ЛитМир - Электронная Библиотека

Стул был неудобный. Он шатался, как будто стоял на палубе корабля, во время шторма. К тому же изрядно скрипел, даже скорее стонал, извещая весь мир о своей нелегкой судьбе.

В кабинет, сутулясь, поочередно вошли трое охранников, ответственных за этаж, на котором произошла кража. Самому старшему из них было слегка за пятьдесят, он был обладателем замечательного пивного пуза и, не менее замечательной, одышки. Самому младшему было что-то около двадцати, и он являл собой пример карикатурного студента — худой, субтильный, с вечно немытыми и нечесаными волосами, сальными прядями, спадающими на плечи. Третий же был типичным мачо. Широкие плечи, высокий рост, правильные черты лица, которые наверняка свели с ума не одну даму, аккуратная стрижка, бородка клинышком и раскованность в движениях, которая присуща излишне самоуверенным в себе людям. Все трое мяли в руках синие форменные кепки, выражая своими физиономиями глубокое раскаяние.

— Присаживайтесь, — кивнул им Малинин, склонившись над листом бумаги.

Охранники ожидали чего угодно, но только не этого. На лицах у них появилось замешательство, и они удивленно переглянулись между собой. Было чему удивиться, стул для посетителей в комнате был только один. Они переглядывались, явно решая кому же из них сесть на столь почетное место. Их борьба взглядами была похожа на вооруженный конфликт, еще чуть-чуть и молнии засверкают. Наконец самый старший, и, по всей видимости, самый смелый, произнес:

— Да нет, спасибо, мы постоим.

Дмитрий оторвал взгляд от бумаги и медленно переведя глаза на охранников, окинул их одним из самых яростных взглядом, из имеющихся в его арсенале.

Происходившее его откровенно забавляло. Малинин смотрел за их противоборством и с трудом сдерживал рвущийся на волю смех. Появилась реальная возможность, мало того, что позабавиться, так еще раздражение и ярость сбросить. Врачи советуют не держать в себе негативные эмоции, дескать, в будущем это может плохо сказаться на организме.

— Да вы садитесь, садитесь, — Малинин вновь уткнулся в бумажку. Очередной обмен взглядами между охранниками и тот же самый ответ:

— Нет, спасибо…

Дмитрий не дал договорить и просто взорвался:

— Сидеть я сказал! — две твердые руки мгновенно толкнули студента на стул, а их обладатели, изображая из себя телохранителей, встали по краям. — Долбанутые раздолбаи, мать вашу! — кричал Малинин, — да вас за меньшее казнить нужно, уроды!..

И так далее и тому подобное в течении следующих двух минут. Дмитрий выводил такие многоэтажные конструкции, вставлял такие эпитеты, услышав которые в повседневной жизни, сам бы непременно покраснел. Очень уж он озверел. Дело было слишком сложным, над которым придется изрядно попотеть. Вот и скинул напряжение, пока была такая возможность. Охранники стояли и сжимались от страха, понимая, что следователь прав — они действительно жутко облажались.

Когда Малинин почувствовал, что орать больше не может так как, во-первых, надоело, а во-вторых, горло болит, он дал себе небольшую передышку, а потом продолжил уже спокойным тоном.

— Ну что, господа охранники, просрали драгоценность? Благодаря таким как вы, мы скоро Родину просрем, и будем жить под косоглазыми! Что можете сказать в свое оправдание?

— Мы ни в чем не…

— …виноваты, — закончил за них Дмитрий. — Виноваты, да еще как! Объясните мне, по какой причине, вы совершали обходы вдвоем, хотя обязаны делать это вместе?

— Откуда вы знаете? — спросил охранник мачоподобного облика.

— Работа у меня такая, все знать, — усмехнулся Дмитрий. — Так почему устав нарушили?

— Да вот у этого, — тычок в спину студента, — сессия идет, экзамен скоро, вот мы его в дежурке и оставляли, пускай учит.

В общем-то, нечто подобное Малинин и ожидал услышать. Вполне нормальная работа в коллективе, когда оказываются друг дружке поблажки. У всех есть семьи, родственники, и другие, внезапно возникшие проблемы. Детей забрать из детского сада, сбегать в больницу на прием к врачу, отмазать родственника от мелкого штрафа, или как вот с этим парнем, дать время подготовится к экзамену. Множество ситуаций, которые могут случиться с каждым. Поэтому и покрывают друг друга, надеясь на взаимную услугу, в случае необходимости. Все всегда знают о подобном и вполне благополучно закрывают на это глаза. Все люди как ни как. Другое дело, что все эти нарушения, как правило, не несут после себя вредных последствий. Но если происходит, что-то типа того, что произошло сегодня в музее, то наказание бывает более чем серьезным. Эти охранники фактически уже могут считать себя безработными.

Да и не столь важно было, сколько их ночью реально охраняло музей. Будь их целый десяток, вряд ли бы они смогли поймать, столь тщательно все продумавшего и действующего без малейших ошибок вора.

— Значит, говоришь экзамен? — задумчиво протянул Дмитрий, в ответ на это студент истошно закивал головой, подтверждая истинность сказанного. — А ну быстро сознавайся, когда, где и кем был завербован?!!! — заорал Малинин.

Нужно было видеть студента в тот момент. С каким упорством он вжимался в стул, стараясь слиться с его поверхностью. Как перекосилось в этот момент от страха его лицо, а глаза чуть было не повылазили от удивления из глазниц.

Почему-то теперь, когда шутка была произнесена, она перестала казаться смешной. Малинин на миг стал противен сам себе, но тут же взял себя в руки. Так надо, пускай испугаются страшного и злобного сыщика до дрожи в коленях, зато можно быть уверенным в том, что прошедшую ночь они вспомнят поминутно и в деталях.

Всю эту сцену, когда двое побелели от страха, а третий охранник был весьма близок к истерики, весьма бесцеремонно прервал начальник над экспертам, вошедший в кабинет. Вид у него был как у взбесившегося кота — глаза сверкают, подбирая себе подходящую жертву, а усы ходят ходуном, дополняя новыми красками и без того страшноватую картину.

— Здорово Алексей Станиславович. Чего такой не радостный?

— Чему радоваться? Меня окружают одни говнюки да засранцы. Это я про местное начальство. Сюда не ходи, туда не ходи, терпеть таких советчиков не могу. Собственными руками им бы шеи всем пооткручивал!

— Зачем так сурово?

— Беру свои слова обратно. Не только местное начальство, но и ты сам тоже засранец!

— Я уж скорее говнюк, ну тебе со стороны виднее, — усмехнулся Малинин. — Давай, скорее, долбани своего пойла, успокой нервы, и переходи к делу.

Петров Алексей Станиславович был химиком по образованию. Кандидатом химических наук, между прочим. Какого лешего его потянуло получать эту невостребованную ни кем профессию оставалось загадкой, открывать которую он не спешил. Каким он был химиком, не знал ни кто, так как Петров по специальности не проработал и дня. Не было мест, да и работы соответствующей его профилю тоже не нашлось. Вот и потянуло его в эксперты, где хоть каким-то образом получалось химичить. Закончил курсы экспертов криминалистов, и пошел работать по этой стезе. Заработал себе славу крепкого профессионала. За свою двадцатилетнюю службу дослужился до начальника экспертного отдела.

Сейчас химия для него стала не только одной из составляющих работы, но и хобби. Петров гнал такой самогон, за которым, однажды попробовав, ребята и из соседних отделов прибегали. Но им он его продавал, в то время как своим коллегам наливал бесплатно.

Сам же Петров тоже не упускал возможности выпить, поэтому всегда таскал с собой фляжку с любимым напитком. И объяснял это тем, что мозги после него начинали лучше работать.

Вот и сейчас он прибежал именно выпить, а не доложить о результатах проведенной работы. Неудобно было пить самогонку в присутствии обычных стражей и гражданских. Как ни как, какой ни есть, а начальник, нужно соответствовать. Поэтому выяснил, где Малинин, с которым его связывали давние дружеские отношения, и сразу же пошел к нему. На охранников, старавшихся выглядеть как можно незаметнее, он вообще не обращал ни какого внимания, по всей видимости, догадываясь об их незавидной судьбе.

10
{"b":"582964","o":1}