ЛитМир - Электронная Библиотека

Уэстон отключил все основные системы через несколько секунд после того, как машина остановилась. Не обращая внимание на систему аварийного покидания кабины, он поднялся со своего места, осторожно переступил через тело своего второго пилота, лежавшее в проходе и направился к пассажирам, чтобы помочь им выбраться. Однако Уолл, Бриггс, Фратиер и уцелевшие члены экипажа уже вынесли Линду Мэй Маслюкову через хвостовую рампу через мгновение после того, как конвертоплан остановился и уже успели убраться на несколько десятков метров от места аварийной посадки.

Машина не горела, только валил дым из двигателей, так что Уэстон принялся за жуткую, но важную работу — вынесли тело второго пилота. Он наполовину вынес, наполовину вытащил его на подветренную сторону от конвертоплана насколько мог, а затем как можно аккуратнее опустил на траву. Вымотанный и опустошенный ведром адреналина в крови и очень радующийся тому, что остался жив, он рухнул на траву. На данный момент он сделал все, что смог. Ему хотелось только пива и оказаться дома, с женой и детьми.

К ним, взволнованно переговариваясь, бежали украинские солдаты и летчики. Некоторые из них говорили по-английски и поспешили помочь членам экипажа и «Сирене». Санитар поставил ей капельницу, чтобы восстановить уровень жидкости в крови и начал обрабатывать раны. Пожарный расчет быстро погасил тлеющие двигатели. К Уэстону подошел сначала первый сержант сил охраны базы, потом начали подходить офицеры все большего звания, пока не прибыл, наконец, лично командир базы.

К ним подошли Хэл Бриггс и Крис Уолл, выглядящие, словно звездные десантники из научной фантастики. Приземлившись на авиабазе Содружества, и по-прежнему находясь под угрозой преследования российскими ВВС, они оставались в полной боевой готовности. Бриггс был в шлеме, сканируя небо и окрестности на предмет любых признаков угрозы; Уолл держал наготове свою огромную противотанковую рельсовую пушку.

— Ребята, это командир базы, бригадный генерал[70] Михайло Сахан, командир второй авиационной дивизии, размещенной здесь, в Борисполе. — Бриггс отдал честь, Уолл молча поставил рельсовую пушку на крепление.

— Это кто вы такие? — Спросил Сахан, когда они отдали ему честь, изумленно глядя на странную экипировку и оружие.

— Наш позывной «Железный дровосек», сэр, — ответил Бриггс синтезированным голосом. — Мы американские военнослужащие. Это все, что я уполномочен сообщить вам.

— Neechohol, — ответил Сахан. — Ваш госдепартамент сообщил нам о том, что вы направляетесь сюда, однако они ничего не говорили о каких-то космонавтах.

— Нам нужен один из ваших вертолетов, чтобы вернуться в Россию, сэр, — прямо сказал Бриггс.

— Что случилось? — Спросил Уэстон.

— Наш «ангел-хранитель» поврежден. «Терминатор» сбит. Мы возвращаемся за ними.

— Черт. А я думал, что на сегодня отлетался. — Он понял, что пиво и возвращение домой отменялись. Дьюи и Деверилл рисковали жизнями, чтобы спасти его. — Все ребята, можете идти. Мы в порядке.

— К сожалению, я не могу вам помочь, — ответил Сахан. — Я не получал разрешения помогать вам вторгнуться на российскую территорию. Я понимаю, что на кону стоят чьи-то жизни, но ваше правительство ничего не сказало нам о причинах всего этого. Возможно, вы сможете объяснить, кто вы такие и что делали в России, чтобы я смог передать эти сведения своему командованию.

— К сожалению, это невозможно, сэр, — ответил Бриггс. — Но я уверяю вас, что мое правительство примет на себя полную ответственность за свои действия и возместит вам ущерб в полном объеме.

— Расплатитесь своим чудо-костюмом или просто дадите мне его поносить, или попытаетесь меня убедить в том, что вы не несете ответственности за свои действия? — С улыбкой спросил Сахан.

— Нет, сэр.

Сахан поднял руки.

— Итак, что мы имеем. Вы можете рассчитывать на прибытие представителя вашего посольства в ближайшее время, а также мы окажем вам помощь с обломками вашего самолета и вашими ранеными.

— Мне жаль, что мы не получили разрешенной помощи, — сказал Бриггс.

Сахан посмотрел на него:

— Что ты хочешь сказать, солдат?

Бриггс и Уолл направились к стоящему на площадке крупному вертолету. Сахан и несколько его офицеров последовали за ним. Они подошли к двухдвигательному вертолету Ми-8МТВ, готовому к взлету. На его носу был установлен пулемет, но боевые подвески были пусты.

— Мы возьмем этот, — сказал Бриггс.

— Pereproshopyoo? — Сказал Сахан с появившимся в голосе гневом. — Вы «возьмете этот вертолет»? Что вы хотите этим сказать?!

— Я хочу сказать, сэр, что мы берем этот вертолет и летим в Россию на спасательную операцию, или мой помощник уничтожит его.

— Уничтожит? Да как ты смеешь?!

Бриггс повернулся к Уоллу.

— Покажи, — приказал он.

Уолл повернулся и навскидку выстрелил, отправив снаряд из обедненного урана в другой вертолет, стоящий примерно в сотне метров. Снаряд породил яркий инверсионный след в предрассветном небе, отчетливо видимый в свете освещавших стоянку вышек. Двигатель вертолета разлетелся на несколько крупных обломков, а винт накренился так сильно, что одна из лопастей почти коснулась покрытия.

— Gavnuk! За эту выходку твое правительство заплатит пять миллионов долларов, а ты сядешь на год! — Крикнул Сахан. Он повернулся к двоим солдатам и скомандовал им что-то по-украински.

Но когда солдаты направили на Бриггса и Уолла автоматы, Бриггс немедленно уложил обоих электрическими разрядами из обоих электродов. Уолл, прикрывая его, вскинул рельсовую пушку, но не направил ее ни на кого. Офицеры, сопровождающие Сахана, были ошеломлены, не решаясь что-либо делать. Бриггс повернулся к вертолету. — Мы возьмем этот.

— Nee! Zhoda! Zhoda! — Ладно, ладно, — сердито сказал Сахан, подняв руки. — Если вы намерены убить или покалечить десятки моих людей просто, чтобы угробиться и угробить экипаж одного из моих вертолетов в России, то я не могу вас останавливать. Но я хочу, чтобы вы знали, что нарушаете украинское законодательство и я прослежу, чтобы вы понесли наказание.

— Спасибо, сэр, — сказал Бриггс. Они с Уоллом побежали к вертолету, который только что запустил двигатели. При приближении американцев, несколько членов экипажа покинули вертолет. Когда Бриггс и Уолл поднялись на борт, остались только пилот и штурман.

Бриггс расположился на месте бортинженера позади первого пилота, а затем повернул кресло так, чтобы сидеть между пилотами. Он видел, как шокированно они смотрели на человека в странной экипировке.

— Ожидайте указаний, — сказал он пилоту. Тот кивнул в ответ — видимо, он понимал английский язык и мог слышать синтезированный голос. Затем Бриггс включил спутниковый передатчик.

— Бриггс вызывает Люгера.

— Слушаю, Хэл.

— Я и старшина выдвигаемся, — сказал Бриггс. — У нас возникли разногласия с украинской армией, но об этом подумаем потом. Мне нужен курс и сколько возможно информации по месту крушения.

— Вас понял. Имейте в виду, Дьюи и Деверилл схвачены.

— О, черт…

— Энни остается на связи, — продолжил Люгер. — Они были схвачены местными и переданы пограничной полиции. Сейчас они не движутся — я думаю, они в машине, но пока она стоит на месте. Деверилл без сознания. Подожди… Магнитный курс сто семьдесят градусов, дальность четыреста двенадцать километров. Оптимальная высота полета по моей оценке около трехсот метров.

— У меня хороший обзор, — сказал Бриггс. — Мы выдвигаемся, РВП семьдесят минут. — У украинских пилотов не было приборов ночного видения, но Бриггс мог видеть все в совершенстве при помощи электронных систем своего шлема. — Курс сто семьдесят, ребята, — крикнул он пилотам. — И поживее.

— Поживее. Bistra. Ochen bistra. Подгорает, мистер робот? — Со смешком предположил пилот. Очевидно, они гораздо сильнее волновались, чем командир базы. Вертолет поднялся с земли и направился прочь на уровне верхушек деревьев.

62
{"b":"582963","o":1}