ЛитМир - Электронная Библиотека

Утром же он почувствовал себя еще лучше. Сходил на процедуры — вкололи пару уколов, из-за которых левое полупопие и нога до колена совсем онемели, да смазали рану дурно пахнущей мазью. Потом целитель над раной пошептал заклятия, и Дмитрий увидел, как она превращается в тоненький, почти не заметный, розовый шрам.

Позавтракав, вернулся в палату. Старички, после вчерашнего проигрыша, не захотели расписать пульку, боялись еще одного поражения, да и сигарет у них почти не осталось. Один даже шепотом стража обозвал шулером. Выстреляв у дедов газетку с кроссвордами, Малинин пол часа напрягал мозги, после чего уснул.

Уснул, как в омут провалился. Проспал и обед и тихий час, пока, наконец, не растолкал врач. Оказывается Дмитрий рано обрадовался — ни кто не собирался оставлять его в больнице еще на неделю. А страж так мечтал отдохнуть, выспаться. Врач вручил ему выписку, бутылочку с мазью да пару банок пилюль. Медсестра протянула клочок бумажки со своим номером телефона, и Малинину пришлось идти домой.

Неведомый благодетель оставил в гардеробе набор одежды, взамен практически полностью уничтоженной на кладбище. Дмитрий не знал кто бы это мог быть, но от всей души был благодарен этому человеку. Только плащ остался его собственный, старый. Он почти не пострадал во время боя, а грязь тщательно убрали в чистке больницы.

Облачившись в новую одежду, Малинин отправился домой.

…Как назло движение транспорта на Проспекте Мира было остановлено. У одного экипажа отвалилось колесо, прямо на трамвайных путях. Вдобавок еще и проезжую часть перегородил. Пришлось вылезать из трамвая и дальше идти пешком. Пускай трамвай и был переполнен, однако в нем можно было просто ехать, не прилагая к передвижению не малейших физических усилий. Несмотря на бодрое самочувствие страж от короткой прогулки утомился — все же полностью восстановиться не успел.

Малинин прошел через двор, и приветственно кивнул соседке, тете Зине, гулявшей с собакой — любимым пекинесом Солнышко. У Малинина давно создавалось впечатление, что эта женщина всегда на улице. Не важно, шел ли Дмитрий на работу или с работы, в какое бы время он этого не делал — всегда эта женщина гуляла со своей собачонкой. Зинаида была известна как завзятая сплетница, которая все и обо всех знает. Всю свою жизнь она проработала в желтой прессе, сочиняя сенсации, и за это время работа превратилась для нее в призвание. Даже уйдя на пенсию, она продолжала свою разрушительную деятельность. Теперь, героями ее историй стали не звезды или знаменитые политики, а соседи. Она знала все и обо всех. И, как правило, любая история, пройдя через ее руки, обрастала такими подробностями и деталями, что становилось жутко — профессионал как ни как, пускай и на пенсии. Благодаря ей, во дворе кипели, по истине, шекспировские страсти. За это ее многие и не любили, еще большее число людей просто ненавидело. Она старалась засунуть свой нос везде. Раздувала мелкие семейные истории, превращая их в настоящие скандалы. Но если тебе была необходима информация о любом из жителей дома, обращаться за ней стоило именно к тете Зине.

Малинину всегда, было ее немного жаль. По большому счету несчастная женщина. Единственный сын, как только достиг совершеннолетия, ушел служить в армию, да так и не вернулся к матери-деспоту. Работает сейчас где-то во Владивостоке, и напоминает о себе, лишь поздравительными открытками. Вот женщина и сходит с ума. Нашла себе две страсти — пекинес и сплетни. Обоим этим увлечениям она себя полностью и посвящала.

Дмитрий все собирался завербовать тетю Зину, сделав своим агентом, да все руки не доходили. Если это удалось бы провернуть, то у стража появился неиссякаемый источник сведений, к тому же стучащий добровольно и безвозмездно.

Несколько удивительна была реакция тети Зины на приветствие Малинина. Как-то странно она на него посмотрела, с прищуром, и какой-то ехидцей, что ли. Будто знала, о страже нечто такое, способное его скомпрометировать в глазах общественности.

Поднявшись по лестнице страж, остановился возле двери своей квартиры. Вчера утром он вышел отсюда, не ожидая никаких неприятностей, предполагал провести обычный, заурядный день на работе, а влип в историю. Вот уж кем Дмитрий точно никогда не хотел быть так это героем. Настоящим таким, книжным, без страха и упрека. Лезущего куда не попадя, и вечно находящего всяческие приключения, типа вчерашних оживших мертвецов, на свою долю. И не потому что был трусом, а просто потому, что хотелось пожить как можно подольше. Ему было что терять. А именно таким героем стража, к его собственному несказанному удивлению, показали в сегодняшней газете. Страж ее листал пока ехал в трамвае. Там сообщалось, что некий страж-следователь Малинин, показал себя личностью героической, оказавшим незаменимую помощь в деле усмирения нечисти. В статье так же упоминались и другие стражи, и маги, даже пара инквизиторов присутствовала — все они перечислялись, как настоящие герои, выстоявшие до конца и исполнившие долг ценой собственной жизни. Так получилось, что из всех выживших написали только про Малинина. Очень неожиданно и неприятно — победу ведь добывали сообща со всеми стражами. И, что самое интересное, совсем непонятно, за что такая честь?! Единственный вариант, журналистам как-то удалось пронюхать, что последнего террориста убил Дмитрий, поставив своеобразную точку во всей этой истории.

Дмитрий несколько минут любовался своей фотографией в газете. Фото было взято из личного дела, и на этой фотокарточке на Малинина смотрел он сам, только в образе наивного мальчика с задорно блестевшими глазами. Куда это все делось? Куда ушел азарт, радость жизни, желание изменить хоть что-то? Исчезло без следа, без остатка, как будто никогда и не было. А самое страшное заключалось в том, что Малинин никак не мог вспомнить, когда в нем начали происходить эти изменения. Год, два, пять лет назад? Скорее всего цинизм пришел с возрастом, но это было странно, ведь, по большому счету, за редкими исключениями, жизнь стража напоминала топкое болото. Не было событий, переживаний, стрессов или ударов, которые могли бы коренным образом изменить его. Только сейчас, увидев себя десятилетней давности, Малинин понял, насколько все изменилось. Насколько изменился он сам. Какая, по сути, разница между ним и теми мертвецами, что так лихо рубил вчера? В принципе почти никакой. Да ты мыслишь, чувствуешь, иногда чего-то желаешь, по твоим венам бежит кровь, но ты уже мертв. Мертв в душе, а не снаружи. Оболочка, словно по инерции, продолжает куда-то спешить, к чему стремиться, изображать бурную радость или злость. Но, на самом деле, это не более чем игра. Внутри ты мертв. На все смотришь как бы сбоку, и крайне редко происходят события, которые могут тебя встряхнуть. Живешь по инерции, а вот вкус к жизни уже пропал. Он был там, в том двадцатилетнем пареньке, еще живом и счастливом, любящим, а теперь всего этого больше нет…

Покопавшись в карманах, Малинин достал связку ключей. Открыл дверь и зашел внутрь.

Первым делом снял, и отряхнул плащ. Нагнулся и принялся снимать сапоги. И тут взгляд Малинина наткнулся на чьи-то ноги. На две женские, красивые ножки. Дмитрий не спеша, снял второй сапог и выпрямился. Точно, она. Жена.

Юля стояла, уперев руки в бока, и пристально смотрела на мужа. Ничего хорошего ему этот взгляд не предвещал.

Что же случилось? Чем она опять не довольна? — метались в голове мысли.

— Явился?! — непонятно чего в этом было больше — вопроса или констатации факта. Дмитрий, на всякий случай, покивал головой, соглашаясь.

— И где же это мы всю ночь шлялись? — спросила она. Чувствовалось, что ей с трудом удавалось сдерживать в себе клокотавшую ярость, что еще чуть-чуть и она сорвется на крик.

— ??? — Малинин даже не нашелся, что на это можно ответить.

— Значит, как ушел вчера утром, и с концами! Как это называется?! А теперь пришел, и смотришь так, как будто ничего не случилось! Что ты глаза прячешь?! Ну, где ты был, где? Наверное, опять скажешь, что на работе? Задолбала уже твоя работа! Изменяешь, так и скажи, нечего юлить. Пошел к блядям, так будь добр, потрудись, сообщи, чтобы тебя не ждала! — она начала материться, значит действительно зла. Даже во времена бурной юности, когда все матом разговаривали, она вела себя как воспитанная девочка, являя собой белую ворону почти в любой компании. Матные слова, в свою речь, она, вставляла, только если ее совсем уж допекло. Дмитрий успел забыл, когда в последний раз слышал от нее мат. И лучше бы не слышал! — Ты и раньше мне изменял, я чувствовала это. Но хотя бы скрывал! — Юля перестала кричать, и теперь разговаривала нормальным, только немного уставшим, голосом. — Не молчи ты уже. Хоть что ни будь скажи.

29
{"b":"582964","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Минуты будничного счастья
Академия надежды
1984
Веста
Сам себе психолог. Самые эффективные приемы психологической реабилитации
Время Темных охотников
Девушка с татуировкой дракона
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Снежная сестрёнка