ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что, падла, будешь говорить?

— Ничего я вам не скажу! — сквозь стиснутые от боли зубы проговорил террорист.

— А если я еще раз так же спрошу, использовав все свои аргументы?

— На мне следы от побоев останутся, и тебе за это вышвырнут из рядов стражей, а то и вообще посадят! — прошипел задержанный.

— Серьезно? А у меня десять свидетелей, которые подтвердят, что побои были получены тобой во время задержания, когда ты, сволочь такая, оказывал злейшее сопротивление. Говори!

— Пошел ты!

Седой спокойно подошел к лежавшему на полу задержанному. Присел возле него на корточки. Руки задержанного, были наручниками скованы за спиной. Денису пришлось немного потормошить тело, прежде чем смог добраться до скованных рук. В следующий момент он, одним расчетливым движением, сломал мужику мизинец.

Задержанный истошно закричал от боли и неожиданности.

В кухню вбежали стражи, обыскивающие до этого квартиру. Увидев, что ничего страшного не происходит, всего лишь один из стражей решил провести форсированный допрос, разом заскучали и пошли на лестничную площадку курить.

— Это я еще, считай, за тебя толком-то и не взялся. Учти пальцев, как и времени, осталось еще предостаточно.

— А понятые?

— Понятых пока увели из квартиры. Мы же еще обыск толком и не начинали. Ты учти, следующий палец, который я тебе сломаю, будет указательный. Для тебя же это станет серьезной потерей. Не чем станет в жопе ковыряться.

— Это только ты там ковыряешься! Тебе дерут всем отделом, когда не хватает денег на ваших любимых, самых дешевых шлюх!

— Ты это типа так пошутил? Остроумно! — похвалил Седой. — Мы в детском саду так же друг друга опустить пытались. Зато идею ты мне славную подкинул. Посажу тебя в камеру с мужичками, для которых не важно, мальчик перед ними, или девочка, главное чтобы дырка была! Скажу, что ты чертов педофил и на твоем счету десяток несовершеннолетних девочек. Впрочем, нет, можно будет даже ничего не выдумывать. Сказать, что ты принимал участие в акте на кладбище, и тебе устроят такую увлекательную жизнь! Долбить тебя будут втроем-четвером, пока у тебя на месте жопы не появится туннель, в который, литровую банку можно будет просунуть. Наибесся на всю оставшуюся жизнь, это я тебе гарантирую!

Ни у кого не возникло сомнений, что Седой сделает так, как пообещал. Когда это было необходимо, он мог быть чертовски убедителен.

— Так что, будем говорить или мне тебе еще один пальчик ломать? На размышления две секунды.

— Хорошо!

— Что хорошо?

— Я все скажу!

— Здорово, только чей-то ты быстро разболтался. А как же идеалы вашей великой борьбы? Ты же всех и все предаешь!

Это действительно было странно. Слишком быстро и легко он раскололся. Обычно террористы держались до последнего. Терпели не только стандартные методы, но и под влиянием магии ничего не говорили. Предпочитали умереть, но ничего не рассказать.

— Никого я не предаю. Да и рассказывать почти нечего.

— Почти нечего — меня не интересует. Ты мне все рассказывай. Кто задумал, как осуществляли, с какой целью, где артефакт и сообщники?

— Нет сообщников. Последнего из моей группы, вот этот замочил, — террорист кивнул на Малинина. — Еще двоих маг сделал. Нас всего четверо было. Артефакт спрятан в квартире. Хотите, пойдем, покажу где.

— Это успеется. Ты нам сейчас все подробненько расскажешь, потом мы пригласим для компании понятых, и пойдем искать артефакт. Тебя как звать, террорист несчастный?

— Алишер. Можно Алик. И ни какой я не террорист.

— Кто же ты тогда?

— Наемник. Нам заплатили за то, чтобы мы использовали артефакт на вашем кладбище. Идеология тут не причем.

— То, что вы совершили, есть ни что иное, как террористический акт. Следовательно, вы, люди его совершившие, террористы. Впрочем, мне сейчас не интересна терминология, в этом суд будет разбираться. Мне интересно другое — кто заказал?

— Мне нужны гарантии.

— Какие? — небрежно поинтересовался Седой.

— Гарантии безопасности. Я все расскажу и подпишу. Окажу посильную помощь следствию. Вы меня за это сажаете в одиночную камеру, и замолвите словечко на суде.

— Что-то ты быстро раскукарекался. Не боишься, что свои достанут? — подозрительно прищурившись спросил Денис.

— Все мои уже мертвы. Заказчик же меня, похоже, кинул.

Последний аргумент убедил Седого в искренности задержанного:

— Ладно, Алишер, считай, что мы с тобой договорились. Если ты мне расскажешь все и не попытаешься обмануть, я сделаю все от меня зависящее, чтобы тебе дали минимально возможное в твоем случае наказание. Так что давай, начинай уже петь!

И Алик начал «петь». Их группа из четырех человек была достаточно известной в узких кругах наемных убийц Востока. Люди без малейших моральных принципов, не следующих ни каким признакам чести. За деньги готовы были пойти на что угодно, и шли на это. Естественно, что и заказчики, такого рода, работы находились. Теракты, кровавые убийства, когда гиб не только объект, но и посторонние люди, акты устрашения, пытки — это только начало прейскуранта предоставляемой группой услуг.

Начинали они, как самая обычная банда. Четыре бывших солдата Каманской армии. Злые, жестокие они сразу обратили на себя внимание общественности своими беспрецедентно жестокими акциями. Знающие люди предрекали им скорейшую гибель. Но они смогли выжить и оставаться в бизнесе вот уже более пяти лет. За это время их профессиональный уровень возрос на несколько порядков. К тому же за ними закрепилась слава настоящих везунчиков. Естественно, что спрос на их услуги рос, и уже очень скоро они стали обеспеченными людьми.

Теперь они брались уже далеко не за каждый заказ, выбирали лишь те, за которые платили большое количество денег. На одном из заказов они и погорели. Толи не до конца проверили объект, то ли их специально подставили, но факт остается фактом — они перешли дорогу очень серьезному человеку. Человеку настолько серьезному, с которым им самим было не справится. Сняв все деньги, которые только смогли, друзья бросились прочь из страны, в которой за их головы уже были назначены огромные деньги. Шансов уцелеть не было — та такое вознаграждение их сдала бы и собственная родня!

Потратив едва ли не все накопленное, им удалось перебраться в Российскую Империю и затаиться. Здесь с ними на связь и вышел заказчик. Он предложил весьма существенное вознаграждение за то, чтобы они всего лишь активировали артефакт на кладбище. Плевый заказ, с которым справился бы и школьник. Но все пошло не так. Ни кто из команды не должен был погибнуть. Теперь же Алишер остался один. Он стал узником квартиры, из которой носа не высовывал. Связь с внешним миром поддерживалась через заказчика, который стабильно поставлял наемнику продукты и свежие новости.

— Как вы меня вычислили? — спросил Алишер, закончив рассказ.

— Остаточное излучение от артефакта, — объяснил Малинин. — Странно, почему же его раньше не заметили?

— Излучение, вокруг артефакта блокировалось. Его вообще невозможно было заметить.

— Каким образом? — спросил Артем.

— Понятия не имею. Заказчик сказал, что меня не смогут вычислить, так как магия будет блокирована. Меня это полностью устроило — главное результат, а не механизм действия, — Алишер покрутился на полу, устраиваясь удобней. — И тут приходите вы. Кто-то снял блокировку с артефакта.

— Из этого ты сделал вывод, что заказчик тебя кинул?

— А у тебя есть иные варианты? — огрызнулся Алишер на Седого.

— Кто заказчик? — строго спросил Денис.

— Понятия не имею о его фамилии. В паспорт не заглядывал. Нам он представился Гасаном. Одну могу сказать, что человек он очень обеспеченный и хорошо образованный.

— Какие же вы профи, раз даже заказчика не проверили? — усмехнулся Смирнов.

— Мы оказались в чужой стране. Здесь у нас почти нет связей. Есть определенные знакомые, но обратиться к ним может оказаться чревато последствиями — могут и сдать. Мы прятались у вас, а деньги постепенно заканчивались. Еще бы чуть-чуть, и нам бы пришлось, как шантрапе идти в подворотне прохожих грабить, настолько все было плачевно. И тут подворачивается плевый, хорошо оплачиваемый заказ. Не было времени, желания, и, честно говоря, источников, чтобы проверять заказчика.

73
{"b":"582964","o":1}