ЛитМир - Электронная Библиотека

— Стражи просили вас подняться наверх, вроде как чего-то нашли.

— Хорошо, спасибо за информацию. А вы сами здесь кем трудитесь?

— Я уборщик.

— Понятно.

Прибежал Сергеев. Действительно прибежал — мокрый, с красной физиономией. Стоял перед стражем и все ни как не мог отдышаться. Малинина это позабавило. То строит из себя не пойми что, а то лебезит как перед «любимой» тещей. Толи, дурачок, и в самом деле думает, что Дмитрий начнет под него копать. Толи сработал рефлекс, и, по привычке начал пресмыкаться перед начальством, в лице Малинина. Хотя возможен еще третий вариант — ему самому интересно скорее узнать, как обстоят дела с ключами.

— Подождите меня здесь, — велел ему страж. Я скоро подойду.

Пришлось подниматься на верхний этаж. Эта беготня взад-вперед по ступенькам уже успела весьма измотать стража. Не любил он физические нагрузки в любом виде, предпочитая им тихую кабинетную работу.

На последнем этаже его уже ждал один из стражей.

— Что у вас? — резко спросил Малинин. Он не собирался тратить время на бесполезные расшаркивания.

— Кажется, мы нашли место, где злоумышленники пробрались в музей.

— Веди.

В отдельном месте на шестом этаже было оборудовано кафе. Несколько десятков столиков, с покоящимися на них сейчас стульями. Крыша, стены, потолок, все в нем было сделано из прочнейшего стекла. Чтобы посетители, могли любоваться видом, во время приема пищи. А вид был действительно ничего — весь город лежал как на ладони.

Наверху, в потолке, отсутствовала одна из стеклянных панелей. Вместо нее, неровными стеклянными гранями, светила клякса пролома. На полу и столиках внизу лежали осколки стекла.

Следователь постоял еще пару минут, любуясь открывшейся ему картиной, потом обратился к стоявшим неподалеку стражам:

— Воры не в этом месте в музей проникли.

— Почему?

— Слишком сложно, — пояснил страж. Ему не хотелось даром терять времени, и в другой момент он бы ушел прочь, но пока еще сам не был точно уверен в том, что сказал минуту назад. Точно знал, что если сейчас будет все раскладывать по полочкам, то картина обретет четкость. — Какая погода была сегодня ночью?

— Ненастная, — ответил один из стражей.

— Вот именно, значит, с дирижабля на крышу они не смогли бы высадиться при всем желании. Каковы шансы, что если грабители, стали взбираться по стенам вверх, их ни кто не заметил? Почти никаких. К тому же, сверху панель было бы гораздо проще снять, крепления там элементарные. Это второй факт. Третье, звон от стекла разнесся бы по всему музею, и не услышать его мог разве, что глухой.

— Но они могли воспользоваться заклинанием абсолютной тишины, — сказал самый умный из стражей.

— Они им и воспользовались, только сделали это не ночью, как кажется на первый взгляд, а вчера вечером, когда музей только закрывался. Ночью на музей наложено слишком много заклятий реагирующих на любое проявление магии. Снять их все просто не в человеческих силах. А вот вечером запросто. Первое заклинание тишины, второе молота и мы получаем, то, что у нас есть — дыра в стекле. Ложный след. Это последний этаж — подсобные помещения, сувенирные лавки да кафе. Они почти не охраняются. Сами хозяева закрывают их на ночь на ключ, а охранники заглядывают сюда, в лучшем случае, один единственный раз за всю ночь. Впрочем, я уверен, что они и этого не делают. Таким образом, с девяносто процентной уверенностью можно говорить о том, что этот пролом ни кто бы не увидел до открытия кафе. Либо, если бы специально не стали искать следы взлома.

Стражи удивленно переглянулись между собой.

— Но подобный фокус мог проделать только один из работников музея. Всех посетителей выгоняют прочь задолго до закрытия.

— То-то и оно, — согласился Малинин. — Ладно, вы здесь все зафиксируйте и непременно пригласите криминалистов. Пускай все осмотрят.

Отдав указания, Дмитрий побрел обратно, к кабинету директора музея.

Сергеев, за время отсутствия стража, успел отдышаться, и привести себя в относительный порядок. По крайней мере, теперь он дышал ровно. Цвет лица стал вполне здоровым, а не красным, да и волосы он кое-как прилизал, видимо помогая себе ладонями. О пробежке напоминали только мокрые круги под мышками да на спине.

— Откройте, пожалуйста, дверь, — сказал страж.

Сергеев склонился над замочной скважиной и принялся орудовать в ней ключом. Раздался щелчок. И.о. отступил в сторону, приглашая стража зайти в кабинет первым, что Дмитрий и сделал.

Кабинет поражал, чувствовалось, что денег в него вложили прилично. Большая комната, сделанная под дерево, и из-за обилия чучел птиц, висевших под потолком, напоминала охотничий домик. На полу дорогущий паркет, стены и потолок обшиты деревянными панелями, темного дерева. Вся мебель подобрана в цвет, и выдержана была в едином стиле с комнатой. Директор музея был охотником, о чем красноречиво свидетельствовали не только чучела животных, но и обширная коллекция оружия, висевшая на стене, по левую руку от Дмитрия, между книжными полками и картиной. В дальнем углу кабинета стоял массивный, красивый и наверняка очень дорогой письменный стол. Возле правой стены, совсем рядом с окном, стоял комод (?) с закрытыми дверцами. Почему-то Дмитрию сразу же подумалось, что он исполняет роль бара, и за дверьми прячется ряд бутылок.

И.о. щелкнул выключателем, и кабинет заполнил яркий свет, осветивший все его углы, и изгнавший прочь тень. Светильники были настолько искусно спрятаны среди деревянных панелей, что Малинин не смог, даже примерно, определить их место расположения.

Главной достопримечательностью кабинета был большой глобус. Стоял он в углу кабинета, возле окна. Диаметром был, не меньше метра. Как и все предметы в кабинете выполнен был из темного дерева, и ничуть не выбивался из общей цветовой гаммы. Выполнен, что и говорить, великолепно, на загляденье. Очень четкие линии континентов, изображения морских течений, даже самый маленький островок нашел на глобусе свое отражение. Две великие империи — Орда и Россия — а так же принадлежащие им земли, были изображены двумя разными цветами. Все надписи, обозначающие страны и континенты, выполнены готическим шрифтом. Подставкой для глобуса служили три исполинских слона, который держали на своих спинах земную твердь.

— Почему он оружие и трофеи хранил здесь, в своем рабочем кабинете, а не дома? — Спросил Малинин, прохаживаясь по кабинету.

— У него жена вегетарианка, и вдобавок резко отрицательно относится к охоте на животных. Вот ему и приходится оружие и трофеи хранить здесь, в своем кабинете, а так же в загородном домике. Там у него коллекция гораздо обширнее.

— Ты был там? — уточнил Дмитрий.

— Да, однажды, примерно пол года назад он приглашал меня на охоту, — ответил Сергеев.

Малинин не смог не отметить, что директор музея живет явно не по доходам. Мало того, что кабинет имеет роскошный, каковой себе не каждый чиновник может позволить, так еще и загородный дом имеется. Почти наверняка, за чертой аномалии. К тому же отдыхать куда-то уехал. Слишком просто будет, если именно он окажется соучастником кражи. Вряд ли человек, заработавший преступным путем, стал бы выставлять на всеобщее обозрение плоды своих нелегальных заработков. Да и Сергеев утверждает, что в загородный дом директора, они ездили несколько месяцев назад.

Дмитрий не стал тянуть кота за яйца, и напрямую поведал и.о. о своих догадках.

— Почему не по доходам? — удивился Сергеев. — Конечно, на зарплату музейного работника, так свой кабинет обставить не удастся. Но шеф наш, Игорь Иосифович, человек обеспеченный, не побоюсь этого слова, богатый. Он себе может и не такие излишества позволить.

— Откуда же ноги растут у этого богатства? — поинтересовался Дмитрий.

— Игорь Иосифович принадлежит к богатой семье — у него несколько магазинов в городе, мануфактура. Занимается пошивом одежды, который с удовольствием покупают по всей стране. Вы должны были слышать о марке «Манилов». Многие люди пользуются одеждой именно этого производства. А у отца его заключен контракт с Адмиралтейством — строит корабли для нашего отечества. Более чем выгодное занятие.

8
{"b":"582964","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология энергии
Гордость и предубеждение
Психологическое айкидо
Спасать или спасаться? Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе
Югославская трагедия
Подменыш
Непостоянные величины
Ежевичное вино
Невеста бывшего друга