ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ион прибыл, сэр, — сказал Егоров в спикерофон.

— Рад, что вы наконец к нам присоединились, Стойка, — раздался насмешливый голос Казакова.

— Прошу прощения, сэр. Я прибыл, как только узнал. — Он удержался от желания показать телефону непристойный жест и вместо этого дал знак технику принести кофе и вытащил из кармана комбинезона сигарету. — Кто-то напал на один из ваших танкеров?

— Группа террористов — точное их количество неизвестно, но от восьми до двенадцати — ввалились на танкер «Устинов» пару часов назад, — сказал Егоров. — У них имелись ПЗРК, из которых они сбили вертолет ВМФ. Танкер движется на юг к турецким водам, пункт назначения неизвестен.

Стойка покачал головой, окончательно запутавшись. Он сделал глоток кофе.

— И что мы должны сделать?

— Два самолета российской морской авиации, Су-24 и Ту-95 подверглись атаке неустановленного самолета на подходе к танкеру, — пояснил Егоров. — Мистер Казаков считает, что кто-то — НАТО, американцы, возможно, турки — направили в район малозаметный самолет, чтобы прикрыть его от российской авиации. Он хочет, чтобы мы это проверили. Сейчас.

— Да, сэр, — сказал Стойка, стараясь, чтобы его голос звучал с энтузиазмом. — Если кто-то там есть, мы приколотим его задницу к стенке. — Он повернулся к офицеру группы технического обслуживания. — Сколько займет подготовка к вылету?

— Примерно двадцать минут, сэр, — ответил тот. Стойка кивнул, внутренне застонав. Ему потребуется немного больше, чтобы протрезветь. Возможно, кофе и немного чистого кислорода в этом помогут.

— Российский эсминец преследует танкер, готовясь отправить группу морской пехоты, чтобы отбить его, — сказал Казаков. — Если там есть какой-то самолет, я хочу, чтобы вы его сделали. Не допустите, чтобы кто-либо атаковал танкер или эсминец. Я хочу, чтобы танкер и нефть были возвращены нетронутыми. Вам понятно? — Связь оборвалась прежде, чем кто-либо успел ответить.

Стойка одним глотком проглотил остаток кофе.

— И вам тоже удачи, сэр, — саркастически пробормотал он.

Эсминец российского флота «Бесстрашный». Вскоре после этого

Когда капитан вернулся обратно на боевой мостик, план начал исполняться. Тактический офицер получал информацию от обзорного радара I-диапазона, а затем получил уточнения от электронно-оптической системы ночного видения с лазерным дальномером. Танкер шел с постоянным курсом и скоростью, так что наведение было легким.

— Мостик, здесь БИЦ, — радировал тактический офицер. — Есть четкая картинка цели.

Капитан подошел к кормовой части мостика и проверил показатели, выводимые на экраны из боевого информационного центра. Прицельная марка лежала на верхней части большой белой надстройки танкера.

— Хорошо. Дистанция?

— Двадцать один километр, сэр.

— Курс и скорость цели?

— Прежние, сэр.

— Какие-либо самолеты или суда поблизости?

— Никаких кораблей в радиусе десяти километров от танкера, сэр. Все корабли поблизости опознаны. Угрожающих нет.

— Очень хорошо. Отправляйте вертолет и катер. — Небольшая группа из шести бойцов спецназа морской пехоты вылетела на борту Ка-27 «Бесстрашного», чтобы попытаться тайно высадить на борт танкера. Одновременно они спустили катер с двумя десятками морпехов, чтобы зайти с моря.

Примерно с пятнадцати километров надстройка танкера стала четко видна на мониторах.

— Никаких изменений курса или скорости, — доложил тактический офицера. — Похоже, он просто направляется к турецкому берегу примерно на полпути между военно-морской базой в Эрегли или курортным городом Зонгулдак.

— Там есть какие-либо нефтяные объекты? — Спросил капитан начальника разведки. — Где бы турки могли сгрузить нефть?

— Вы хотите сказать, что они намерены ее украсть? — Недоверчиво спросил офицер разведки.

— Просто ответь на чертов вопрос.

— Зонгулдак это прибрежный курортный и университетский город, — ответил начальник разведки. — Там крупный опреснительный завод, атомная электростанция, но никаких нефтеперерабатывающих заводов или терминалов для приема или отгрузки нефти.

— Атомная электростанция? — Спросил капитан. — На берегу?

— Примерно в двадцати километрах к югу от ожидаемого места удара и примерно в двух километрах от моря, ближе к военно-морской базе.

Капитан все еще полагал нападающих за экотеррористов, но это начинало отвлекать его, а прямо сейчас это было лишним. — Связь, это мостик. Сообщение в штаб флота, запрос на разрешение начать операцию.

Несколькими мгновениями спустя раздался ответ.

— Мостик, это связь, сообщение из штаба флота. Разрешается начинать операцию по готовности.

— Очень хорошо, — он поднял капитанскую трубку системы общекорабельной связи.

— Всем постам, говорит капитан. К бою. — Повернувшись к офицерам, он скомандовал: — Боевая тревога. — Раздались сигналы тревоги, капитан надел шлем, гарнитуру и спасательный жилет. — Батареи к бою… Готовность…

— Мостик, это БИЦ, высокоскоростная воздушная цель, направление ноль пять ноль, дальность тридцать два и уменьшается, идет на юго-запад, скорость девятьсот двадцать.

— Byt v glubokay zhopi, это тот неустановленный противник, — выругался капитан.

— Рекомендую изменить курс на два три ноль и прекратить заход на танкер, сэр, — сказал старший помощник.

— Мне приказано не дать террористам увести танкер в турецкие воды, — сказал капитан. — Курс и скорость прежние, готовность к стрельбе.

* * *

— Он не отворачивает, — сказал оператор спутникового наблюдения. — Увеличивает ход до двадцати узлов.

— Похоже, он не собирается прекращать атаку на танкер, — сказал Джон Мастерс. — Возможно, мы опоздали.

— Пока нет, — ответил Дэвид Люгер. — Я запущу AALF и зайду на него. Посмотрим, что он сделает.

Мастерс и Люгер вместе с командой техников находились на борту DC-10 компании «Скай Мастерс», держащегося в ста километрах к северу от места событий вблизи воздушного пространства Украины. Они следили за происходящим через систему из шести малоразмерных спутников NIRTSats (Need It Right This Second satellites), запущенных ранее «Скай Мастерс» специально для этой операции. Спутники, передающие данные на спутник-ретранслятор на геостационарной орбите, который затем пересылал их на самолет DC-10, вели слежение за Черным морем всю предшествующую неделю.

Люгер довольно набрал команду на терминале. В восьмидесяти километрах южнее, небольшой самолет ушел в крутое пикирование, набрав почти скорость звука. Он именовался AALF, что расшифровывалось как Autonomous Air Launched Fighter — Автономный истребитель воздушного старта. Запущенный с DC-10 AALF представлял собой продвинутый высокоскоростной летательный аппарат с собственным «мозгом». В отличие от других беспилотных летательных аппаратов, AALF не управлялся оператором. Ему просто ставилась задача, и он начинал ее исполнять, полагаясь на нейронный компьютер, работающий в связке с средствами обзора и базой данных известных угроз и сам определял способ решения поставленной задачи. Дэвид Люгер выступал лишь в качестве тренера, указывая AALF, что тот должен был сделать. После запуска с DC-10 ему была поставлена задача работать перехватчиком. Выполняя ее, он подкрался к самолетам Су-24 и Ту-95 и атаковал их ракетами «Сайдуаиндер» из внутреннего отсека.

Люгер был намерен сымитировать при помощи AALF атаку противокорабельной ракетой. AALF снизился до высоты шестидесяти метров над Черным морем и ускорился до 1100 километров в час, направляясь к «Бесстрашному», для по зигзагообразной траектории, словно продвинутая противокорабельная ракета. «Бесстрашный», как и ожидалось, резко завалился вправо, чтобы уменьшить проекцию настолько, насколько это было возможно, одновременно подставляя ракету под огонь кормового спаренного 130-мм орудия двойного назначения и кормовой пусковой установки зенитных ракет SA-N-7.

105
{"b":"582963","o":1}