ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Берсерк забытого клана. Врата войны
Криптия
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Это очень забавная история
Тейпирование. Как правильно использовать в домашних условиях. Пошаговая иллюстрированная энциклопедия
Единственный, грешный
Англия. Глазами воронов
Оно. Том 2. Воссоединение
1000 и 1 ночь без секса. Черная книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом

— А может, сами прилетим прямо в лапы украинским или турецким истребителям, — радостно сказал Егоров. Он показал лист бумаги. — Я получил данные по радиолокационному контакту с неопознанным летательным аппаратом, который будет в том районе через двадцать минут.

На борту украинского вертолета Ми-8

Украинский вертолет пересек российскую границу с первыми лучами света.

— Как мы это сделаем, Дэйв? — Спросил Бриггс по спутниковому телефону.

— Пять градусов вправо, затем пятьдесят семь километров вперед, — ответил Люгер. — Белгородский радар раннего обнаружения в шестидесяти пяти километрах к югу, но, я думаю, вы будете вне зоны его действия. Двигайтесь на малой высоте. Дьюи и Деверилл перемещаются. Похоже, они в машине, направляющейся на юго-восток в сторону Белгорода. Они могут быть на шоссе, так как движутся очень быстро. Сейчас они примерно в тридцати пяти километрах к северу от города Яковлево. Мы пытаемся получить хорошие спутниковые снимки, если не сможем определить тип машины, но не думаю, что хватит времени. Я подведу вас так близко, как смогу, чтобы вы смогли их вытащить.

Погоня заняла всего несколько минут. Шоссе, вдоль которого они следовали, быстро заполнялось — это была главная дорога между Москвой и Севастополем, идущая через почти всю западную Россию. Движение быстро нарастало, так как начинался рабочий день.

— Как иголку в стогу сена, — мрачно сказал Бриггс. — Видим несколько десятков машин.

— На двенадцать часов, девять километров, — ответил Люгер. — Скорость девяносто километров в час… Семь километров, прямо впереди. Пять километров. Скорость восемьдесят пять.

Бриггс принялся рассматривать каждую машину в свой электронный визор. Движение замедлялось по мере приближения к городу, так что все машины на шоссе снижали скорость. Не было видно никакой явно военной техники.

— Энни, это Хэл, канал закрыт, — сказал Бриггс. — Не отвечай. Я не вижу вашу машину. Мне нужно, чтобы ты как-либо отвлекла водителя, чтобы он свернул, или замедлился, или съехал с дороги. Кричи, истери, умоляй, не важно. Мы всего в нескольких секундах от вас.

— Три с половиной километра. Видишь что-нибудь, Хэл?

— Ничего. Все едут, как обычно. Никто не съехал с дороги, не свернул, не ускорился, не замедлился.

— Полтора километра, — сообщил Люгер. — Данные по расстоянию и скорости ненадежны, ребята. Система просто недостаточно точна, чтобы точно запеленговать их. Видите что-нибудь?

— Ничего. Никаких автозаков или военной техники, вообще ничего необычного. Несколько автобусов, куча универсалов, куча микроавтобусов.

— Тогда мы должны что-то сделать, — сказал Крис Уолл. — Доверни влево и держись бортом к дороге, — как только пилот расположил крупный вертолет так, что тот словно летел по шоссе, Уолл высунулся из правой бортовой двери, вскинул рельсовую пушку, прицелился и выстрелил. Оба левых двойных задних колеса пассажирского автобуса взорвались. Автобус занесло влево, перекрыв шоссе. — Пройди на малой высоте над машинами и следи за их реакцией.

Это не заняло много времени. В большом, но в целом совершенно обычном черном «Седане», одном из десятков других таких же на шоссе, Бриггс заметил солдата в камуфляже с автоматом АК74 в руках, смотрящего на проходящий на малой высоте вертолет.

— Попался! — Крикнул Бриггс. — Вот первый подозреваемый! Можешь снять его, сардж? Не дай ему стрелять по нам.

— Понял, — ответил Уолл. Он уже взял солдата на прицел и Бриггс надеялся, что он не дернет спуск — 400-граммовый снаряд, летящий на скорости более километра в секунду разорвет человеческое тело на части, словно переспелую дыню.

Бриггс не стал ждать, пока вертолет зависнет рядом с подозрительной машиной — он просто подбежал к открытой двери и выпрыгнул с вертолета, все еще летящего на высоте тридцати метров и скорости около пятидесяти километров в час. За доли секунды до того, как его ноги коснулись шоссе, сработали реактивные двигатели на сапогах, смягчив приземление. Еще один импульс двигателей подбросил Бриггса в воздух и тот опустился рядом с ошарашенным солдатом. Разряд из электрода вырубил того прежде, чем тот успел подумать о том, чтобы вскинуть автомат.

Окна «седана» были пуленепробиваемыми и имели около трех сантиметров толщины, но не шли ни в какое сравнение с электроброней, превратившей кулаки Бриггса в тараны. Он выбил окно левой задней двери и заглянул внутрь, моментально увидев двоих человек в черных летных костюмах HAWC. Он немедленно дал еще один разряд, оглушивший второго вооруженного охранника, сидящего на пассажирском сидении лицом назад. В этот момент раздалось оглушительное «ШЛЯММСЬ!» — Уолл выстрелом из рельсовой пушки превратил двигатель седана в мешанину обломков, не давая водителю тронуться с места. Бриггс рванул дверь, вырвав ее из рамы.

Он сразу же понял, почему Энни не отвечала ему — она и Дэв были пристегнуты наручниками к полу салона, рты были заткнуты кляпами, а на головы натянуты мешки. Один быстрый рывок, и он выдернул наручники из скобы в полу, вытащив обоих летчиков из разбитого седана[73].

— Держитесь, сэр, мы снижаемся, — доложил по рации Уолл.

— Поторопись, — ответил Бриггс. Но, взглянув на небо и садящийся украинский вертолет, он увидел то, что заставило его кровь застыть в жилах: четыре вооруженных до зубов российских боевых вертолета Ми-24. В то же мгновение над головой с ревом пронеслись два российских истребителя, прикрывающих вертолеты.

Игра была окончена. Спасательная операция провалилась. Вертолеты быстро приближались, два остались на большой высоте напротив украинского вертолета, два оставшихся, широко разойдясь, перешли на малую высоту, нацелившись на Бриггса и остальных. Единственное, что им оставалось, это сдаться. Они ничего больше не…

Внезапно, оба оставшихся на большой высоте Ми-24 развернулись и неровно ринулись куда-то, а затем пошли к земле, оставляя за собой густые облака черного дыма. Два других Ми-24 рванулись влево и вправо, отстреливая ложные тепловые цели и дипольные отражатели. Тяжело бронированные Ми-24 смогли совершить жесткую, но переносимую посадку за счет авторотации. Затем в небе раздался громкий «БУУМ!», когда истребители МиГ умчались, либо убираясь с поля боя, либо ища цель.

— «Железный дровосек», я «Терминатор-два», — услышал Бриггс голос генерала Патрика Маклэнэхана по персональному спутниковому передатчику. — Сбито два «Хайнда». Нас атакуют два Миг-а. Убирайтесь оттуда так быстро, как можете. Мы постараемся сбить эти МиГ-и и не дать другим «Хайндам» сесть вам на хвост.

— Хосспади, кто-то про нас не забыл! — Крикнул Бриггс. — Давай, сержант, сади эту зверюгу и валим, пока счастье не кончилось.

Оперативный центр Белого дома, Вашингтон, округ Колумбия, в это же время

— Я опасаюсь, господин президент, — официальным тоном сказал министр обороны Роберт Гофф, — что это может стать наихудшим инцидентом мирного времени в истории США со времен U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса.

Он проводил экстренный доклад для президента Томаса Торна в Оперативном центре Белого дома, очень похожем ни большинство конференц-залов в мире, оборудованных продвинутыми средствами связи. Президент мог поднять трубку телефона и поговорить почти с любым человеком на земле, и даже в море и воздухе. Вокруг президента располагались госсекретарь Эдвард Кершвель, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал ВВС Ричард У. Венти и директор Центрального разведывательного управления Роберт Р. Морган. Рядом с президентом сидел вице-президент Лестер Базик.

— Я уверен, что все не так страшно, Роберт, — тихим голосом сказал президент. — Насколько мы можем судить, мир на перевернулся. Введите нас в курс дела.

Обычно, всегда спокойной тон президента и его мягкая манера общения в сочетании с неиссякаемой энергией, успокаивали. Однако этих людей в этой ситуации она начинала раздражать. Роберт Гоффа, его друга, это отсутствие… живости, что ли, он не мог найти лучшего термина, начинало приводить в бешенство.

64
{"b":"582963","o":1}