ЛитМир - Электронная Библиотека

— У меня знакомый, как и ты, нулевка, — вступил в разговор Дмитрий. — Он рассказывал, что все не так просто как тебе сейчас кажется. Пока ты удерживаешь другого мага, тем более преображенного, из тебя выходят жизненные силы. И чем дольше длится контакт, тем вероятнее шансы, что ты можешь загнуться. Неужели ты этого не знал? Странно, это же еще в школе должны рассказывать.

Судя по бледневшему и вытянувшемуся лицу, Паха об этом обстоятельстве узнал впервые, и сейчас, осознав, явно трусил.

Виталий начал смеяться.

— Чего ржешь? — рявкнул Павел.

— Да над рожей твоей. Таких элементарных вещей не знаешь!

— По твоей вине, между прочим! Из-за тебя, дурака, я спецкурс прогуливал. Получается, что чуть из-за пива не сдох сегодня.

— Ребята, — вновь напомнил о себе Малинин. — Конечно, безумно увлекательно слушать вашу перебранку, но, по-моему, преображенный в себя приходит. Нужно с ним что-то решать, пока слишком поздно не стало.

И действительно парень на полу начал проявлять признаки жизни. Паха покосился на преображенного, и чуть-чуть, на пару десятков сантиметров, отполз в сторону. Видимо посчитав, что теперь ему ничего не угрожает, остановился.

— Что тут думать, мочить надо! — сказал Виталий.

— И кто это сделает? — спросил Малинин. — Вы работаете в этом районе, следовательно, и казнить его должен один из вас.

— Нет, я не могу, при всем желании, — сказал Павел. — Сил нет, вообще! Вам придется меня на себе тащить, сам я даже встать не смогу. Все-таки у меня был очень длинный с ним контакт все силы ушли на удержание.

— Значит ты, Виталий.

— Я тоже не могу. В конце концов, он меня магией успел зацепить, прежде чем скопытился. Ранен я. Боюсь, не получится устроить быструю и безболезненную казнь. А мучить парня не охота, он же, по большому счету, ни в чем не виноват!

— Ребята, хватит тут детский сад устраивать! Это же необходимая мера, и вы не хуже меня об этом знаете. Точно так же, прекрасно понимаете, что может начаться, если его сейчас не ликвидировать. Хватит время тянуть!

— Слушай, раз ты понимаешь все благородство возникшей перед нами задачи, может ты тогда его сам того? В конце концов, ты не ранен, к тому же старше нас и циничнее. Для твоей психики это пройдет без последствий, а мы еще юны, нам это может нанести непоправимую душевную рану. Вдобавок ко всему, ты сюда приехал раньше нас, значит, по логике вещей, дело твое.

— То есть вы отказываетесь провести казнь? — сквозь стиснутые зубы прошипел Малинин.

Друзья переглянулись и синхронно кивнули.

— Отказываемся.

— Что ж, хорошо, — Дмитрий был просто в бешенстве, и сейчас из последних сил сдерживался, что не наорать на двух оболтусов. — Я это сделаю. Но, учтите, что я напишу рапорт, в котором самым подробным образом изложу ваши действия. Точнее, бездействия, которые могли повлечь за собой особо опасные последствия. Поверьте, я это дело на тормозах спускать не буду!

— Дим, но…

— Пошел, в жопу, — прошипел в ответ Малинин.

Чисто по-человечески он ребят прекрасно понимал. Самому было невероятно противно то, что сейчас предстояло совершить. Но это, ни в коем случае, их не извиняло. Своим безалаберным поведением, они ставили под угрозу не только свои жизни.

Хотелось курить, но на это не осталось времени. Нужно было как можно скорее и качественнее осуществить казнь. Дмитрию никак не удавалось заставить себя сделать должное. Можно сказать миллион пафосных слов о нужности того или иного дела, но ты никогда не сможешь претворить задуманное в жизнь, если не будешь уверен в своей правоте. Дмитрию уже случалось убивать. Хотя бы несколько дней назад на кладбище. Там он хладнокровно, и без малейшего душевного трепета лишил жизни другое человеческое существо. Но тогда были совсем другие обстоятельства. Тогда он убивал преступника, виновного в гибели нескольких десятков людей, к тому же защищая оставшихся в живых, а в их числе и себя. Тот человек заслужил свою смерть. Но не этот, не преображенный. Ведь в произошедшем нет его не малейшей вины. Такое может произойти с кем угодно, с любым близким человеком. Малинин понимал, что страх его иррационален, но почему-то уже давно у него возникла мысль, что его сын рано или поздно тоже переживет преображение. Он не хотел, чтобы все это случилось. Этот человек, чьего имени страж не знал, и которого считал невиновным, все еще представлял из себя потенциальную опасность. А любую потенциальную опасность стоило немедленно устранять, пока она не успела стать угрозой для чьей-то жизни.

Дмитрий не хотел видить лица приговоренного. Знал, что если сейчас посмотрит, то потом долго еще не сможет избавиться от ночных кошмаров. Поэтому бросил лишь короткий взгляд вниз. Сделал короткий шажок вперед. Теперь голова преображенного находилась как раз под правой рукой.

Взвел курок пистолета.

— В соответствии с особой частью Уголовного Уложения, лицо, прошедшее преображении, подлежит смертной казни, немедленно сразу после его обнаружения. Сегодня, — Дмитрий назвал точную дату, и удивился каким безжизненным и неестественным стал его голос. — Казнь осуществляет, страж следователь Малинин Дмитрий Сергеевич, в присутствии двух свидетелей.

Все, теперь формальная сторона вопроса соблюдена.

Дмитрий крепко сжал рукоять пистолета в руке. Зажмурил глаза.

Палец мягко нажал на спусковой крючок. Грохот выстрела, в замкнутом пространстве квартиры, прозвучал как залп пушки. У стража заложило уши. Что мокрое плеснулось на штанину, но не было не сил не желания смотреть, что, же это такое. Еще один выстрел, и еще один. Дмитрий продолжал стрелять, а из глаз лились слезы, которые он так и не смог в себе удержать.

Едкий запах пороха щекотал нос. Малинин спрятал пистолет в кобуру, вытер глаза рукавом и, шатаясь, отошел в сторону. Без сил привалился, и сполз вниз по стене.

— Эй, вы, уроды, дайте закурить.

К стражу тут же подскочил Виталий и протянул уже раскуренную сигарету. Дмитрий с удовольствием затянулся, даже прекрыл глаза от немыслимого блаженства.

— Чего это с ним? — Малинин ткнул пальцем в сторону блюющего Пахи.

— Увидел, что ты с преображенным сделал, вот и не выдержала душа поэта.

— Что я с ним такого сделал? Подарил безболезненную смерть. Я хоть нормально попал?

— Нормально, клиент мертв. Все пули точно в яблочко, — Виталий привалился к стене рядом с Малининым и тоже закурил. — Лучше бы, ты пару раз промахнулся, честное слово. У тебя калибр крупный, там считай от лица ничего и не осталось. Большая, неровная дырка, с ошметками костей и кое-где торчащими волосками. Пипец просто. Как вспомню, самому дурно становится.

Дмитрий ничего не сказал, только еще глубже затянулся.

Посидели несколько минут, молча смоля. Паха пришел в себя окончательно, и блевать перестал. Только вот и смотреть в глаза Малинину не мог, отводил взгляд, будто в чем-то был виноват.

— Слушай, ты не поверишь, у меня сына как тебя зовут, Виталькой!

— Да ты что?

— Я тебе серьезно говорю. Вот такой пацан! — Дмитрий показал оттопыренный большой палец, как доказательство своих слов.

— И сколько ему?

— Тринадцать недавно исполнилось.

— Слушай, да он у тебя совсем взрослый уже!

— Ага.

— Дружище, ты просто выглядишь, значит молодо. Никогда бы не подумал, что у тебя может быть такой взрослый ребенок. Уже, наверное, по девкам бегает? — весело подмигнул Виталий.

— Черт его знает, он мне не рассказывает. Нет, еще, наверное. Если бы бегал, деньги постоянно просил. А он пока нет. Только на книжки стреляет.

— Ничего, вот начнет бегать, сам тогда будешь вспоминать эти времена, когда только на книжки деньги были нужны. Я это по себе знаю. Мы с Пашком тоже сначала по книжным магазинам бегали, занятия прогуливали. А вот потом, когда чуть подросли, на девок переключились, тут-то у нас родители и взвыли!

Виталий рассмеялся. Малинин тоже начал хохотать, да так, что ни как не мог остановиться. Понимал, что ничего смешного сказано не было, но не мог, ни как прекратить смеяться. С ним началась самая настоящая истерика.

57
{"b":"582964","o":1}