ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему нет? Узнает о кинжале и решает его украсть, чтобы потом уничтожить за собой магические следы.

— Зачем музейному работнику устраивать террористический акт? Зачем?!

— За деньги, — Дмитрий притушил окурок о ступени лестницы. Он старался не поднимать глаз от пола, чтобы лишний раз не смотреть на бездыханное тело стажера. Страж чувствовал себя очень неуютно сейчас, обсуждая эти производственные проблемы.

— О каких деньгах может идти речь, когда у тебя в руках оказываются экспонаты, за которые можно выручить херову тучу бабок?

— Значит по убеждениям. Ты забываешь, что он смог выйти на команду наемников. Значит, был в курсе, кто они такие. И обладал необходимыми связями не только в Орде, но и у нас, чтобы быстро их вычислить и нанять для выполнения заказа.

— Не нравится мне эта версия. Зачем было оставлять жизнь единственному человеку, из-за которого все может рухнуть? Даже нет необходимости кончать Алишера своими руками. Достаточно было сообщить людям, назначившим за его голову награду, и они его сами бы устранили, в максимально короткие сроки. Загадка на загадке. Преображения еще эти. Если сегодня вечером произойдет еще одно, я уйду в отставку!

— Ладно тебе, не ворчи. Работа у нас такая вредная и противная, но делать ее все равно нужно. Дай, что ли еще сигарету! — Дмитрий закурил. Призадумался. — Слушай, какая у нас тогда получается чертовщина. Человек крадет из музея кинжал, предварительно заказав проведение теракта одной рисковой команде. Едет к ним на кладбище, трется с ними какое-то время, уничтожая любой магический след вокруг артефакта, и исчезает. Потом оказывает всестороннюю поддержку единственному выжившему из наемников, продолжая его прикрывать. При этом успевает еще побывать и на преображениях, которые к террористам с востока никакого отношения не имеют вообще. Как мы с тобой установили, вполне вероятно проводятся с одной целью — устранить конкурентов на приближающихся выборах. Нет связи между этими событиями.

— Два вопроса. Первый, какое отношение кинжал имеет к преображениям? Второй, что мешает организатору теракта взяться еще за одну работу?

Пришлось в двух словах пересказывать разговор с Сурковым.

— Так ведь это же всего лишь слух, не более, — сказал Седой, дослушав рассказ до конца.

— Тебе не кажется, что таких совпадений просто не бывает? Преображения происходят, и тут появляется артефакт с помощью которого, можно запустить весь процесс, пускай даже лишь в теории.

— С натяжкой, но твою правоту можно признать. А по второму пункту?

— Не вериться мне, что человек взялся за подготовку сразу двух дел. Мы просто не видим всей картины целиком. Это одна большая, прекрасно продуманная и проведенная операция.

Седой поморщился.

— Как-то все слишком сложно получается! Кому могу понадобиться все и сразу? Ты просто детективов начитался, когда несколько, на первый взгляд не связанных друг с другом сюжетных линий, в конце сплетаются воедино. Это жизнь, а в ней так не бывает!

— В жизни всякое бывает. Да и вообще, все просто, если смотреть с этой точки зрения. Только вот кладбище опять ни как не вписывается! — Малинин потер лоб. — Кто-то из кандидатов в мэры узнает о чудесных свойствах кинжала, и решает им воспользоваться, для устранения своих конкурентов. Либо находит, либо ранее водит знакомство с одним из музейных работников, и подбивает его пойти на кражу.

— Кладбище действительно не вписывается, — согласился Седой. — Может быть, он решил использовать кинжал в своих целях, не обращая внимания на заказчика?

— Пришли к тому, с чего начали! Так же можно говорить и о версии с двумя заказами. Сначала взялся за одно, потом выпал удобный случай и решил обделать два дела сразу. Гадать можно до бесконечности и все равно получится, что ходим кругами. Нужно ловить организатора теракта, он же таинственный похититель из музея. И трясти его, всеми доступными способами, чтобы докопаться до правды.

— Проще сказать, чем сделать.

— Ну не скажи, — отрицательно покачал головой Малинин. — Если у меня будет его портрет, то найти его станет делом нескольких минут. А мы еще художника к соседям отправим. Наверняка они его видели. Вот и посмотрим, что из этого выйдет. Шансы достаточно велики.

— Это, что вы здесь делаете?

Стражи так заболтались, что даже не заметили, как на лестнице появился еще один человек — бабушка, лет, примерно шестидесяти с хвостиком. Седые волосы заплетены в шар на затылке. На стражей она смотрела хоть и с испугом, но строго — ждала ответа. Типичная школьная учительница на пенсии. Привыкла всегда получать ответы на свои вопросы, вот и сейчас, хоть и боится, все равно не уходит, ждет, когда ей ответят.

— Я сейчас стражей позову!

— Чего нас звать, если мы уже тут? — рассмеялся Седой и продемонстрировал женщине свой значок. — Новый закон вышел не слышали?

— Нет, — отрицательно покачала головой, бывшая школьная учительница.

— Теперь без следа и следствия расстреливаем тех, кто лезет в дела следствия интереса ради, — Седой кивнул на бездыханное тело. — Он у нас первый на счету.

Бабушка посмотрела на лужу крови, которая медленным ручьем, капля за каплей, стекала по ступеням подъезда. Перевела взгляд на невозмутимого Седого, резко побледнела, и принялась орудовать ключом в замочной скважине, стараясь как можно скорее открыть дверь.

Едва бабушка исчезла у себя в квартире, Седой не весело усмехнулся:

— Нехорошо получилось.

— Да ладно ты брось! — махнул рукой Малинин. — Взрослая женщина и верит в такие сказки!

— Я не про нее, а про Стажера! Знал бы, что так получится, не полез бы к нему вчера.

— Тебе и так не стоило к нему лезть — глупость это была и мальчишество!

— Не нуди, а?

— Ты же знаешь, что я прав?

— Не упрямствуй! Какая теперь разница прав ты или нет? Все равно уже ничего не изменить, — Малинин склонил голову, соглашаясь со словами Седого. А тот продолжал, — какая нелепая, ни кому не нужная смерть. Так дурацки погиб, и никакая магия не помогла. Вот что значит эффект неожиданности и хорошая реакция. Пока наш молодой и талантливый соображал, что лучше делать, крикнуть или способности свои использовать, его успели пристрелить. Глупая смерть.

— Такое может случиться с любым из нас в любой момент. Никто не застрахован. Невозможно всегда быть начеку.

По лестнице раздались тяжелые шаги. Поднялись коронеры.

— Здорово, мужики. Это вы так начудили? — спросил один из работников морга. Молодой, улыбчивый парень, с густыми, ухоженными усами.

— Ага, мы с приятелем маньяки — мочим всяких пиздоболов. Как раз ищем кандидатуру на вторую жертву! — смерил задумчивым взглядом коронера Седой.

Парень сразу же посерьезнел:

— Один из ваших?

— Точно.

— Соболезную. Заполните бумаги, а мы его пока на носилки погрузим.

Малинин поднялся на ноги:

— Сам справишься?

— Да, мамочка.

— Я тогда пойду свежим воздухом подышу.

В этот раз, возвращаясь, домой, страж уже не нервничал. Не было таких душевных терзаний, как пару дней назад, когда, как он считал, все решает один разговор. Теперь уже все было высказано друг другу, не осталось недомолвок, оставалось лишь расставить последние точки в отношениях.

Дмитрий сам себе не мог ответить, какой исход вечера для него предпочтительнее. Расстаться навсегда, либо быть вместе. Со всей четкостью Малинин понимал, что жена ему уже не безразлична, как раньше. Он не знал, любовь это или нет. Хотя предполагал, что все же она.

С другой стороны, и расставания он тоже не боялся. Уже привык быть один, подменяя личную жизнь работой. Единственное — сын, но и с ним при разводе можно будет встречаться. Вполне вероятно, что так они даже будут видеться чаще, чем сейчас.

Измена жены Дмитрия уже почти не трогала. Не тронула бы она его и позавчера ночью, если бы, не пришлось так долго ждать возвращения супруги. Малинин был жутко злой, и тогда его это жутко ранило. Да еще и привело в бешенство. Сейчас он уже спокойно относился к этому событию. В конце концов, в момент измены, она была ему все равно, что чужая.

75
{"b":"582964","o":1}