ЛитМир - Электронная Библиотека

Странно было другое — старик проповедовал ни на центральных улицах, перед большими скоплениями людей, а в ни чем не приметном маленьком дворике. Единственным его слушателем, до появления стражей, был худой рыжий кот, который ни как не мог придумать, где бы ему спрятаться от дождя.

Неожиданное появление старика вспугнуло не только Дмитрия. Один из стражей даже подпрыгнул от неожиданности и схватился за шпагу. Вытаскивать не стал, поняв, что опасности нет. Но кулаком старику, для острастки, погрозил.

Стражи двинулись к нужному подъезду. Двое начали обходить дом с торца, чтобы злоумышленники не смогли удрать через окно.

Только Седой остановился возле безумного и стал с интересом его изучать. Дмитрий тоже притормозил. Было интересно узнать, что в этот раз выдумал неугомонный страж.

— Конец света близок! — заунывным голосом провыл дед, увидел, что смог привлечь чье-то внимание.

— Это я уже понял, — ответил Седой. — Ты мне лучше скажи, когда именно! Или не знаешь того?

— Ведомо мне и сие. Через год, следующей осенью, Сатана вылезет из преисподней, и будет перекраивать наш мир под себя!

— Понятненько. Значит, время искупить грехи еще осталось, — задумчиво проговорил Седой. — Держи, заработал! — сказал Самойлов, и кинул старику монетку.

Как только Денис поравнялся с Малининым, тот не замедлили к нему пристать:

— У тебя совсем крыша отъехала?

— А чего такое? — удивился Седой. Он открыл дверь подъезда, пропустил вперед коллегу, а потом уже вошел сам.

— Зачем тебе понадобилось разговаривать со стариком?

— Хочу быть ко всему готовым. Старичок не так прост, как кажется. Есть в нем что-то необычное. По крайней мере, на банального психа он не очень смахивает.

— То есть ты поверил в этот бред?

— Не знаю, все может быть, — пожал плечами Седой.

Дмитрий, сам не зная зачем, выглянул на улицу в маленькое окошко между этажами. Ни какого старика уже не было…

Четвертый этаж. Ближайшая к лестнице неприметная дверь. Стражи разбежались по обеим сторонам двери.

В шлемах невозможно было понять, кто есть кто. Один из стражей, самый высокий и широкоплечий, встал напротив двери. Все знали, что сейчас он вглядывается внутрь квартиры, используя возможности шлема. В таком деле нельзя было торопиться. Любая даже самая маленькая деталь могла оказаться весьма значимой в определенный момент времени. Потому ни кто его не торопил.

Все уже обнажили оружие, кто шпагу, кто пистолет. Магическое оружие и щиты не стали активировать. Вполне вероятно, что у террористов есть артефакт, улавливающий магические возмущения. Ни к чему было сообщать им раньше времени о своем приходе — штурм должен был стать полной неожиданностью. Активировать магическую защиту можно будет в любой момент боя, если таковой случится. Первое время все атаки отразит шлем, работающий в автоматическом режиме.

Страж потыкал в дверь, и показал один палец. Все ясно, злоумышленник в квартире один, и находится в дальней от входа комнате. Значит либо спальня, либо кухня.

В подъезде стояла тишина, и лишь из одной из квартир наверху, доносилась громкая музыка. В следующую секунду подъезд обуял грохот, очень смахивающий на раскат грома — страж выломал дверь и колобком вкатился внутрь. За ним следом кинулись прочие стражи, начавшие тут же разбегаться по комнатам. Во-первых, чтобы не мешать, друг другу — квартира была не очень большой. И, во-вторых, было совсем не лишним еще раз удостовериться, что внутри никого нет.

Малинин вбежал в кухню последним. Террориста уже повязали. Он лежал на полу кулем и не подавал видимых признаков жизни. Под левом глазом у него разливался огромный, просто необъятных размеров синяк. Видимо его приложил здоровяк, первый ворвавшийся в квартиру. Если так, то парень еще легко отделался. Учитывая не хилые размеры стража, он с одного удара и убить мог.

Спрятав пистолет в кобуру, Дмитрий присел на табуретку, и принялся рассматривать задержанного. Мужчина восточной внешности, за тридцать, невысокий, щуплого телосложения, с торчащими ежиком, коротко подстриженных волос.

На кухню собрались остальные стражи, доложившие, что в квартире «чисто».

— Отлично, благодарю за работу, — сказал Денис, усаживаясь на подоконник. — Позовите ребят с улицы, пускай не отсвечивают там. Вдруг его подельники нагрянут. Пускай лучше в подъезде стоят и любопытствующих прогоняют. Всем остальным, найти понятых и приступить к обыску квартиры, соответствующий ордер мне выдали. Найдете чего интересного, зовите меня. Всем все ясно? Исполняйте.

Дождавшись пока стражи, уйдут, Седой закурил.

Дмитрий с удовольствием деактивировал шлем, и сразу почувствовал себя лучше.

Его примеру последовал Артем.

Теперь на кухне осталось четыре человека — три стража-следователя, и задержанный мужчина без сознания.

Дима достал сигареты.

— Слышь, этого растормоши, — попросил Седой, выпуская колечко дыма.

Кивнув, Малинин съездил по ребрам задержанного ногой:

— Подъем, падла!

— Какой ты суровый, — усмехнулся Седой.

— А что мне еще было делать? — удивился Дмитрий. Он подошел к коллеге и стрельнул огоньку. Умудрился где-то свою зажигалку посеять.

— Взял бы да поцеловал! Вдруг это не он, а она?! Лежит уродливый мужик, один чмок, хлоп и уже шикарная баба! — захихикал Седой.

— Я, как-нибудь в следующий раз, после тебя, — не обратил внимания на подкол Малинин.

— Смотри, — загадочно сказал Денис, — второго такого удобного случая может больше и не представиться. Локти себе потом кусать будешь!

— Придурок, — беззлобно огрызнулся Дмитрий.

— Ребят, хватить зубоскалить, — встрял Смирнов. — Он, кажется, уже в себя приходит.

— Ты гляди, какой крепкий! — удивленно сказал Самойлов. — Я думал, он еще пяток минут в ауте проваляется.

— Если его слегка окурком прижечь, он прямо сейчас на ноги вскочит, — задумчиво протянул Дмитрий.

— Нет, ты сегодня, правда, какой-то ни такой. Кровожадный слишком.

— Жизнь такая.

— Вот, а если бы поцеловался, и самому бы стало на душе легче, и нас бы повеселил!

— Убью, — меланхолично пообещал Малинин.

— Ребят, вы кто, а? — раздался испуганный голос с пола.

— Мы — оборотни в погонах. И теперь вам пришел капздец, — зло сказал Смирнов и сплюнул на пол. Вчера он, впрочем, как и все стражи, изрядно набрался. К тому же ему набили морду, опозорив перед всем народом Отдела. Опохмелиться не дали, да еще потащили, не пойми куда, обещая приключения и славу. К тому же он крайне неловко чувствовал себя в присутствии Самойлова. С одной стороны, при одном взгляде на стража — колоссальная вспышка гнева. Едва увидев лицо Дениса, его сразу же хотелось прибить. С другой стороны, чувство страха. Теперь парень начал слегка побаиваться Седого и не знал, как себя вести в его присутствии. Потому и был парень сейчас взвинчен и зол.

— Артем, ну как вам не стыдно? — с ехидцей спросил Седой. — Посмотрите себе под ноги — сразу видно, что хозяева, хоть и террористы, очень чистоплотные люди. Полы так и сверкали, пока мы не пришли. Мы же им сначала грязными сапогами все испохабили, теперь еще вот вы харкаться изволите. Не стыдно?

— Нет, не стыдно. Стояли бы возле порога теплые пушистые тапочки, я бы с удовольствием переобулся.

— Врете вы все, коллега. Пиздите, как сказали бы в народе.

Говорил он все тем же елейным голоском, и улыбался во всю мощь своей неотразимой улыбки, только обращался уже к задержанному:

— Где подельники?

— Я не понимаю о чем вы!

— Да? Не понимаешь, говоришь? Где работаете?

— Временно не работаю…

— Раз не работаешь, значит, террорист! Где твои люди?

— Я не…

Закончить предложение Самойлов ему уже не дал. Хлестко, почти без замаха он ударил его носком сапога под ребра. Ударил сильно, умеючи, да и подкованные железные носки сыграли свою роль — что-то весьма выразительно хрустнуло. Подозреваемого, силой удара, перевернуло с живота на спину.

72
{"b":"582964","o":1}