ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боже, надеюсь, нет, — раздраженно пробормотал Венти. — Бульдозер, что тебя происходит?

— Спокойно, спокойно, — сказал президент, держа руки сложенными на столе перед собой. Судя по всему, эти новости его не слишком впечатлили. — Несколько минут назад вы рекомендовали проведение подобной операции — а теперь расстроены, что не вы нажали кнопку «пуск»? Продолжайте, генерал Самсон.

Генерал Самсон глубоко вздохнул и продолжил докладывать членам Совета Национальной безопасности.

— Как мы и планировали, члены Вспомогательной Разведывательной службы, прибывшие на базу под Киевом, использовали украинский вертолет, чтобы вторгнуться в воздушное пространство России и найти Дьюи и Деверилла по их персональным микропередатчиками.

— Господи, это просто невероятно! — Воскликнул Роберт Гофф. — Поразительно. Кто все это организовал, генерал? Вы?

— Нет, сэр. Все мои офицеры штаба и командный состав были здесь, — ответил Самсон. — Однако есть осложнения. На них надвигаются ВВС Российской Федерации. Они… — Он сделал паузу и сказал как бы сам себе. — «Генезис» Бриггсу… Маклэнэхан в конференцию… Люгер в конференцию… Все, ожидайте.

— Генерал, я хотел бы уточнить: вы на самом деле разговариваете с вашими людьми в разгар силовой спасательной операции, которая происходит в небе над Россией прямо сейчас? — Недоверчиво сказал президент. — Вы участвуете в какой-то глобальной конференции и отслеживаете происходящее без рации, микрофона или динамиков?

Самсону пришлось оторваться от отслеживания боя, разворачивающегося на другом конце земли, чтобы ответить на вопрос Верховного.

— Да… Да, сэр. В состав нашей системы слежения входит система спутникового слежения и связи… имплантированная каждому члену моего подразделения.

— Имплантированная?

— Подкожный спутниковый приемопередатчик, — пояснил Самсон. — Мы можем отследить наш персонал в любое время в любой точке мира. Мы также можем прослушивать их разговоры, связываться с ним, определять их местоположение и даже считывать жизненные показатели.

— Невероятно, — выдохнул министр обороны Гофф. — Я слышал о подобном, но никогда не рас читывал увидеть при жизни.

— О всяких прибамбасах поговорим в другой раз, — горячно вмешался Базик. — Я хочу знать, почему Совет Национальной безопасности не был поставлен в известность об этой операции? Кто, черт его дери, оказался настолько без башки, чтобы начать такую операцию без разрешения?

— Сэр, я принимаю на себя полную ответственность за происходящее, — сказал Самсон. — Это мои люди и мой самолет. Никто больше не виноват.

— Я полагаю, посыплется много голов, но первая будет вашей, генерал Самсон. Имейте в виду. Теперь, какого черта там случилось?

Никогда еще с тех пор как он в возрасте семнадцати лет был призван в армию и попал в подразделение гражданского строительства в Таиланде во время Вьетнамской войны — в обязанности которого входило рытье канав, траншей и выгребных ям — Террилл Самсон не ощущал себя настолько беспомощным и растерянным. Тогда это было потому, что он был ни разу не летчиком. Сейчас так случилось из-за Патрика Маклэнэхана и Дэвида Люгера. Они сговорились у него за спиной, и устроили это черт знает что без единого сообщения вышестоящему командованию. Это было худшим предательством. Самсон ощущал себя униженным и публично оскопленным собственными людьми.

Маклэнэхан не был гением, легендой, героем — он подколодным гадом.

— Мы… У нас есть другой самолеты, оказывавший воздушную поддержку оперативникам Вспомогательной Разведывательной службы, — сказал Самсон, вложив в голос столько силы и уверенности, сколько мог, хотя понимал, что их осталось не много. — Прикрытие обеспечивал также один из моих самолетов. Бомбардировщик ЕВ-1С «Вампир» под управлением полковника Фёрнесс из сто одиннадцатой бомбардировочной эскадрильи и мой заместитель, генерал Патрик Маклэнэхан. Они, вероятно, узнали о сбитом самолете, изменили курс и вернулись в российское воздушное пространство. В настоящее время они столкнулись с атаковавшими его русскими…

— Господи, — выдохнул кто-то. Самсон не понял, кто именно.

— Два российских ударных вертолета были сбиты… Нет, подождите, еще один российский истребитель сбит, — сообщил Самсон, слушая сообщение, которое буквально играло в его голове из подкожного спутникового передатчика. — Украинский вертолет с двумя членам экипажа «Вампира» вернулся в воздушное пространство Украины. Появились еще два ударных вертолета и один или более истребитель. «Вампир» сейчас атакует их.

— Бомбардировщик… атакует истребители? — Воскликнул госсекретарь Кершвель. — Как это возможно?

— Я все еще хочу получить ответ, кто, черт его побери, отдал приказ стрелять по русским? — Прогремел Базик. Это было риторическое заявление, не направленное конкретно не генералу Самсону, не министру обороны Гоффу, ни самому президенту США.

Однако президент не собирался втягиваться в перебранку, даже со своим другом и ближайшим советником — и, вероятно, своим самым острым критиком. Он опустил голову на левую руку, постукивая указательным пальцем по уголку рта, вглядываясь в напряженное и нервное лицо Террилла Самсона, глядящего на него. Ему казалось, он смотрит какое-то видео — возможно, об автокатастрофе, о корриде, о чем-то еще насильственном — которое вынуждало его задавать вопрос «что здесь происходит?» каждые пять секунд.

Наконец, президент поднял трубку телефона и сказал оператору связи Белого дома:

— Свяжите меня с президентом Российской Федерации Сеньковым.

Прошло несколько мгновение прежде, чем ему ответили из кабинета президента России.

— Это президент Торн. Я нахожусь в Белом доме с членами совета безопасности.

— Это президент Сеньков, — ответил голос российского переводчика. — Я нахожусь в моей резиденции в окружении генералов и с министром обороны, которые считают, что мы были атакованы Соединенными Штатами. Вы хотите рассказать мне о незаконном нарушении российского воздушного пространства у Украинской границы, я полагаю? Это некая прелюдия к войне, мистер президент? Что все это значит?

— Буду рад объясниться, — сказал Торн. — Соединенные Штаты проводили разведывательную операцию в России, в районе Москвы.

Собравшиеся в Оперативном центре были ошеломлены. Сеньков был ошеломлен не меньше, судя по тому, что ему потребовалось несколько долгих секунд, чтобы ответить.

— Прошу вас повторить, мистер президент.

— Я сказал, Соединенные Штаты проводили разведывательную операцию под Москвой, — повторил Торн таким голосом, словно описывал редкую картину или оперу Моцарта. — Мы пытались спасти агента, действовавшего на одном из ваших военных объектов. Мы отправили в вашу страну группу специального назначения, и использовали малозаметный самолет дальнего радиуса действия, чтобы прикрыть их в случае обнаружения.

— Мистер президент! — Вспыхнул Лестер Базик. — Что вы делаете?! Вы не можете раскрыть эти сведения русским!

Торн щелкнул переключателем громкой связи на телефоне.

— Лэс, а вы не думаете, что русские уже это знают? — Спросил он и включил громкую связь обратно.

— Как вы знаете, президент Сеньков, группа выполнила поставленную задачу, но ваши вооруженные силы сбили бомбардировщик. Кто-то из наших сил специального назначения и экипаж еще одного самолета отправились спасать экипаж первого самолета, чтобы не дать вашим силам задержать их.

— Секунду, пожалуйста, господин президент, — сказал переводчик. Собравшиеся в оперативном центре могли только представлять, что сейчас твориться в умах российского президента и его военных советников. Наконец, переводчик продолжил:

— Президент Сеньков благодарит вас за откровенность, господин президент, но по-прежнему требует, чтобы Соединенные Штаты взяли на себя полную ответственность за действия своих сил.

— Полностью согласен, — сказал Торн. — Но позвольте мне продолжить. В настоящее время наши силы оказались вовлечены в воздушный бой. Три ваших вертолета и один истребитель уже сбиты. Но я не хочу, чтобы это продолжалось. Я прикажу экипажу нашего бомбардировщика выйти из боя, если вы прикажете своим силам отпустить их.

66
{"b":"582963","o":1}