ЛитМир - Электронная Библиотека

Как Малинин и предполагал, ничего полезного найти не получилось. Вообще это была блажь, самая настоящая блажь с кинжалом. Только из-за него он обратился к Михаилу, и из-за него же искал книгу на полке. Чем-то он его настораживал, этот кинжал. Малинин просто не понимал, зачем было его красть, ведь кругом были более драгоценных, экспонатов. Не верилось стражу, что человек, который может взять все, что захочет, берет ключ от наименее ценного предмета. А уж если предположить, что Медведь прав и ограбление совершил на самом деле легендарный неуловимый вор, то сомнения усиливались еще больше. Он ведь по мелочам не работает, а тут позарился на никчемную игрушку. К тому же, в этом случае, появлялась еще одна странность. Судя по рассказу Михаила украсть вещь, которую считалось невозможным стащить в принципе, было для того вора настоящим делом чести. То есть получалось, что он ни за что не стал, прибегать к помощи посторонних людей. Влезть в музей и взломать витрину экспоната он должен был сам, не прибегая к посторонней помощи. Значит, и ключи бы он не стал похищать. Малинин теперь был практически уверен, что тот самый вор не причастен к краже. В любом случае вор, а уж тем более его сообщник из музея, был прекрасно осведомлен о стоимости предметов, и постарался бы взять тот, что подороже. Хотя, если ему поступил заказ, то и воровать бы он стал то, что ему приказано, а не то что хочется. И кому, в этом случае, мог понадобиться этот кинжал?

Но если отбросить версию с этим вором, то, что остается? Остается, что некто в музее либо способствовал краже, либо осуществил ее самостоятельно, не привлекая посторонних людей. В связи с этим возникало несколько вариантов.

Вариант первый — действовал один из сотрудников музея на свой страх и риск. У этой версии были определенные слабые места. Любой из сотрудников знал о реальной стоимости того или иного экспоната. Не стал бы он брать дешевую, по большому счету безделушку, когда мог заработать существенно больше, укради перстень с соседнего стеллажа. Что ему стоило утащить все ключи сразу? Да ничего, ссыпал в карман и пошел делать сотню копий.

«Точно, — думал Дмитрий, — нужно будет послать ребят, чтобы опросили изготовителей ключей в ближайших районах. Ключ такой странной конструкции они наверняка бы запомнили, равно как и человека его принесшего».

Мог быть еще такой вариант, что при похищении ключи были элементарно перепутаны. Изначально было задумано украсть именно два экспоната, так как большое количество ценностей сбыть сложнее. Ключ изымал кто-то из младшего обслуживающего персонала, который просто на просто не знал, где что лежит. То, что взял он не тот ключ, выяснилось в момент ограбления. И тогда пришлось тащить то, что есть. Как версия сойдет. Другое дело, что подозреваемых, при таком варианте, у Малинина не было. Нужно будет проверять, и перепроверять весь младший обслуживающий персонал, а таких сотрудников ведь очень много. Оставался третий, самый поганый вариант — были заказаны именно эти два предмета. Поганый он по одной простой причине — вычислить заказчика преступления будет практически невозможно. Этот человек наверняка действовал через подставных лиц, и пройти всю цепочку до конца будет не реально. Так же как и найти похищенные предметы. Они наверняка уже проданы, куда-нибудь за границу, и осели там, в частной коллекции. Или если заказчик заказал кражу, чтобы заполучить украденные предметы в личное пользование, они уже спрятаны со всем тщанием.

Хуже всего, однако, было то, что у стража не было еще ни одного подозреваемого. Нет, была Воронцова, но Дмитрий никак не мог разобраться, причастна она к преступлению или нет. Ведь указывают на нее только косвенные улики. У нее была возможность украсть ключи, но такая возможность была не только у нее одной. То, что она переспала со всей мужской половиной музея, еще ни о чем не говорило. Законов она своими действиями, в конце концов, ни каких не нарушила. Проблемы могли возникнуть у нее с женихом, если тот прознает о ее шалостях. Но это все мелочи. Могла подговорить одного из своих мужиков, чтобы он украл ключик для нее? Естественно, что отказать такой красавице ни кто бы не смог. Тогда зачем же она спала со всеми подряд? Или сначала делала это для собственного удовольствия, а лишь потом возник план? В любом случае, таким своим поведением она привлекла к себе излишнее внимание. К тому же это ее исчезновение. Толи это был побег, то ли с ней случилась какая-то неприятность. К примеру, устранили ее соучастники. Могло быть и такое. Такой вариант был наиболее вероятен. У Малинина сложилось о ней впечатление как об очень умной и хитрой женщине. К тому же она была чертовски красивой, что делало ее еще более опасной. Не могла она совершить такую глупость и просто взять и сбежать. Это делало ее подозреваемой номер один. Дмитрий склонялся к варианту, что к преступлению Воронцова причастна, и, скорее всего, ее уже нет в живых. Какую-то ясность мог внести ее женишок, встреча с которым была назначена назавтра. Поэтому страж решил пока не загадывать.

Но больше всего покоя ему не давал ни кому не нужный, но, тем не менее, украденный кинжал. Зачем? Все говорили, что ни какой ценности в нем нет, что ничего он не стоит. И, тем не менее, он был похищен. Чутье сыщика шептало, что не так с ним все просто. Поэтому и пришлось обратиться к Медведю. Благодаря ему вскоре можно будет встретиться со скупщиком краденного. Зачастую выходило так, что подобные люди знали о предметах старины больше, чем профессора истории. Может быть, хоть он скажет, что это за кинжал такой. Если в нем нет никакой загадки то и ладно. Придется признать, что интуиция подвела.

Вернувшись на кухню, Малинин аккуратно, по краешку кастрюли, выложил макароны, чтобы они не сломались и, сварившись, получились длинными. Сам же сел за стол и принялся тереть сыр.

Восемь часов вечера, а Юльки все еще нет. Может быть и вправду позвонить? Нет, наверняка у нее такое же смятение чувств, какое было весь день у Дмитрия. Пускай лучше отдохнет с коллегами, развеется. С мыслями соберется. Торопиться то некуда.

Малинин вывалил макароны на сковороду, положил сверху пару кусочков мяса и прикрыл крышкой. По кухне витали просто обалденные ароматы жареного мяса. Дмитрий уже начал жалеть, что так плотно поел в «Попугае». Да там было вкусно, но с едой приготовленной своими руками ни что сравниться не может.

Выложил макароны на тарелку, немного поперчил и сверху засыпал сыром. Рядом поставил бутылку с кетчупом. Мясо выложил на отдельную тарелку, и достал столовый прибор. Пускай Юлька еще и не пришла, но это вовсе не значит, что ребенок должен голодать! — подумал Дмитрий, и позвал сына.

Виталька пришел на кухню минут через пять, когда мясо начало стынуть, а сыр расплавился, образовав на макаронах корочку. В руках у него была книжка, которую он собирался по привычки читать.

— Ухты, пап это ты приготовил? Здорово! — совершенно искренне сказал Виталий, усаживаясь за стол. Увидев, что отец ни куда уходить не собирается, книжку, с неохотой, отложил в сторону. Виталий схватил бутылку с кетчупом, и обильно полил не только макароны, для которых предназначался, но и мясо. Схватил вилку, и начал наматывать макароны на нее.

— Вкусно, — прокомментировал сын, попробовав оба блюда. Потом он ел, молча, но с аппетитом. Такая у него выработалась привычка с самого детства. Никогда и ничего не говорить за едой. Даже хлеба не попросит. Сначала Дмитрий с Юлькой немного посмеивались, считая, что их сын слишком буквально понимает пословицу: «Когда я ем, я глух и нем!» Однако, со временем ничего не изменилось. Сейчас Виталию было уже тринадцать. Когда он садился за стол, то мог оборвать начатый им самим рассказ на половине, и продолжить только после того, как покушает.

Дмитрий смотрел, как ест сын. Сам он, не смог бы сейчас засунуть в себя ни грамма еды, поэтому лениво грыз яблоко. Давно уже не получалось ужинать дома. То есть ужинать получалось, но сын то в это время уже видел далеко не первый сон. Малинину было несколько стыдно перед Виталькой. Из-за ссор с женой, он почти не уделял времени ребенку. Слишком поздно приходил с работы. Теперь даже дошло до того, что он не знает какие оценки у сына в школе, есть ли девочка, которая ему нравится, даже не знает, какую книгу он сейчас читает. Самое обидно Малинин даже не представлял с чего можно начать разговор.

46
{"b":"582964","o":1}