ЛитМир - Электронная Библиотека

Прямо посреди очередного разговора, его внимание привлекла одна из «новеньких». И его легендарное самообладание здорово затрещало.

Что же такого было в этой Энни Дьюи, подумал он. Здесь было немало красивых и одиноких, большая часть из них была не из ВВС. Многие сделали успешную карьеру менеджера среднего или начального звена, некоторые были явно красивее. Он не мог понять, что именно привлекло его в ней.

Энни была собранной и тонкой, и при этом спортивной — что было типично для женщины из ВВС. Обеспокоенная возможной дискриминацией из-за слабости физической формы по сравнению с летчиками-мужчинами, Энни сменила режим физической подготовки, чтобы усилить нагрузку на плечевой пояс, переключившись на такие виды спорта, как волейбол и скалолазание. Это дало результат: Дев отметил ее сильные плечи, руки и спину, переходящую в тонкую талию, упругую попу и стройные ноги. Немного подводила не очень выдающаяся грудь, но остальное с лихвой это компенсировало.

Учитывая ее телосложение, большое количество подруг и гораздо меньшее количество друзей, а также профессию, многие предполагали, что она была лесбиянкой. Честно говоря, Дев тоже так думал — и от этого не слишком много заглядывался на нее. Но потом он начал замечать, что она проводит слишком много времени вместе с начальником отдела аэрокосмических инженерных разработок HAWC, полковником Дэвидом Люгером, и это несколько ободрило его. Мысли о ней вспыхнули мгновенно.

Люгера, как он успел заметить, с ней этим вечером не было. Она выглядела замечательно, в шелковистом облегающем платье на тонких бретельках, босоножках и с небольшим золотым браслетом на правой лодыжке. Светло-коричневые волосы подобраны, как всегда, но, при правильном подходе, это выглядело как несколько короткая стрижка, которая, в сочетании с этим платьем, подчеркивали плечи и шею, делая ее еще более привлекательной. Он присмотрелся, пытаясь понять, был ли на ней бюстгальтер, и, с легким трепетом понял, что нет. Платье было таким обтягивающим, и имело такой глубокий вырез, что ее грудь выглядела просто обнаженной.

Какой из всего этого можно было сделать вывод? Она была не просто сексуальна, хотя выглядела именно так. Очаровательна, подумал Дев, она была очаровательна. Очевидно, она хотела найти кого-то в этой жизни, но спокойно могла ждать и оставаться без внимания, пока найдет его. Дев определенно мог сказать, что глубоко в ней тлела подлинная страсть. Даже если бы она была лесбиянкой, от нее нельзя было оторвать глаз — а теперь, когда он понял, что она таковой не являлась, он не мог отбросить мысль о том, чтобы дать этой страсти выплеснуться в его сторону.

Он понадеялся, что чертового Люгера здесь не будет. Сказать честно, Дев понятия не имел о том, что тот из себя представлял. Он казался достаточно хорошим парнем, просто немного не от мира сего. У Энни к нему что-то было. Романтическая связь? Люгер не казался сентиментальным человеком. Может, он был голубым.

— Шпилька! — Крикнул Дев, оценивая обстановку, когда их взгляды встретились. Почти все в эскадрилье настолько привыкли звать друг друга по прозвищам, что было странным использовать настоящие имена в случайном разговоре. Он быстро подошел к ней и поцеловал в щеку, а затем положил руку на плечо. Господи, подумал он, хотел бы я, чтобы у меня были такие плечи. — Спасибо, что пришла.

— Спасибо, что пригласил нас.

Дев обратил внимание, что она сказала «нас», притом, что была одна. Ее голос явно говорил о том, что она была расстроена, что на вечеринке не было этих «нас».

— А где полковник Люгер?

— Остался на озере, — сказала Энни. «Озером» они называли авиабазу Эллиот, расположенную рядом с сухим озером Грум лэйк. — К сожалению, она не смог придти.

— Знаю, что он занимается чем-то важным, — сказал Дев. — Эти ребята из HAWC становятся одержимы, когда занимаются каким-нибудь важными испытаниями. Все они, такое ощущение, забиваются в собственную нору, боясь сделать что-нибудь, что может все испортить. Проблема в том, что они всегда так себя ведут, даже когда все нормально.

— Там точно компанейских нет, — согласилась Энни. Она обвела взглядом помещение, посмотрела не него, потом на бассейн.

— Я надеюсь, белье у тебя есть, — сказал Дев. — Водичка приятная и холодная, но когда снаружи похолодает, джакузи будет просто идеальным вариантом.

— Надо было надеть, но я этого не сделала.

Дев решил было пойти по стандартному варианту «ну, ты же должна знать, что купальники здесь обязательны», но по какой-то причине решил не делать этого. Боялся обидеть ее своим вниманием? Его поразила путаница в собственных мыслях и чувствах. Когда это его начало беспокоить то, что другие, особенно женщины, о нем подумают?

— Думаю, мы сможем добыть тебе что-нибудь, если захочешь окунуться, — сказал Дев. — Или просто как-нибудь в другой раз. — Она улыбнулась — и он был раз понять, что подошел правильно, проявляя заботу и полезность вместо напористости. — Принести тебе чего-нибудь из напитков? Я умею делать очень недурную «Маргариту». Сегодня у меня манго и клубника.

— Как-то не тянет, — сказал она. Это был первый намек на сопротивление с ее стороны, и его надежды угасли. Но она вдруг остановилась, глядя сквозь него, сделал глубокий вдох, словно что-то решив, и сказала: — Но, если ты делаешь «Маргариту», значит, у тебя есть текила. Еще я вижу «Короны» так что начну с рюмки и «Короны». — Она посмотрела на него невероятно выразительным голубыми глазами, взгляд которых, казалось, мог остановить товарный поезд, и спросила: — Присоединишься?

Дев кивнул и улыбнулся:

— Лучшее предложение за этот вечер.

* * *

Вечеринка закончилась до полуночи, но для Энни и Дева это было только начало.

Они остались, когда все остальные уже разошлись. Оба завязали с выпивкой прежде, чем успели слишком набраться, но продолжили «Коронами», затем белым вином и «Сан-перегрино». После часа ночи, когда жильцы дома прекратили спускаться вниз в бассейн и джакузи, они, наконец, решили опробовать ее сами.

В зале с бассейном было темно, горело лишь дежурное освещение, а также огни стоянки в нескольких десятках метров от здания. Энни и Дев вошли в халатах, держа в руках пластмассовые стаканчики с «Шардоне». Сухой и горячий воздух пустыни быстро холодел после захода солнца, кроме того, поднялся легкий ветер, и было ощутимо прохладно.

— Во дела, я пробыл под палящим солнцем целый день, но мечтаю о горячей ванне, — сказал Дев. Он повернулся, поставил стакан с вином на пол, снял халат, оставшись в черных плавках «Nike», и сел на край джакузи, потрогав ногой воду.

— Отлично, — сказал он. — Я рад, что ты…

Он сглотнул от неожиданности. Энни сняла позаимствованный халат и осталась, так сказать, в костюме Евы. Грудь у нее была действительно небольшая, но больше, чем казалось из-за платья, при этом восхитительной формы. Плечи и руки были не просто сильными — они были накачанными, как и ее живот и бедра — упругими и рельефными. Внимательно глядя на Дева, она подошла к ванной и с уверенной довольной улыбкой опустилась в теплую воду.

— Я… Я же принес тебе купальник, повесил на ручку, — выдавил он.

— Знаю, видела его. Спасибо, — ответила она. — Это было так заботливо с твоей стороны. Но ты не возражаешь, если я обойдусь без него, а, Дев?

— Да я… Да, я хотел сказать, конечно нет, Шпилька, — Она откинулась назад, опершись локтями на край джакузи, соблазнительно выставив вперед тонко закамуфлированную бурлящей водой грудь. Он ощутил себя полным дураком, так что просто соскользнул в джакузи.

Несколько бесконечно долгих секунд спустя ему удалось оторваться от нее и немного расслабиться. Как обычно, он поднял голову. Городские огни заслоняли большую часть звезд, но он все же сумел заметить несколько над головой.

— Наконец, появились летние созвездия, — сказал он. — Вот это Вега, в созвездии Лиры. А голова Скорпиона сейчас прямо над нами.

20
{"b":"582963","o":1}