ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так с чего ты сделал такие выводы? — спросил Малинин.

— Наблюдательный я. На кладбище его не было, хотя он находился не так далеко. Был вместе со мной на дежурстве, когда бордель прекратил свое существование, так тоже где-то по дороге потеряться умудрился. Во время преображения в мэрии, до него тоже было ни как не достучаться. А он ведь, какой бы гнидой не был, маг действительно очень сильный. В каждой ситуации он бы нам мог ой как пригодиться. Сколько бы народу в живых осталось, если бы он в дело вступил. Но, почему-то всегда так получалось, что его переговорник был отключен. Тебе дальше разжевывать, или сам все понял?

— Нет, но может быть это и вправду всего лишь совпадения? — неуверенно возразил Дмитрий.

Седой скептически смерил взглядом собеседника.

— Меня жизнь отучила верить в такие совпадения. Едва только начинает пахнуть жаренным, как он начинает бздеть, и старается спрятаться, как можно тщательнее, что бы его, не дай бог, не достали.

— Молодой он, боится.

— Все мы боимся, но можем свой страх, когда надо, подальше спрятать. А он на словах дюже как крут, а на деле и многие женщины храбрее. Для своей трусоватой натуры он выбрал неподходящую профессию. Из-за его трусости гибнут люди, причем, далеко не самые плохие. Его же товарищи, между прочим, с которыми он водку не единожды пил. Чтобы ты не говорил, а переубедить меня в том, что стажер гандон, ты все равно не сможешь.

— Да я и не собирался, — равнодушно пожал плечами Малинин.

Стажер же, тем временем, нашел свободное место, и уверенно, к неудовольствию Седого, к нему направился. Единственным столиком, за которым еще оставалось свободное место, был столик, который оккупировали Малинин и Седой.

— Здравствуйте, — Стажер протянул руку для рукопожатия. Дмитрий ответил, а вот Седой сделал вид, что закашлялся, и руку проигнорировал. Стажер, то ли поверил в эту нехитрую ложь, то ли удачно скрыл свои чувства, даже глазом не моргнув на такую бестактность Самойлова.

Пока Смирнов вешал свой изрядно промокший плащ, на крючок на стене, к столику подошел официант. Стажер, в отличие от старших коллег, был не голоден, поэтому заказал лишь пива и фисташек.

В зале стало еще многолюднее. Начали сдвигать столы. За гулом голосов уже не было слышно тихой музыки.

— Дмитрий, как у вас продвигается расследование с кражей в музее? — спросил Стажер.

— Откровенно говоря, так себе. Никаких подвижек, — развел руками Малинин.

— А что там по линии той девушки, Вороновой, кажется?

— Воронцовой, — поправил парня страж. — Несколько сложно судить, я еще не всеми фактами располагаю. Почему тебя это интересует?

— Дело интересное, — пояснил стажер. — Да и девушек таких еще не видел, слышал о таких только.

— Какие твои годы! — усмехнулся Малинин. — Тебе лет, кстати, сколько?

— Двадцать два.

— Нет, мне тогда тебя искренне жаль. Давно было пора с такими девушками свести теснейшее знакомство! Стольких радостей себя лишаешь, в столь юном возрасте. Такие девушки, очень страстные и изобретательные, поверь мне на слово. — Это про какую девушку вы речь ведете? — заинтересовался Самойлов.

— По делу у меня подозреваемой проходит. Судя по рассказам не самого тяжелого поведения.

— Блядь? — уточнил Седой.

— Типа того, — поморщился от такой формулировки Малинин. — Хотя, вроде как, встала на путь исправления. С парнем каким-то живет и замуж за него собирается.

— Ничего странного. Из таких девушек, когда они, наконец, перебесятся, и встретят своего избранника, очень хорошие жены получаются. Как ни странно верные и до безумия влюбленные в свои вторые половины. Правда и мужам их нелегко приходится — удовлетворять приходится всякий раз, когда ей приспичит. Иначе есть вероятность, что сорвется и снова начнет чудить!

— Хотел бы я так пострадать!

— С женой нимфоманкой?

— Ага! — довольно заулыбался Стажер.

— Это тебе сейчас так кажется. Поверь на слово, долго с такой повстречаешься и к сексу охладеешь.

— Почему?

— Когда дрочило болит, знаешь ли, не до секса! — расхохотался Седой. Стажер несколько смутился.

— Я смотрю, ты всесторонне развитая личность, — сказал Малинин. Шутка Седого вовсе не показалась ему смешной. — С разными девушками общался.

— А то, не лишал себя таких маленьких радостей, особенно по молодости лет, — подмигнул Самойлов. — Они в постели настоящие тигрицы! Но с ними у меня был только бесподобный трах, никаких серьезных отношений.

— Почему так?

— Мне всегда тихие, застенчивые девушки нравились, — неожиданно признался Седой.

— Жаль, что такое чудовище как ты, подобных скромниц не привлекает, — подколол Дмитрий.

— Это да, — рассмеялся Седой. — Хотя одну такую я все же встретил и она, в конце концов, стала моей женой.

Малинин смутился, так как не знал, что можно было сказать. Было видно, что одно воспоминание о ней причинят Седому боль.

— Тебе повезло, — мягко улыбнувшись, сказал Малинин.

— Это да, в те годы я был по-настоящему счастлив, — ответил Самойлов. И тут же улыбка его исчезла с лица. Он вытянул руку вперед, указывая в центр зала. — Смотрите, кто к нам пожаловал.

Дмитрий перевел взгляд в указанном направлении. В «Кабачок» пришел шеф, наверное, впервые за все время существования заведения. Он хоть и поддерживал почти дружеские отношения со своими подчиненными, запанибрата с ними никогда не был. Он все же начальник.

Разговоры вокруг начали стихать. Шефу уступили место, на которое он, с благодарностью, присел. Люди перестали болтать. Бармен отключил музыку. Теперь на шефа, сквозь дым, смотрело несколько десятков внимательных пар глаз.

Официант поднес ему рюмку коньяка и дольку лимона. Лишь выпив ее, шеф начал разговор.

Малинин даже поморщился от банальности произнесенных слов. Нет, все, правильно, красиво и к месту, но до того банально, что дальше просто некуда. Хотя на некоторых стражей, особенно на тех, кто успел принять больше чем нужно для поднятия настроения, речь произвела более серьезное впечатление. Ни кто не прослезился, нет, все взрослые люди. Однако на лицах этих людей появилось серьезное, сосредоточенное выражение. Им теперь только на врага укажи, и даже команды «фас» не потребуется. На клочки разорвут на общественных началах.

Закончил свою речь шеф просьбой, быть аккуратней и на рожон не соваться. Поднял рюмку водки за помин умерших. Все встали, выпили, молча, не чокаясь. Гробовая тишина провисела больше необходимой минуты. Слова были излишни. Каждый знал, что на месте погибшего мог оказаться он сам.

— Ты как?

— А? Что? — отвлекся от своих невеселых размышлений Малинин.

— Ты как, говорю, себя чувствуешь? — Седой вновь запалил сигарету, и теперь сочувственно глядел на своего собеседника. — Какой день уже на волоске ходишь.

— Да уж, вся неделя не задалась! — Дмитрий не весело улыбнулся собственной неуклюжей шутке.

Стажер, извинившись, поднялся из-за стола, и пошел в другой конец зала, где увидел своих однокашников.

— Я о другом сейчас думаю, — честно признался Малинин, подождав пока Стажер, не отойдет на достаточное расстояние.

— О жене? — предположил Самойлов и угодил в самую точку. Дмитрий только согласно кивнул головой.

Откуда не возьмись на столе появился запотевший штоф с водкой, пара рюмок, да тарелка с огурчиками.

Седой, не спрашивая, налил до самых краев. Одну рюмку толкнул Малинину.

— Да я, вроде как, не употребляю.

— Будет тебе из себя девочку строить! Сам же сказал, что сегодня выпьешь, вот и пей!

Тяжело вздохнув, Дмитрий поднес рюмку ко рту. Пить что-то крепче водки ему, в последний раз, довелось во время свадьбы.

— Ну, давай. За нас с вами, и за черт с ними! — провозгласил Седой.

Дзынькнули рюмки.

Дмитрий проглотил водку одним глотком. Водка была ледяной, будто снежок, но в следующий момент холод превратился в испепеляющий жар, который обжог гортань, и фаерболом ухнул вниз по пищеводу. Дмитрий поморщился и сквозь зубы прошипел:

61
{"b":"582964","o":1}