ЛитМир - Электронная Библиотека

Капитан бросил вопрошающий взгляд, в сторону выступившего вперед волхва. Тот лишь утвердительно кивнул, чем вызвал недовольную гримасу капитана.

— Успокойся, истеричка! — прикрикнул на стража капитан. — Быстро и четко доложи, что случилось! — холодным тоном потребовал капитан. Толстяк весь как-то подобрался и выдал:

— Поступил сигнал, на кладбище происходит что-то странное. Мы сразу сюда, а нам навстречу уже люди бегут… немногие уцелевшие. Человека сегодня хоронили, а он, посреди церемонии, возьми да встань из гроба. И ну пошел свою родню жрать. А тут и усопшие из других могил полезли. Мы кинули клич помощи, дождались прихода еще одной пятерки и внутрь, чтобы сдержать их значит. Они уже возле самого выхода были — всего пяток зомби. Мы их откинули назад и уже было обрадовались, когда мертвецы поперли с новой силой. Их были уже не единицы, а, минимум, десяток. Мы заняли оборону и держались, сколько могли… Они сейчас жрут моих товарищей, понимаете вы это?!! — вновь сорвался на крик толстяк.

— А ну заткни пасть, а то, я ее тебе сам заткну! — рявкнул капитан. — Вы что же, силами одного десятка, смогли более получаса, сдерживать мертвецов внутри кладбища?

— В общем да, хотя не совсем, — вмешался в разговор страж, до этого молчавший. — К нам по пути следователь один привязался, да с ним еще маг был. Без них мы вряд ли бы сдюжили.

— Сколько было мертвецов?

— Около десятка. Но я слышал в глубине кладбища странные звуки, и крики. Так думаю, что еще примерно столько же уже поднялось.

— Все ясно, — кивнул головой капитан. Повернулся к своим подчиненным: — Разбиваемся на равные группы и идем на помощь нашим. Стражи впереди, маги прикрывают. Надеюсь, что все помнят лекции о том, как нужно себя вести в таких ситуациях? Тогда вперед!

Дмитрию выпала группа, следовавшая по центральной дорожке. Он, вместе с другими стражами, стоял в первой линии. В одной руке шпага, в другой заряженный пистоль. Стражи первой линии должны были выполнять самую грязную работу — отвлекать на себя внимание нечисти, и уничтожать тех, кого смогут обездвижить волхвы. Передвигалась группа мелкими шажками, постоянно оглядываясь и прислушиваясь к посторонним шумам — в общем, были готовы к атаке. Полог мешал взбесившемуся дождю хлестать по асфальту, поэтому вокруг стояла тишина, в которой любой посторонний звук был подобен грому — только негромкое шарканье подошв, да легкий шелест дождя по щиту. Волхвы шли, отставая на десяток шагов. Они сжимали в руках посохи и были готовы, в любой момент, обрушить на противника шквал боевой магии. Волхвы значительно снижали скорость передвижения

отряда. Сложно людям, чей средний возраст превышал внушающую уважение цифру семьдесят, передвигаться наравне с молодыми. Но деды очень старались и почти не ворчали. Та же картина, наблюдалась и в следственном отделе — количество старых сотрудников значительно превосходило количество молодых. Боевым волхвом, так же как и следователем мог стать далеко не каждый, поэтому новых людей практически не было. К тому же, в подобных делах весьма ценился опыт, поэтому людям приходилось работать и после наступления пенсионного возраста. Фактически работали до смерти, пока могли стоять на ногах и ясно мыслить. Многим в руководстве существующий порядок вещей не нравилось. Считалось, что нужна свежая кровь, а для этого необходимо снизить требования для поступления на государеву службу, и практически убрать испытательный срок. Считалось, что испытательный срок в пять-семь лет слишком велик. Достаточно одного года и вчерашним новичкам можно доверять расследование значительных преступлений, а не только мелких краж. Малинин был с этим не совсем согласен. Ему самому пришлось целых четыре года заниматься бумажной работой и расследовать дела, с которыми и простой страж справится. Но это был опыт. За этот срок появлялись нужные знакомые, формировались агенты, без которых работать было бы сложнее. Он, в конце концов, научился видеть людей, и стал понимать, как и с кем стоит разговаривать. Страж, а тем более страж-следователь, это ведь не только способность расследовать преступления. Этим делом, в принципе, может заниматься любой умный человек. Но ведь еще нужны люди, которые будут поставлять тебе ценную информацию, которую из официальных источников не получить. Откуда всему этому взяться у молодняка? Все это приходит лишь с годами работы.

Стояла тишина, которую так и подмывало назвать мертвой. И для этого были все основания. Кругом тебя окружают невысокие оградки, скрывающие за собой памятники, над головой шумят голыми ветвями ветви деревьев, а впереди ждут живые мертвецы, мечтающие об одном — отведать горячей человеческой крови.

Малинину было слегка не по себе. И даже не то чтобы слегка. О том, как можно справиться с восставшими усопшими, он знал лишь в теории, и испытывал определенные сомнения, что сможет достойно выглядеть при столкновении с мертвецами. Самому было стыдно, но всерьез опасался встречи с покойниками. Всегда их боялся до ужаса. Если в детстве родители брали с собой маленького Диму на похороны к почившему родственнику, мальчишка боялся до икоты, при виде мертвеца в гробу. С возрастом страхи вытеснил цинизм, и мертвые тела уже не вызывали не малейшего душевного трепета. Да и работа не располагала к подобным сантиментам. Но вот страх перед мертвецом, который будет делать все, лишь бы дотянуться, и уничтожить живую плоть остался. Впрочем, вряд ли можно было бы найти человека, не испугавшегося живого мертвеца. Разве что некромант какой, но у них, общение с зомби, непременная часть должностных обязанностей.

Дмитрий украдкой посмотрел на других стражей. У всех лица были бледнее бледного, а пальцы изо всех сил сжимали рукояти, кто пистолетов, кто шпаг, а кто и боевых артефактов. Как ни странно от сознания факта, что боятся все, а не он один, стало значительно легче.

Впереди послышались звуки боя — крики, звон стали, взрыв от заклятия — все смешалось воедино. Все подобрались и начали двигаться быстрее. Даже маги и те, как могли, поднажали.

Ветви почти черных деревьев низко нависали над дорогой. Они были как руки, которые постоянно стремятся дотянуться до твоих волос, и хоть чуть-чуть, но дотронутся до них. При каждом таком касании Малинин вздрагивал и вжимал голову в плечи. Это были будто и не ветки вовсе, а истлевшие, тонкие пальцы мертвецов.

Звуки борьбы становились все ближе и ближе. Впереди стали видны мечущиеся человеческие фигуры.

Не было сил держать себя в руках и ждать еле плетущихся волхвов, когда впереди гибнут товарищи. Капитан издал яростный клич и ринулся вперед. Все остальные, и Дмитрий в их числе, побежали следом.

Нельзя сказать, что бы всегда осмотрительного стража обуяла горячка боя, как многих сослуживцев, но Дмитрий был уверен, что необходимо преодолеть собственный страх.

Схватка происходила в ни чем неприметном месте, где столкнулись, там и схлестнулись. Единственное, чем выделялся этот участок дороги, было почти полное отсутствие могил. Памятники и оградки, были почти повсеместно сравнены с землей. Каменные обломки различной величины захламляли дорогу. Поверхность земли была неровной, словно вспаханной неведомым пахарем. То тут, то там в земле зияли большие черные ямы, зияли сколами чудом уцелевшие памятники, и местами торчали пеньки от некогда растущих деревьев. Все это покрывал ровный, серый слой пепла.

Такого просто не могло быть. Подобные следы остаются лишь после магической дуэли. С кем здесь было сражаться волхву оставалось непонятным, не с мертвецами же? Уже давно было доказано, что живые мертвецы не обладают ни тенью магических способностей.

Живых людей на поляне осталось трое — один из них, стоял на колене и стрелял в наступающих врагов, второй, волхв, в черном плаще создавал невидимый щит, разделив поляну на две части. С одной стороны, было пустое пространство и три человеческих фигуры. С другой стороны, едва видной в воздухе сферы, сгрудились мертвецы. Сгорбленные фигуры, облепленные, как и земля, серым пеплом, стояли на фоне черных переплетенных деревьев. Из зарослей появлялись новые живые мертвецы. Большинство из них были еще совсем недавно погребенные. Одежда не успела истлеть, а тела и лица почти не затронуло разложение. Но были и трупы, почти полностью разложившиеся. Одежда на них висела лохмотьями, кожи не было вообще, лишь голый костяк, не развалившейся благодаря магической подпитке. Глаза мертвецов горели зеленым магическим огнем, что говорило о том, что мертвецы поднялись из могилы, движимые человеческой волей, черными заклятиями некроманта.

15
{"b":"582964","o":1}