ЛитМир - Электронная Библиотека

— Грэм, пожалуйста…

— Во-вторых, большинство людей Бордена находятся с ним в порту, занимаясь делом байкеров.

— Меня не волнует, что они делают!

— И, в-третьих, не надо опять на меня кричать. И тебя должно заботить, что они делают, потому что тебе не позволено бродить по городу без группы сопровождения рядом…

— Блайт нужно забрать! Я не собираюсь бродить по городу и устраивать долбаную сиесту или что-то в этом роде!

Он снова прищурился.

— Что я сказал по поводу крика?

С сердитым рычанием я выдавила:

— Грэм, у нее проблемы.

— Она может подождать несколько часов.

— Грэм, я серьезно. Она испугана и плачет. Я так волнуюсь за нее, что едва могу дышать. Она устроилась на очень плохую работу, и сейчас нуждается в моей помощи. Ты должен знать, что это такое. Ты ведь когда-то был полицейским и помогал тем, кто в этом нуждался.

Он обдумывал мои слова, ежеминутно вздыхая.

— Я не собираюсь спрашивать, откуда тебе известно о моей прошлой работе, Эмма, но если бы ты беспокоилась о моей нынешней работе, то не просила бы меня этого делать. Борден оторвет мне голову.

— Тебя может хоть на секунду перестать заботить Борден?

Он еле слышно выругался и встал, обратив на меня взгляд своих усталых глаз.

— Тебе легко говорить. Я не сплю с ним в одной постели. Сейчас я позвоню и спрошу его по поводу этого. И если он разрешит нам ехать, то мы поедем. Если нет, то это не моя вина, что твоя подруга решила совершить глупость.

Я наблюдала, как он полазил в телефоне и набрал номер Бордена. Вскоре он нахмурился, делая попытку за попыткой дозвониться до него.

— Никто не отвечает, — сказал он. — Одни гудки. Должно быть, он занят.

Я вернулась к своему телефону и тоже попыталась дозвониться. Как и сказал Грэм, трубку никто не брал. Мы пробовали дозвониться в течение нескольких минут, но безуспешно. Я кипела от гнева, готовая разбить телефон.

— Мы должны ехать, — сказала я. — Борден поймет. Черт, да мы, скорее всего, вернемся раньше него.

Грэм нахмурился.

— Я не могу просто так выйти с тобой, Эмма. Все не так просто. Нам нужна охрана.

— Разве поблизости нет других людей? Я видела троих за этим проклятым домом, Грэм. Не говори мне, что этого мало. Вы, ребята, слишком помешаны на этом дерьме.

Минуту он не отвечал, и я устала от ощущения себя зверем в клетке.

— Как насчет копов? — спросила я. — Мы можем отправить за ней нескольких, правильно?

Он закатил глаза.

— Господи, Эмма, почему, ты думаешь, я ушел из полиции? В этой ситуации они бесполезны. Пока они доедут до нее, она может оказаться настолько глупой, что попытается выйти. Женщины.

— И что же нам делать?

— Дай мне адрес.

Я протянула ему бумажку, и он, уставившись на нее, нахмурился еще сильнее.

— Это очень плохой район, совсем отдаленный. Какого черта эта идиотка там делает?

— Это бар.

— Идиотка, — повторил он, сунув бумажку в карман, после чего перевел на меня свой серьезный взгляд. — А теперь слушай сюда, Эмма. Если из-за этого я потеряю свою работу, тебе придется идти на край земли в поисках такого же безупречного, как я. Кого-то немного помоложе. Немного более накачанного. Не такого милашки, как Джерри, не такого сурового, как Хоук. Такого, чтоб в самый раз.

Я не смогла сдержать улыбку. Что, черт возьми, случилось с этим парнем?

— Грэм, ты незаменим.

Он улыбнулся в ответ и провел пальцами по своим пышным усам, аккуратно приглаживая их, словно это было очень важно.

— Отличный ответ. Теперь давай сделаем это, и побыстрее.

Глава 14

Эмма

С нами было четверо: двое в машине позади нас и двое впереди. Грэм привлек к делу всех, кем мы располагали, и я только закатила на это глаза. Чувствовала себя дорогой фарфоровой куклой, не заслуживающей всей этой сверхзащиты. Я выросла в гетто и привыкла сама о себе заботиться. И самым безумным было то, что я знала: будь все люди Бордена на месте, поблизости ехали бы еще с полдюжины автомобилей с десятком людей.

Мы ехали в восточную часть Нью-Рэйвен, где город начинал встречаться с густыми сосновыми лесами многочисленных нетронутых природных заповедников. Исчезли небоскребы, роскошные высотки и перегруженные транспортом дороги, такие привычные в центре города. Мы имели смелость заехать на окраины, где домов было мало, и они стояли на отшибе, где на сомнительных улицах стояли сомнительные магазинчики и бары, а парковки были заполнены подозрительными, видавшими виды фургонами. Все стало казаться еще более жутким, когда небо потемнело и солнце скрылось за горизонтом. Навигатор показывал, что до места назначения нам ехать пятнадцать минут по извилистой дороге, идущей через Хиксвилл. Лес выглядел зловеще, и единственным источником света были фары наших машин и полная луна.

— Почему твою подругу занесло работать в такую даль? — удивлялся Грэм, качая головой.

— Потому что она в отчаянном положении, — тупо ответила я. — Но надо признать, это очень далеко от ее дома.

— Эта карта ведет нас в очень старый район. Я помню, что исколесил здесь все дорожки, гоняя пьяных и обдолбанных придурков, которым моя полицейская сирена была до лампочки. Здесь много наркоманов. Много насильников. Я рад, что у нее есть такая подруга, как ты, Эмма. Не думаю, что кто-то еще сделал бы это для нее.

— Ты, — тихо сказала я.

— Я бы на это не рассчитывал.

— Ты бы сделал. На тебя можно рассчитывать.

На секунду он повернулся ко мне, оценивая мою искренность.

— На тебя тоже можно положиться, Эмма. Увидев тебя в первый раз, я понял, что ты станешь кем-то значимым для Бордена. Внутри ты боец. Я знал, что ты — единственный человек, который сможет опустить этого упрямца на землю и снова вернуть его к жизни. Он был сломлен, но ты не только исцелила, но и изменила его.

— Изменила как?

— Если бы до твоего появления мне кто-то сказал бы, что у него есть слабая сторона, я бы поспорил на собственную жизнь, что это полное дерьмо.

— А сейчас?

Он широко улыбнулся.

— А сейчас я вижу мужчину, который смотрит на тебя, словно ты его луч света в темноте.

Я не могла не улыбнуться в ответ, а он тихо добавил:

— Он любит тебя. Он никогда не захочет отпустить тебя, и ты осталась с ним, даже узнав об этих угрозах. Для этого нужно большое мужество, и все люди уважают тебя за это. Ты замечательная женщина. Твоя любовь настоящая, и поверь мне — мужчине, который в прошлом обжегся — такую женщину, как ты, трудно найти.

— Спасибо, Грэм, но обжечься — еще не означает, что ты больше никогда не встретишь подходящего человека.

Когда он посмотрел на меня с вопросом во взгляде, я смущенно призналась:

— Хоук рассказал мне о твоем браке.

— А, — проворчал он, — ну, конечно. С тех пор много воды утекло. Я справился с этим. Иногда нужно понять, что люди не те, за кого себя выдают, и, как бы глубоко мы их не любили, они на самом деле не изменятся. Это трудно принять, но я все же справился.

— Так почему ты в конечном итоге стал работать на Бордена?

— Потому что все, во что я верил, оказалось ложью. Моя жена смеялась надо мной за моей спиной и прыгнула в постель к моему лучшему другу. После этого мой мир рухнул. Думаю, хуже всего было то, что меня больше ничего не волновало. Ни мои друзья, ни семья, ни люди, с которыми я работал в участке. А с Борденом… ну, это была возможность послать всех к чертям и сделать что-то для себя. Он щедро платит и всегда заботится о своих сотрудниках. Я без труда сделал этот выбор.

Я понимающе кивнула. Борден всегда говорил, что его люди — это просто оплачиваемые сотрудники, но, как и у Грэма, их преданность была очевидна. Борден был суров, но справедлив, и я вдруг затосковала по нему. Снова достав телефон, я еще раз попыталась дозвониться до него.

33
{"b":"582962","o":1}