ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень вряд ли.

— Сближение не разрешаю.

— Босс, если мы не поможем, их определенно собьют прямо над позициями повстанцев[63], - сказала Энни. — Русским, вероятно, не понравиться, если американский конвертоплан специального назначения совершит там аварийную посадку — если только они не собьют его.

— И еще больше им не понравиться, если американский малозаметный военный самолет пролетит над ними, — сказал Самсон. — Операцию не разрешаю. Поддерживайте высоту, попытайтесь установить радиосвязь и препятствуйте вражеским действиям в максимально возможной степени. Не пытайтесь сблизиться.

— Сэр, с лазерным радаром мы легко сможем подойти на четверть мили — мы уже это делали, сказал Деверилл. — По крайней мере, стоит попытаться. Если мы не установим контакт на полумиле, мы прервемся.

— А я смогу помочь им своими датчиками, — сказал Бриггс. Его электронный бронекостюм был оборудован системой инфракрасных и радиолокационных датчиков, имеющих дальность до пяти километров.

Последовала еще одна длинная пауза.

— Замечательно. Выполнение разрешаю, — сказал Самсон. — Если не установите контакт на полумиле, прервать заход и вернуться на высоту патрулирования.

— Спасибо, Босс, — сказала Энни. Она повернулась к Дуэйну и сказала: — Спасибо за поддержку, Дэв. Я не решилась бы на это без тебя.

Дуэйн посмотрел на Энни с ноткой беспокойства — которая всегда присутствовала на его лице вместе с дерзкой улыбкой чеширского кота.

— Я с тобой, Шпилька, — сказал он. — Я всегда буду с тобой.

Энни ощутила, как ее лицо запылало от смущения, и поблагодарила звезды за то, что Дэв не смог заметить ее улыбку из-за кислородной маски.

— Давайте покажем всем, как «Сумасбродный маг» может ползти домой на рогах.

— Я вас слышал, — вмешался Бриггс.

— Ну давай, Дэв, — сказала Энни.

— Я с тобой, Шпилька, — сказал Деверилл с улыбкой, опуская на лицо визорный щиток. — Давай, покажи как летают зашибатые пилоты.

Энни была рада стараться. Она перевела крылья на максимальный уровень стреловидности и ястребом спикировала вниз, потеряв четыре тысячи триста метров высоты в одно мгновение. Они оказались всего в девяти километрах от МV-22, и начали быстро сближаться, снова разведя крылья. Дэв между тем, включил лидар и легко обнаружил МV-22 «Пэйв Хаммер». Энни также опустила визор, и оба члена экипажа «Вампира» увидели трехмерное изображение МV-22, вместе с его координатами и крошечными стрелками, отображающими траекторию подхода к цели. Энни начала сближение, словно могла видеть конвертоплан сквозь облака и тьму.

— Готовьтесь, «Хаммер», — сказала Энни. — Мы на подходе.

— Принял, — сказал Бриггс. Он поменялся местами с Фратиером, и сидел в правом пилотском кресле, сканируя небо по правому борту камерами своего костюма. — Давайте.

— Убирай буксируемую цель и средства противодействия, Дэв, — он сглотнул, пристально глядя на экран лидара. Подойдя на пять километров, Энни объявила. — Ладно, Дэв, лезем в грязь.

— Давай, — сказал командующий операцией. — Буксируемая цель убрана, передатчики и средства противодействия в режиме ожидания. Готов. — Система предупреждения все еще показывала позиции зенитной артиллерии в непосредственной близости, но ни одна из этих систем не представляла непосредственной угрозы.

— Должен сказать, Шпилька, что здесь я ощущаю себя голым.

— Я тоже, — согласилась Энни.

— Гы-гы. Теперь мне не нужно раздевать тебя глазами.

— Очень смешно, — ответила Энни. Но его слова звучали без фальши и это заставило ее улыбнуться.

Энни снизила скорость до 460 км/ч, выведя крылья на минимальный угол стреловидности, и выпустила предкрылки и закрылки, как при заходе на посадку. Триста километров в час. Это все еще было слишком быстро, так что она выпустила закрылки еще сильнее. «Вампир» автоматически задрал нос в предпосадочную позицию. Было немного странно лететь так, немного под углом, рядом с другим аппаратом, летевшим ровно.

Лидар показал МV-22 поразительно детально, в том числе выдал синим цветом информацию о заглушенном двигателе, а также повреждения от огня зенитной артиллерии.

— Мама дорогая, — сказала Энни. — Нехило их порвали. Они заглушили правый двигатель, но винт все еще работает. Правый борт весь прострелен.

— Видимость ниже полумили, — сказал Дэверилл. — Если нам нужно следать это, мы должны подойти на дальность видимости. — Именно в этот момент система предупреждения об облучении начала выдавать медленный «БИИИППП…. БИИИППП… БИИИППП».

— Советская «Три А», вероятно ЗСУ-23А[64], десять часов, дальность шестнадцать километров. Мы летим прямо в зону поражения. Нам нужно обернуться в течение двух минут, или из нас решето сделают.

— О, черт, — прошептала Энни. Она опустила нос и стремглав нырнула под МV-22 поставив себя между ним и позицией «Три А», одновременно так, чтобы Дэв мог осмотреть МV-22 со своего места. Она еще больше убавила тягу и подвела крупный «летающий линкор» ЕВ-1С ближе к поврежденному конвертоплану. Она вывела самолет в строй с конвертопланом, сидя с противоположной от него стороны, но могла видеть желто-оранжевый контур МV-22 на своих очках, словно могла видеть его через Дэва также легко, как сквозь облака и темноту. Она начала подводить самолет еще ближе.

— Ребята, вы где? — Спросил Бриггс.

— Я по левому борту от вас, «Хаммер», — ответила Энни. — По курсу «Три А». Джон, вам нужно провести осмотр действительно быстро.

— Понял, «Шпилька», — ответил Уэстон. В отличие от остальных, он не видел за фонарем ничего, кроме темноты, периодически разрываемой вспышками зенитного огня.

Дуэйн потянулся в мешок, принайтовленный рядом с его креслом, и достал трехъячеечный фонарик.

— Мой специальный секретный прибамбас, — пошутил он. Надеюсь, батарейки я не забыл поменять. — Фонарик загорелся с первой попытки, испустив луч света из кабины.

Обычно луч был достаточно сильным, чтобы проверить весь корпус ЕВ-1С до самых дальних частей даже в темноте, но теперь он едва доставал до законцовок крыльев.

— Похоже, крылья немного обледенели, — сказал Деверилл. — Около половины дюйма. — Он убедился, что антиобледенительная система была включена. Им не следовало лететь в таком режиме очень долго, так как В-1 был очень чувствителен к обледенению и начинал очень сильно чудить даже с небольшой дополнительной нагрузкой.

— Видишь МV-22?

— Нет, — ответил Деверилл. Он мог «видеть» его при помощи электроники, но визуально он не видел его, и экипаж МV-22 их тоже не видео.

— Мы на половине мили, Шпилька.

— Я не отойду, Дэв.

— Слушать меня не собираешься? Продолжай сближение.

— «Терминатор», это «Генезис», — возник из воздуха потусторонний голос Самсона. — «Генезис» «Терминатору». Доложите.

— Мы на половине мили, генерал, — доложил Деверилл. — Контакта нет.

— Мы видим MV-22 по JTIDS, — напомнил им Самсон. JTIDS, или единая тактическая система информационного обмена, позволяла различным пользователям обмениваться данными друг с другом. Когда лазерный радар «Вампира» обнаружил MV-22, информация о нем была мгновенно передана по JTIDS всем зарегистрированным пользователям, в том числе генералу Самсону. Он мог четко видеть, что они уже подошли менее, чем на половину мили.

— Если у вас нет визуального контакта, прервать сближение и выйти на высоту патрулирования.

— Генерал, вы можете видеть «Зевс-23-4» прямо по курсу, — сказал Деверилл. — MV двигается справа от него. У нас есть возможность обогнуть его.

— У вас все большое причин убираться оттуда к черту, — сказал Самсон. — Наберите высоту, уничтожьте позицию «Зевса» и попытайтесь вернуться, когда видимость улучшиться. Выполняйте.

— Мы только собираемся выстрелить в него, сэр, — неуверенно сказала Энни.

— Я все понимаю, Энни, но я не могу рисковать вами обоими, — ответил Самсон. — Прервать заход и набрать высоту. Это приказ.

Энни выругалась себе под нос, а затем внезапно толкнула РУДы вперед до максимума, выводя двигатели на форсаж. Как только они набрали 360 км/ч, она начала убирать закрыли и предкрылки, и увеличила стреловидность крыльев, набирая высоту.

52
{"b":"582963","o":1}