ЛитМир - Электронная Библиотека

Гофф посмотрел на молодого президента, словно гордый отец на сына, только что выигравшего школьную олимпиаду.

— Пресс-конференции? Заявления для мировых СМИ? Беспокойство по поводу того, что считают мировые СМИ? Анализ военных событий в мире? И даже мысли об отправке американских военных кораблей навстречу опасности? — С притворным удивлением спросил Гофф, сияя от радости. — Если бы я не знал вас лучше, я бы даже подумал, что вам не пофигу на внешнюю политику, президент Томас Натаниэль Торн.

Торн взглянул на Гоффа и едва заметно улыбнулся.

— Ты не забываешь медитировать, Роберт? — Серьезно спросил он.

— Нет — но думаю, что забуду, — сказал Гофф, направившись к выходу. Он остановился у дверей Овального кабинета, обернулся и спросил: — Интересно, этот напульсник, который вы сейчас носите, помогает в медитации?

Президент удовлетворенно улыбнулся, рассеянно потрогал странный новый электронный браслет на правом запястье и вдруг ощутил резкое покалывание в правом плече, куда недавно был установлен подкожлый передатчик и понял, что это для него означало. Но он просто ответил:

— Поговорим позже, господин министр.

— Да, господин президент, — ответил Роберт Гофф. «Уверен, что буду не единственным, с кем вы поговорите, друг мой», подумал Гофф и вышел из Овального кабинета.

Кодля, Румыния, вскоре после этого

Когда «Метеор-179» не вышел на связь в запланированное время посадки, охрана Павла Казакова незамедлительно объявила тревогу и пересмотрела запланированный план эвакуации. Когда самолет не вернулся через час после исчерпания запаса топлива, они немедленно принялись за работу. Они действовали быстро с мрачной эффективностью. В главном ангаре были установлены подрывные заряды, туда снесли секретные документы, не имеющие никакого отношения к «Метеору-179» и свалены в кучу…

… Вместе с телами инженеров и техников «Метеор Аэрокосмос», а также рабочих из Кодли.

Несколько часов спустя Павла Казакова уведомили, что это черное дело было сделано, и он прибыл, чтобы проверить. Вся кровавая груда тел была накрыта брезентом, придавленным по краям покрышками. На крыше ангара были установлены подрывные заряды, расположенные таким образом, чтобы сымитировать попадание авиационной бомбы.

— Хорошая работа, — сказал Казаков. — Мы подождем, пока объект не будет очищен и…

— Самолет! — Закричал один из охранников. — Неопознанный самолет на подходе! — Охранники с пулеметами и автоматами рассыпались по территории. Остальные начали заталкивать вертолет Казакова обратно в ангар, чтобы укрыть его.

— Это конвертоплан! — Крикнул кто-то. — В самолетном режиме! Не вижу опознавательных знаков. Возможно морпехи или спецназ США или НАТО. Нас раскрыли!

Казаков посмотрел в бинокль и увидел крупный самолет, пикирующий прямо на них.

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Ему придется замедлиться, чтобы высадить наземную группу. Как только затормозит, огонь из всего, что есть. — Но самолет не замедлился. Он прошел у них над головами со скоростью около пятисот километров в час. — Значит, они намерены выбросить десант или сесть, чтобы высадить их, — сказал Казаков. — Это даст нам время уйти и подготовиться к встрече. Вытаскивайте мой вертолет и…

— Гляньте! — Крикнул кто-то. Казаков увидел, как три человека спрыгнули с хвостовой рампы конвертоплана. У каждого из них была при себе очень большая винтовка. Все трое спрыгнули прямо в центр стоянки самолетов перед ангаром… Но ни у кого из них не было парашюта!

— Какого хрена она творят? Они что, с ума сошли? — Казаков и его охранники ошеломленно смотрели, как все трое падали на землю, все еще стоя, все еще с оружием на креплениях… Они были уверены, что сейчас все трое разобьются о бетонное покрытие…

Но в последний момент раздалось громкое «ВВХХХУУШШ!» сжатого воздуха, вырвавшегося из сапог чужаков, и все трое мягко опустились на бетон, ударившись не более, чем спрыгнув со стула. Все трое остались стоять, все еще с огромными винтовками за плечами, словно появились из ниоткуда. На каждом был темно-серый облегающий комбинезон с толстым поясом, толстые сапоги, какие-то устройства на плечах, шлем, полностью закрывающий лицо и тонкий ранец за спиной. Винтовки были совершенно неземной конструкции, похожие на крупнокалиберные снайперские, но со стволом, не похожим ни на что, виденное доселе.

— Я не знаю, кто это такие, — сказал Казаков. — Но если они не будут мертвы в течение следующей минуты, мертвы будем мы. — Он развернулся и побежал к укрытию около задней части ангара. Трое его телохранителей рассыпались и открыли огонь по чужакам. Казаков заметил, как три автоматных очереди пролетели над полем и ударили прямо по чужакам — но те и не думали падать.

А затем он вспомнил все те бредовые рассказы членов экипажа «Устинова» о непобедимых бойцах, стрелявших молниями из глаз, и побежал быстрее, чем когда-либо до этого. Они были реальны, и они пришли за ним.

Охранники успели дать всего по одной очереди прежде чем все трое чужаков исчезли — и возникли мгновения спустя за несколько десятков метров, прыгнув при помощи установок со сжатым воздухом в сапогах. Один за другим они открыли огонь их своих странных винтовок по любой цели, которую видели — по вертолетами, машинам, системам связи, генераторам и всему, что считали целями. Они лишь слегка отшатывались от отдачи, а затем продолжали методично продвигаться вперед. Если вдруг кто-то из охранников оказывался слишком близко к ним, в того немедленно бил электрический разряд, напоминающий искру, бившую за шесть метров, или просто получал удар кулаком или ножом с силой кувалды.

В считанные секунды все охранники были выведены из строя, а все вокруг превратилось в дымящиеся обломки.

— Чисто, — сказал Хэл Бриггс, осмотрев местность при помощи систем своего шлема и не обнаружив никаких признаков выживших.

— Чисто, — подтвердил Крис Уолл.

— Чисто, — ответил синтезированный голос Пола Маклэнэхана. Пол, младший брат Патрика Маклэнэхана, был юристом из Калифорнии и бывшим полицейским, страшно изувеченным в первую же ночь при исполнении служебных обязанностей. Он пережил это, но остался мертвым внутри — пока эта невероятная новая технология не вернула его к жизни[137]. Электронная броня позволила Полу играть активную роль в защите мира, даже после тех страшных ран. Он стал одним из первых, кто опробовал эту броню и связанные с ней системы вооружения, и стал инструктором по этой броне и просто бойцом.

— Патрик, как понял?

— Ясно и четко.

Хэл Бриггс еще раз определил местоположение Казакова и его телохранителей, а также Патрика, используя систему позиционирования.

— Он идет на тебя, Мак.

— Я готов.

* * *

— Пост три? Пост четыре? — Кричал Казаков в рацию. — Ответьте, черт вас побери! Ответьте, кто-нибудь!

— Никакого ответа от любой группы охраны, — сказал один из телохранителей. — Они выбили все наши силы.

— Они будут искать нас, — сказал Казаков. — Разделимся. Вы двое, идете в разные стороны. Ты со мной. Их броня может быть пуленепробиваемой, но попробуйте сделать все, чтобы замедлить их — заманить в ловушку, в воду, обмануть, заставить упасть с обрыва, все, что придет в голову. Вперед. — Двое из его охранников бросились в разные стороны. Казаков и последний телохранитель развернулись и…

… И оказались прямо перед одним из спецназовцев в странной броне.

Со всех сторон раздались выстрелы. Казаков упал на землю, закрыв глаза и зажав уши, так как вокруг грохотали крупнокалиберные пули и даже осколочные 40-мм гранаты. Он лежал плашмя на земле, крича и скуля, пока над ним свистел град пуль, грохотали выстрелы и рвали воздух разряды. Но это продолжалось недолго. Открыв глаза и уши он увидел, что все было по-прежнему. Он поднялся на ноги…

… Перед ним стоял только спецназовец. Все охранники лежали на земле, дергаясь, словно от разрядов, все еще бежавших через их бессознательные тела.

119
{"b":"582963","o":1}