ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда в чьей?

Ее губы задрожали, и она выдохнула:

— В твоей.

Плечи Хоука опустились от облегчения, и теперь уже я не понимала, какого черта происходит. Она ему нравилась? В его глазах не было желания. Фактически он смотрел на нее, как на ребенка, оказавшегося в очень дурном месте — и, думаю, так и было.

— Других комнат не было, — продолжала оправдываться она. — В последние дни клуб переполнен, и… я ничего не меняла в твоей комнате. Там все по-старому. Я имею в виду, немного не прибрано, но… моего там ничего нет. Ну… — она замялась и задумчиво подняла глаза к потолку. — Там моя сумка, кое-какая одежда и… кажется, еще плойка, но… Я осталась здесь ночевать, потому что парни были не против и… у них была дикая ночка, и я не могла заснуть. Я не делала ничего плохого, честно… я клянусь, Хоук.

Гребаный ад. Сколько же оправданий.

Хоук скрестил руки и старался дышать ровно, пока она несла эту чушь.

— Хорошо, Тай. Я понял. Но мне нужна комната, в которой она будет ночевать, — он указал на меня, и девушка, удивленно подняв брови, впервые взглянула в мою сторону.

— О! — сказала она. — Ладно. Я не знала, что ты не один или… То есть… она твоя? Потому что на ней твоя… — она посмотрела на его огромную куртку, которая все еще была на мне. Я даже не позаботилась вернуть ее. Она была теплой, а я все еще окоченевшей. — Ну, она хорошенькая. Вам с ней нужна спальня? Я не трогала презервативы в твоем ящике. То есть… Я видела их и… — эта девушка была просто олицетворением неловкости. — У меня не было повода их использовать или…

— Нет, — тут же ответил Хоук, с трудом дослушав остальную часть ее бреда, — она совершенно точно не моя, и, пожалуйста, не произноси при мне слово «презервативы», Тайлер. Не взрывай мне мозг. Это Эмма. Девушка Бордена.

При упоминании Бордена ее лицо стало мертвенно бледным.

— Боже мой, Маркуса Бордена? О, Боже. Прости. Я понятия не имела. Я должна была знать…

— Все нормально, — поспешно перебила я, удивленная ее реакцией. Какого черта? Она боится меня? Что во мне такого ужасного? Я выглядела как тряпичная кукла в человеческом обличье. Ради Бога, да в моих волосах до сих пор видны комки грязи!

— Тай, — сказал Хоук, потеряв терпение. — Комната. Мне нужна проклятая комната. Она есть или нет?

— Ты можешь вернуться в свою. Я смогу добраться домой. Постельное белье я постирала вчера, так что оно чистое. Но я могу еще раз его поменять, если хочешь, Эмма…

— Тай, все в порядке, — Хоук снова раздраженно вздохнул. — Оставайся здесь. Я вернусь и отвезу тебя домой, где тебе и место, — он сделал ударение на последних словах, сверкнув в ее сторону взглядом, и она поморщилась, почувствовав себя виноватой.

— Сиди и пей свой чай. Я спрячу Эмму.

Я спрячу Эмму. Словно я пылесос, который нужно было спрятать обратно в шкаф. Я вздохнула, даже не думая возражать, и последовала за ним из комнаты по коридору, ведущему мимо закрытых дверей и других комнат. Боже, это место было огромным, хотя снаружи выглядело таким обычным и невзрачным.

Его комната оказалась за последней дверью. Мы вошли, он включил свет и, осмотрев комнату, покачал головой от количества розового дерьма. Бедная недотепа Тайлер оказалась врушкой. Она практически переехала в его спальню. Исключая светильник в виде бабочки, розовую одежду, розовые коврики и плакаты с практически голыми мужиками на стенах, комната была обычной. Возле стены стояла королевских размеров кровать. Еще комод, письменный стол и ванная (спасибо, Господи!). Хоук бросил ключ на стол и продолжил осматриваться, на этот раз расстроенно теребя рукой бороду.

— Ложись, — устало сказал он. — Поспи.

Я села на кровать и посмотрела на него.

— Хоук, я не смогу уснуть. Ты же знаешь.

Он хмуро посмотрел на меня.

— Эмма, ты дерьмово выглядишь.

— Спасибо, — язвительно ответила я. — Это просто чудесно, потому что меня именно сейчас так охуенно заботит, как я выгляжу.

— Я имел в виду, что ты выглядишь смертельно усталой, и не могу позволить, чтобы на фоне бессонницы у тебя случился очередной срыв, как перед тату-салоном, когда ты орала и поливала меня дерьмом. Мне нужно, чтобы в этой ситуации ты сохраняла хладнокровие.

— Хладнокровие?

— Да.

— Борден пропал! — мои глаза тут же снова наполнились слезами. — Я не могу потерять его, Хоук.

Он вздохнул.

— Я знаю.

Мужчина подошел и сел рядом со мной. Кровать прогнулась под его весом, практически заставляя меня упасть на него. Он провел руками по своим длинным волосам, и я посмотрела на него при свете. Он тоже дерьмово выглядел. Под глазами были темные круги. Лицо заляпано грязью сильнее, чем казалось сначала. Я взглянула на его руки. Ногти обломаны и сорваны, под ними грязь.

Этот человек откапывал меня в буквальном смысле слова.

Сердце сжалось у меня в груди.

— Спасибо, — тихо сказала я.

Его темные глаза встретились с моими.

— Тебе не нужно меня благодарить.

— Ты спас меня.

— Ты это уже говорила.

— Ты выкапывал меня, стоя на четвереньках.

— Любой сделал бы то же самое.

— Ты всерьез собираешься обесценивать свою помощь?

Уголки его губ едва заметно приподнялись.

— Да. Потому что я не просто спас тебя ради тебя же самой. Я спасал тебя для Бордена. Ты нужна ему.

Я ехидно ухмыльнулась.

— Вау, какое прекрасное откровение для человека. «Я спас тебя не потому, что хотел сохранить твою жизнь и все такое, а из-за твоего любовника». Спасибо тебе, Хоук.

Несмотря на это, он хихикнул.

— Ты гребаное сокровище, Эмма. Сарказм — самый идеальный ответ, который можно было бы сейчас дать. Так держать!

На секунду я улыбнулась, и в тот же момент меня захлестнула волна эмоций. Улыбка скривилась, и со следующим ударом сердца я закрыла лицо руками, задыхаясь от плача. Я рыдала в свои ладони. А затем проглотила огромный ком в горле, и поток слез прекратился. Я шмыгнула носом и быстро вытерла глаза.

— Ты в порядке?

— В одну минуту у меня получается быть сильной, но уже в следующую я буквально разваливаюсь.

— Ты в шоке. Твой разум все еще пытается осознать произошедшее. Это нормально.

Я кивнула и сделала глубокий вдох.

— Ты прав насчет сна. Я сейчас просто не функционирую.

— В углу есть ванная, если тебе нужно помыться. Уверен, у Тай здесь найдется одежда, которой ты сможешь воспользоваться, пока я не пошлю за твоей. Попробуй уснуть. Утром я вернусь со свежей информацией. Еще ничего неизвестно, Эмма. Возможно, Бордена не схватили. Он живучий ублюдок. Возможно, он где-то отсиживается.

Он поднялся и несколько мгновений стоял передо мной, внимательно всматриваясь, словно не был уверен, что со мной все в порядке. Я просто еще раз ему кивнула. Со мной будет все в порядке. Он развернулся и покинул комнату. Дверь закрылась, и в туже секунду я уткнулась лицом в ближайшую подушку и снова разрыдалась.

Я не была в порядке.

***

Выплакавшись, я осторожно вошла в ванную. К счастью, комнату занимала девушка, и ванная не была грязной. Не знаю, чего ожидала от ванной в байкерском клубе, но точно не девственной чистоты кафельных стен, розового коврика и бесчисленного количества косметических средств, аккуратно расставленных в ряд вдоль стойки.

Я почти улыбнулась. Почти. Эта девочка Тай была маньяком чистоты — единственным, кем можно стать в байкерском клубе, когда пытаешься отвлечься от чего-то или, судя по румянцу на ее щеках, от кого-то.

Я включила воду и разделась. Мельком взглянула в зеркало, прежде чем встать под душ. Грязная. Все тело было в синяках и глубоких ссадинах. Лицо перепачкано. Под глазом гигантская черная гематома. С ног до головы в земле. И она посыпалась с меня, покрывая белую ванну коричневыми пятнами.

Шагнув внутрь, я позволила воде омыть меня. В данный момент я не могла ни думать, ни чувствовать. Просто тупо стояла, изо всех сил пытаясь отогнать образ Грэма, лежащего в луже крови.

40
{"b":"582962","o":1}