена, и его рот исказился от ужаса.

— Тебя зовут Бык, не так ли? — сказал Борден голосом, лишенным эмоций, глядя на мужчину сверху-вниз. — Тебе известно, кто я?

Мужчина не ответил. Он едва ли мог смотреть в глаза Бордену. Манжеты наручников, которыми он был прикован к стулу, задрожали, и он захныкал, увидев, что Борден надевает кастет. Борден брезгливо посмотрел вниз на трусы мужчины, на которых между ногами расплывалось свежее мокрое пятно, увеличивающееся с каждой секундой. Резкий запах ударил ему в ноздри, и он на мгновение отпрянул.

— Он обоссался, — отозвался Гектор, когда струя мочи потекла вдоль ноги мужчины. — Парни сказали, что он обоссался уже четыре раза.

— Ты, вроде как, сам напросился, Бык? Я бы предпочел разобраться в этом дерьме как можно быстрее.

— Я-я не знаю, почему я здесь, — вскрикнул Бык.

— Не лги.

— Я ничего не сделал, мистер Борден.

— Не лги. — Борден повторил это медленно, с нарастающим гневом. — И не смей, блядь, думать, что, обоссав свои трусы и расплакавшись, как маленький пиздюк, ты сможешь отвлечь меня от того, кто ты есть и что сделал. Людям свойственно болтать, Бык. Они поведали много всего, и все в один голос говорили о тебе и о том, сколько ты наплел про меня.

— Это неправда! Клянусь.

Тот час же Борден замахнулся ему в лицо и одним точным ударом рассек его губы в кровь. За долю секунды лицо мужчины покрылось кровью, и он взвыл от боли.

Склонившись над ним, Борден крепко схватил его за окровавленный подбородок и рявкнул:

27
{"b":"582962","o":1}