ЛитМир - Электронная Библиотека

Серые дома мелькали за окном кареты с невиданной скоростью. Малинин даже и предположить не мог, что на карете можно разогнаться настолько. Улицы сменяли друг друга и вот уже площадь Мостов, от которой до музея рукой подать. Дмитрий не любил эту площадь. Почему-то когда он оказывался здесь, на него находило чувство безысходности. Мосты закрывали собой небо, и это давило на психику. Архитектор, планировавший эту улицу, предполагал, что люди будут подниматься в солнечные дни на эти мосты и любоваться окружающим их городом (площадь мостов была самой высокой точкой в городе), подставляя свои лица ласковому солнышку. Другое дело, что ни кто не хотел лезть на эти мосты в дождь, очень уж сомнительное это удовольствие. А дождь, в городе без имени, шел триста дней в году. По-видимому, в то время когда планировалась эта площадь, еще не было произнесено проклятия, наславшего на город вечный дождь, и лишившее его имени. Вот такая вот странная достопримечательность. Достопримечательность потому что в других городах России не был площадей подобной этой. А странная, потому что ни кому до нее не было дела.

При выезде с площади мы едва не столкнулись с другим экипажем. Дмитрий не видел, как это произошло, только почувствовал толчок, и голова его мотнулась вперед с такой силой, что он едва не вывихнул себе шейные позвонки. Следом послышался поток ругани, который обрушил на незадачливого водителя Виктор. Ругался он не долго, прекрасно понимая, насколько ценно время.

Еще пару минут Виктор покружил по улочкам и подворотням, так, словно хотел сбросить хвост, прежде чем впереди показался Музей.

Исторический музей был обычным четырехэтажным домом, выделяющийся среди окружавших его зданий лишь одним, цветом. Совсем недавно музей пережил капремонт, краска, под действием дождя еще не успела поблекнуть, поэтому на серой улице он выделялся ярким пятном. Фасад дома был сложен их красного кирпича. Архитектор задумывал его как средневековый замок, но чего-то не хватило толи ему, толи строителям, потом музей выглядел ни как замок, а как некая пародия на него. Всего по чуть-чуть собрали, и получилось то, что получилось. Башенки по краям постоянно тянулись к земле. Казалось чуть более сильное дуновение ветра, и они рухнут как листья с деревьев. В них даже выставки никогда не проводились, и уж подавно, людей туда не пускались, опасаясь обрушения. Только уборщицы да дворники складывали там свой инвентарь. Окна тоже были необычны. Половина из них были узкими, словно бойницы, вторая половина скорее подходила для витражей в церкви, чем для дома в центре города. Причем окна ни как не чередовались, а были разбросаны по зданию совершенно бессистемно. Сначала высокое широкое окно, а после него сразу же узкое оконце, которое скорее бы подошло для сельского туалета. Если и стены, и башенки, и даже несуразные окна еще хоть как-то, но можно было отнести к средневековому зодчеству, то крыша явно не вписывалась в эту картину. Черепичная, покатая, частично закрывающая верхний этаж, по форме в точности скопированная с крыш, которые являлись особенностью Китая. Довершал же эту странную картину флюгер в форме корабля, гордо венчавший крышу.

Между тем, здание музея считалось одним из самых современных не только в самом городе, но и во всей Российской Империи. Дмитрий решительно не понимал современного искусства.

Карета остановилась и Малинин, коротко попрощавшись с Виктором, выбрался наружу.

Ветер швырнул в лицо холодные капли дождя, на которые Дмитрий не обратил внимания. Поправив шпагу, он поспешил к входу. Взбежал по ступенькам и подошел к двери, возле которой ждал человек.

— Михаил Валерьевич Сергеев, — представился ожидающий молодой человек. Вида он был самого неприметного, обычная серая мышь, которая и водится только в музеях, библиотеках да всевозможных канцеляриях. Низкий, с редкими волосами, кое-как прикрывавшими раннюю лысину, в широких очках закрывающих едва ли не половину лица, он был ровесником Малинина, только вот выглядел на десяток лет старше. Не модный, мятый костюм, висевший на его ссутуленной фигуре мешком, накидывал ему еще пяток лет сверху.

— Малинин Дмитрий, следственное управление.

— Мне сообщили о вас. Прошу, — Сергеев распахнул дверь перед стражем, и вошел следом за ним.

Внутри было душно. Дмитрий, как только вошел в музей сразу распахнул плащ, и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Пахло лесом.

«Не жалеют они тут освежителя воздуха», — усмехнулся про себя Малинин.

Сергеев уверенно вел сыщика через многообразие помещений. Света не было. Только редкие светильники, в которых, о чудо, отдавая должное старине, горели обычные восковые свечи. В их неровном, но каком-то теплом, домашнем свете, ничего нельзя было разглядеть. Они были словно маяками, по которым сведущий человек сможет найти верный путь. Свечи выхватывали лишь части картин, изредка короткий блик пробегал по кромке меча, скрытого под стеклом. Доспехи выделялись в темноте неровными фигурами. Жаль, что невозможно было рассмотреть деталей.

«Нужно будет, в выходные, привести сюда Витальку, ему интересно будет» — думал Малинин.

Шаги, отражаясь от лакированного паркетного пола, гулко разносились в тишине.

— Простите, а кем вы здесь трудитесь? — спросил Дмитрий у своего проводника.

— Я зам главного. Точнее теперь, исполняющий обязанности.

— А что же случилось с вашим начальством?

— Слава богу, ничего не случилось, — рассмеялся Сергеев, каким-то каркающим смехом. — Он, директор, в отпуск уехал. А что, заслужил человек, столько лет без отдыхов работал. Прошу, — и.о. директора музея открыл новую дверь, пропуская Малинина на лестницу. Здесь, к счастью, свет горел. Это радовало, а то бы очень не хотелось идти по лестнице в потемках, силясь рассмотреть хоть что-то под ногами.

Дверной проем на третий этаж закрывала багровая пелена, сквозь которую было невозможно что-то разглядеть. Полог, или малый щит, как его еще называли, всегда устанавливали на месте совершения преступления. Он мешал заинтересованным взглядам, разглядеть детали преступления. В случае если кто-то попытается пробраться внутрь, или хотя бы дотронется до полога, сигнал об этом тот час же долетал до стражей, и нарушитель моментально выдворялся вон. Щит был довольно плотный, словно оконное стекло, поэтому преодолеть его можно было с помощью магии, либо использовав значительное физическое воздействие. Тем самым щит закрывал место преступление от осадков и всяческих птиц, сохраняя в целости улики и позволяя свободно, не отвлекаясь ни на что лишнее работать сыскарям.

Два стража, одетые в синюю форму, отпрянули от стены и, попытались закрыть своими телами дверной проем. Стражи были не знакомы — пришлось лезть во внутренний карман, за пропуском, который открывает любые двери. Жетон блеснул золотом. Оба стража моментально вытянулись по стойке смирно и отдали честь.

Один из них, высокий и худой как щепка, провел раскрытой ладонью над поверхностью щита, и тот мгновенно стал прозрачным. Малинин вошел, увлекая за собой зама генерального.

Огромный зал, наполненный ярчайшим светом, не позволяющий тени затаиться даже в самом укромном уголке. Куда-то вдаль уходят стеллажи с экспонатами. Дмитрий знал, что только на вид эти витрины, или в некоторых случаях колпаки, хрупкие. На самом деле они могли с легкостью сдержать упавшую на них сверху карету, запряженную лошадьми.

В центре выставочного зала суетились люди, вот к ним-то и направились.

Все собравшиеся в выставочном зале были как на подбор хмурые и небритые. Что и говорить ранний час, одних вырвали из постели, другие еще не успели смениться после ночного дежурства. О какой опрятной одежде и чисто выбритой физиономии может идти речь?

Малинин посмотрел на людей в надежде увидеть знакомых, все не так скучно будет. Знакомых сыщиков из родного отдела не было. Вообще сыщиков, даже из других городских, управлений не наблюдалось. Дмитрию удалось добраться до места преступления раньше прочих. Из знакомых был только штатный маг с помощником, да эксперты-криминалисты, которые дружной толпой, закрыв весь обзор широкими спинами, толпились возле одного из стендов. Толпу создавали и стражи, которые не помогали, а только мешали, толкаясь и заглядывая везде, где только могли.

4
{"b":"582964","o":1}