ЛитМир - Электронная Библиотека

Хлопнула дверца машины, и я проснулась. Вокруг темнота. Я осмотрелась и поймала взглядом фигуру Хоука, идущего через автостоянку, и большое массивное здание из красного кирпича с вывеской «Военные Бароны» — тату-салон.

Мгновенно почувствовав тревогу, я внимательно огляделась. Это было совершенно заброшенное место. Исключение составляли три черных мотоцикла, стоящих в линию перед входом. Какого черта я здесь делала? Как долго я проспала? Я повернулась в сторону Хоука и стала наблюдать, как он стучит в черную входную дверь. Место выглядело зловещим и мрачным. Затемненные окна с решетками. Никаких признаков жизни.

Хоук постучал снова — на этот раз сильнее — и дверь резко открылась. Из нее появились двое мужчин в черном. Я не могла слышать их разговор, но увидела, как Хоук, наклонившись вперед, ткнул пальцем в их лица, а затем указал на кого-то или что-то позади них. Они тут же кивнули и ушли, оставив дверь открытой. Хоук развернулся и направился к машине. Подошел к моей пассажирской двери и открыл ее.

— Давай, малышка, — настойчиво сказал он. — Пора выходить. Мы немедленно уложим тебя в кровать.

Я не двигалась и, крепко вцепившись в ремень безопасности, с сомнением посмотрела на него.

— Где я, Хоук?

— На территории Военных Баронов.

— Зачем?

— Потому что ты нуждаешься в присмотре.

Меня охватила паника, и я покачала головой.

— Нет, нет, нет, Хоук. Я хочу увидеть Бордена. Я не хочу идти в клуб…

— Я не могу отвезти тебя к Бордену, Эмма.

— Почему нет, черт возьми?

Он отвел от меня взгляд, постукивая рукой по крыше машины.

— Хоук, — надавила я, приподнимаясь с сиденья. В голове застучало и я, вздрогнув от боли, приложила к ней руку.

— Ты ранена? — тут же спросил он. — Они что-то сделали с твоей головой?

Я сделала несколько вдохов.

— Меня немного избили.

— Что они делали?

— Били меня ногами, еще головой об дерево и все в таком духе.

— В таком духе, — повторил он, раздувая ноздри. Его дыхание изменилось, пока он изучал меня. — Блядь, этого я не видел.

— Все нормально.

— Как, твою мать, это может быть нормально?

Я покачала головой.

— Сейчас это не важно. Где Борден?

— Не знаю. Он исчез. Последний раз его видели в порту.

— Куда, черт возьми, он мог исчезнуть?

— Если бы я знал, Эмма, то отвез бы тебя к нему. Я тоже в неведении.

Беспокойство сменилось страхом.

— Они схватили его, не так ли?

Он не ответил.

Я задержала дыхание и почувствовала, что мои легкие словно сдавило.

— Они схватили его.

— Мы этого не знаем.

Но я это знала.

— Лысый парень… — я неровно выдохнула, — …он сказал, что сегодня все будет кончено.

— Что он имел в виду?

— Это значит, что они схватили его.

Хоук выдохнул.

— Тебе нужно перестать думать, Эмма. Позволь нам этим заняться, ладно? Вылезай из машины и проходи внутрь. Здесь ты будешь под присмотром после…

— Не хочу, чтобы за мной присматривали, — я перешла на крик. Он удивленно моргнул на мою вспышку, но я чувствовала, что дошла до точки кипения. — У меня был худший день в жизни. Я видела, как мужчину, о котором я заботилась, застрелили. Потом меня похоронили заживо. И теперь ты говоришь, что Борден исчез. Последнее, чего я хочу — это оказаться в байкерском логове, полном долбоебов, которым на все это насрать!

— Ты говоришь так, словно у тебя есть хоть какой-то гребаный выбор, — спокойно ответил он, прожигая меня своими темными глазами. — К сожалению, дорогуша, тебе крупно не повезло. У тебя нет выбора. Ты заходишь, тебе предоставляют комнату, и именно в ней ты будешь находиться, пока не появится Борден. Понятно?

— Иди на хер!

— Эмма, — в его голосе прозвучало предостережение.

Я толкнула его в твердую грудь и заплакала сильнее.

— Уходи! Оставь меня здесь!

— В машине, совершенно одну, в таком виде? У тебя сильный нервный срыв.

— Я предпочту остаться совсем одной в машине, чем находиться так же одной, но среди толпы незнакомых психов.

— Ты и не будешь одна. Я буду здесь с тобой.

Я застыла, уронив руки.

— Ты это не всерьез, — недоверчиво пробормотала я.

— Конечно, всерьез. Ты думаешь, что я просто возьму и оставлю тебя одну с этими парнями? Борден оторвет мне голову. Я никуда не уйду, договорились? Обещаю.

Мгновение я обдумывала его слова. Он давал мне иллюзию выбора. Честно говоря, я понимала, что у меня его нет. Я должна пойти, хотя не доверяла тому, что могло быть там. После сегодняшнего вечера я чувствовала, что с меня сорвали оболочку сильной девушки, которой всегда себя считала, превратив в клубок страха и беззащитности. Борден говорил до этого, что есть люди, готовые причинить мне боль только ради того, чтобы добраться до него. И я понимала это, но сегодняшний реальный опыт ввел меня в ступор. Мне больше никогда не хотелось бы испытать подобное.

— Пойдем, — прошептал он с нотками отчаяния в голосе. — С тобой ничего не случится. Я ведь до сих пор с тобой, правда?

Я потеряно кивнула. Дрожащими руками отстегнула ремень безопасности. Он спросил, не требуется ли его помощь, чтобы выбраться из машины, но я упрямо покачала головой, уверенная, что мне ничего не нужно. Но потом голова закружилась, и меня повело. Сделав несколько вдохов, я, держась за сиденье, соскользнула с него. Хоук не помогал мне, но держался рядом на случай, если я упаду. Он был обеспокоен. Я понимала, что он хотел бы отнести меня, но была против его прикосновений. Я нуждалась в руках одного-единственного человека, и это не Хоук.

Мы подошли к открытой двери большого тату-салона. Я настороженно оглядывалась, ожидая чего-то плохого. Возможно, крошечная часть меня считала, что Хоук обманет меня или что-то в этом роде. Было плохо так думать, потому что он спас мне жизнь, но я не доверяла байкерам, да и остальным людям веры было не больше.

Если Борден доверяет ему, то и ты тоже должна.

Хоук пропустил меня вперед, и я сразу же натолкнулась на взгляды тех двух мужчин, открывших дверь, и Гектора, стоящего со скрещенными руками, прислонившись к стойке регистрации. Все три пары глаз тотчас же оглядели меня. Если их и встревожил мой ужасный вид, на их лицах это никак не отразилось. Хоук вошел следом за мной, захлопнул дверь и задвинул засов.

— Какого хера здесь происходит? — тут же спросил Гектор.

— Сделка есть сделка, — холодно ответил Хоук. — Ты должен выполнить свою часть договора, брат.

Челюсти Гектора клацнули.

— Я должен выполнить свою часть? Какой договор ты имеешь в виду? Потому что, насколько мне известно, Борден кинул нас. Я не возьму эту сучку, какая бы хуйня у вас не случилась…

— Послушай, мудак. Борден пропал, — вмешался Хоук, встав рядом со мной. Его трясло от нескрываемой ярости. — Его девушку похитили, расстреляв в пух и прах охрану, потом ее избили и похоронили заживо. И ты собираешься стоять здесь и выебываться, что не возьмешь ее?

Все трое снова посмотрели на меня — их, до этого отрешенные, лица разочарованно скривились. Затем последовало молчание, после чего Хоук подтолкнул меня и сказал:

— Сядь на этот стул, Эмма.

Я села на стул возле стоящего у стены стола и закрыла лицо руками — силы покинули меня. Потребовалось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы сделать усилие и просто взглянуть на них. Они все еще смотрели на меня. Гектор, в частности, кажется, не пытался скрыть равнодушного любопытства в своем взгляде. Наконец, один из мужчин вздохнул и нарушил молчание.

— Борден сказал, что поедет на таможню оформлять наш груз. Сказал, что у него есть там какой-то пидор, который за взятку согласился возиться с этим дерьмом. Больше он не появлялся. Мы прождали пять часов и вернулись, — он пожал плечами, а я медленно изучала его. Он был в возрасте, вероятно, за пятьдесят, высокий, худой, с седой козлиной бородкой и черными с проседью волосами. На нем была кожаная жилетка с надписью «казначей». Я не знала, что это означает — в преступной терминологии байкеров я не разбиралась.

38
{"b":"582962","o":1}