ЛитМир - Электронная Библиотека

Именно в этот момент несколько ослепительных вспышек осветили кабину. Так вот, подумал Уэстон, как выглядит со стороны цели прямое попадание «Три А»? Очень похоже на смерть…

* * *

— Господи всемогущий, — пробормотал командующий операцией майор ВВС Национальной Гвардии штата Невада Дуэйн Деверилл. — Это определенно был неправильный маневр. «Мусорщик» или растерялся, или просто сглупил.

Деверилл и пилот самолета, капитан ВВС Национальной Гвардии штата Невада капитан Энни Дьюи наблюдали этот адский кошмар с тридцати пяти километров с борта бомбардировщика ЕВ-1С «Мегафортресс-II». Они находились выше, вне зоны досягаемости зенитной артиллерии, используя ЛИДАР, или лазерный радар самолета, чтобы получить трехмерную картинку всего полета МV-22 и его попытки уйти. ЛИДАР также выдавал картинку приближающихся российских сил.

— МV-22 все еще в воздухе? — Спросила Энни.

— Ага, — ответил Дуэйн. — «Лонгхорн» был как раз вовремя. Бомбардировщики снова всех спасли. — Деверилл выпустил еще одну ракету AGM-89D «Лонгхорн Мэйверик», видя, что МV-22 сносит прямо на Жуковский и добился прямого попадания по зенитной установке, как раз собиравшейся открыть по нему огонь. Ракета «Лонгхорн», новая модификация заслуженной AGM-89 «Мэйверик» была оснащена комбинированной системой управления, включавшей тепловую головку самонаведения и радар миллиметрового диапазона, и могла обнаруживать и поражать цели размером всего лишь с автомобиль. Она имела дальность пятьдесят километров и могла уничтожить основной боевой танк или пробить полтора метра железобетона. Наряду с восемью «Лонгхорн» на поворотном барабане в центральном бомбоотсеке и дополнительным топливным баком в заднем, «Вампир» нес восемь специальных ракет «Воздух-воздух» в переднем бомбоотсеке.

— Дай им отдышаться, Дэв, — сказала Энни. — Похоже, в них попала «Три А» после взлета. Наверное, они сильно повреждены.

Дуэйн фыркнул, принимая замечание.

— Точно, Шпилька. Ненавижу думать, что они облажались.

Энни на мгновение посмотрел на Деверилла оценивающим взглядом. Интересно, подумала она, как такой милый парень может быть таким бесчувственным?

Энни не могла не засматриваться на него, несмотря на его дерзость, самоуверенность и вечное снисходительно отношение ко всем и каждому. Если бы он не был таким профессионалом, он был бы самым большим мудаком на всей базе. Но свое грязное дело он действительно знал и внес большой вклад в 111-е бомбардировочное авиакрыло, известное как «Лучшие из лучших»[62].

— Думаю, они в беде, — сказала Энни, изучая обстановку на большом многофункциональном дисплее Дэйва. — Мы должны помочь им.

— Ты же знаешь, что нам этого не разрешено, — сказал Деверилл. — Нас здесь быть не должно, забыла? Мы призраки.

— Призраки, обстреливающие ракетами цели в стране, с которой мы не воюем, — заметила Энни.

— Эй, Шпилька, не читай мне мораль, — Сказал Дуэйн. — Я был бы просто счастлив вывалить несколько кассетных бомб на русских. В любой день. Но нам приказано не снижаться ниже пяти тысяч метров или каким-либо образом выдавать себя. Если мир узнает, что США отправили нас в качестве прикрытия операции по эвакуации американского шпиона из России, это разрушит наши отношения со всеми. «Лонгхорны» с большой высоты это да. Но если мы попадемся в прицел удачливого русского с пальцем на спусковом крючке, мы нарушим приказы, и США получат ссаной тряпкой по морде.

— А меня колышет? — Спросила Энни. Она переключилась на оговоренную перед вылетом частоту и щелкнула переключателем. — «Хаммер», «Хаммер», я «Терминатор» на Красном-четыре. Как слышите меня? — Ответа не было. Она попыталась установить связь еще несколько раз, и даже услышала какой-то шорох, как будто кто-то пытался ответить, но так ничего не услышала в ответ.

— Думаю, у них что-то не так. У них могут быть сильные повреждения. Мы должны подойти ближе, чтобы осмотреть его, и, если потребуется, отвести домой.

— Бомбардировщик В-1 в одном строю с конвертопланом МV-22? Да это как если бы датский дог попытался трахнуть чиахуахуа!

— Дейв, я не собираюсь сидеть и смотреть, как «Пэйв Хаммер» размолотит очередная «Три А» вместе со всеми на его борту, — решительно сказала Энни. Она выключила автопилот, удерживавший их на заданной высоте. — Готовься. Присоединяемся к МV-22.

— Шпилька, включи мозг хоть на секунду, черт возьми, — совершенно искренне сказал Дэверилл. Энни сердито взглянула на командира, но осознала, что это был не приказ, только совет. Энни не ощущала в его голосе страха, только обеспокоенность тем, что ее решительные действия не доведут до добра. Он кивнул на дисплей.

— Они идут на высоте сто восемьдесят метров со скоростью всего триста пятьдесят км/ч. Чтобы выдержать таким параметры, мы должны будем развести крылья и выпустить предкрылки и закрылки. Это значит, что мы не сможем сохранять малозаметность. Мы не сможем использовать оружие и средства радиоэлектронного противодействия, за исключением, разве что буксируемой ложной цели, и ее тоже, так как наша ЭПР все равно будет слишком большой. Мы будем столько же уязвимы, как МV-22, и даже больше. При такой скорости и высоте мы будем жрать топливо, как сумасшедшие, и никто не пошлет нам заправщик над Черным морем. Мы не сможем уйти из региона, и нам придется садится в Турции.

Энни посмотрела на командира глазами, мутными от гнева — но злилась она не на него. Он, конечно, был прав. Она не подумала обо всех этих обстоятельствах, и это разозлило ее еще больше. Энни гордилась своими навыками командира экипажа, а первейшим из таковых было умение анализировать факты и принимать обоснованные решения. Сейчас она отнюдь не проявила этой способности.

— Я поняла тебя, Дэв, — сказал Энни. — И я согласна со всем, что ты сказал. Со всем. Но это не имеет значения. Я снижаюсь.

Лицо Деверилла помрачнело, но он медленно кивнул. Энни ощутила, что он согласился с ней, но понимала, что не поддерживал ее решение, что было важно для нее. Он мгновение просидела молча, а затем, не нажимая кнопки на микрофоне, сказала:

— «Генезис», это «Терминатор». «Терминатор» «Генезису», прием…

Секундой позже она услышала:

— Слушаю, Энни. Канал установлен.

— Генерал, вы отслеживаете ситуацию?

— Так точно, — ответил генерал-лейтенант Террил Самсон. Он разговаривал с ней при помощи спутникового микропередатчика, «устанавливаемого» каждому члену Центра высокотехнологичных аэрокосмических оружейных разработок. При помощи имплантированного под кожу крошечного передатчика они могли разговаривать друг с другом в любое время в любом месте.

— Давайте по порядку, — сказал Самсон. — «Генезис» «Железному дровосеку». Как слышите меня, Хэл?

— Слышу вас, сэр, — ответил Хэл Бриггс. Хэл Бриггс и Крис Уолл также имели подкожные передатчики, как и весь персонал HAWC. — Мы в глубокой заднице. Машина сильно повреждена, второй пилот мертв. Похоже, «мусорщик» остался совсем без приборов. Нам нужна помощь немедленно, чтобы «мусорщик» смог преодолеть еще одну позицию зенитной артиллерии.

— Понял тебя. Теперь Энни и Дуэйн… Энни, Дуэйн, это Самсон. Как слышите меня?

— Ясно и четко, генерал, — ответил Деверилл, широко раскрыв от удивления глаза. Он был одним из первых членов 111-й бомбардировочной эскадрильи ВВС Национальной Гвардии Невады, получившим подкожный передатчик как дань своим навыкам оператора вооружения и инструктора. Но эта технология продолжала шокировать его. Самсон словно разговаривал с ним по ВПУ самолета. Деверилл знал, что они могли находиться в конференции еще с сотнями человек, что можно было отслеживать его местоположение, физиологическое состояние и обмениваться данными через небольшие карманные компьютеры.

— «Хаммер» сильно поврежден, несколько убитых и раненых. Что думаете?

— Сблизиться, используя ЛАДАР и надеяться выйти на прямую видимость.

Последовала долгая пауза.

— Последние данные с метеорологического спутника показывают очень плохую погоду. Условия определенно не идеальны. Что с видимостью? Полмили будет?

51
{"b":"582963","o":1}